Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник icon

Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник

НазваниеГайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник
страница3/33
Дата конвертации07.11.2014
Размер7.06 Mb.
ТипУчебник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
1. /Jizneopisanie Proroka Ibn Hisham.doc
2. /sira_ibn_hisham_arab.doc
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник
«Большинство из них верили в Аллаха не иначе, как присоединяя к Нему других богов» (12:106). То есть приносили клятву о единобожии не для признания моей истины, а для того, чтобы рядом со мной поставить ровню, которого я же и создал».

Жители каждого дома в дальнейшем стали держать в своих домах идола и поклоняться ему. Если кто-нибудь из них отправлялся в поездку, то он прикасался к нему перед тем, как сесть на верховое животное. Это было его последнее действие перед отправлением в путь. Когда возвращался из поездки, то снова прикасался к нему. И это было его первое действие, прежде чем войти к своим домочадцам.

Когда Аллах послал своего посланника Мухаммада с единобожием, курайшиты сказали: «Он ведь только одно божество. Это очень странно». Арабы в то время уже, помимо Каабы, имели и другие святые места. Это были храмы, которые почитали так же, как и Каабу. У них были служители и смотрители. Им приносили жертвы так же, как и Каабе, кружились вокруг них так же, как и вокруг Каабы. Возле них совершали обряд жертвоприношения. Арабы признавали превосходство Каабы над этими святынями, потому что знали, что Кааба — дом Ибрахима и его храм.

У курайшитов и кинанейцев был идол аль-Узза в местечке Нахла. Служителями и смотрителями его были сыновья Шайбана из рода Сулейма — союзников хашимитов. Идол Манат принадлежал родам аль-Аус и аль-Хазрадж, а также принявшим их религию жителям Иасриба, находился на берегу моря со стороны горы аль-Мушаллаль в Кудайде.

Ибн Хишам сказал: «Посланник Аллаха послал к этому идолу Абу Суфьяна ибн Харба, и он разрушил его». А по другой версии, он посылал не его, а Алия ибн Абу Талиба.

Идол Зу аль-Халаса принадлежал родам Даус, Хасам, Баджила и проживавшим в районе Табала арабам. Посланник Аллаха направил туда Джарира ибн Абдаллаха аль-Баджлия, и он разрушил его. Идол Фальс принадлежал роду Тайи и всем тем, кто находился рядом с ними на двух горах Тайи, то есть Сальма и Аджа.

Ибн Хишам сказал: «Мне рассказали некоторые знающие люди, что Посланник Аллаха направил туда Алия ибн Абу Талиба и он разрушил его. Он нашел в нем два меча, один из них назывался ар-Расуб, а другой — аль-Михзам. Принес он их Посланнику Аллаха, и подарил Пророк их Алию. Это так называемые два Меча Алия».
Продолжение родословной арабов
Ибн Исхак сказал: «От Мудрика ибн Ильяса родились двое мужчин: Хузайма и Хузейль. Хузайма ибн Мудрика произвел на свет четырех: Кинану, Асада, Асаду и аль-Хувна. От Кинаны ибн Кузаймы родились четверо: ан-Надр, Малик, Абд Манат и Милькан.

Ибн Хишам сказал: «Ан-Надру дали прозвище «курайш» и все его потомки стали прозываться курайшитами. А кто не является его потомком, то он не курайшит. (Говорят: «Фихр ибн Малик Курайш».) А кто является его потомком, то он — курайшит, а кто не является его потомком, то он не курайшит. Ан-Надр произвел на свет двух мужчин: Малика и Йахлуда (Ибн Хишам говорит: А также ас-Сальста»). Малик ибн ан-Надр произвел на свет Фихра.

От Фихра ибн Малика родились четыре человека: Галиб, Мухариб, аль-Харис и Асад (Ибн Хишам сказал: «И Джанада»). От Галиба ибн Фихра родились двое мужчин: Луай и Тайм (Ибн Хишам сказал: «А также Кайс ибн Галиб»). Луай н Галиб произвел на свет четырех человек: Ка'аба, 'Амира, Саму и 'Ауфа. Кааб ибн Луай произвел на свет троих: Мурру, Адия и Хасиса. Мурра произвел на свет трех человек: Килаба, Тайма и Йаказу. От Килаба родились двое мужчин: Кусай и Зухра. От Кусая ибн Килаба родились четверо мужчин и две женщины: Абд Манаф, Абд ад-Дар, Абд аль-Узза, Абд, Тахмур и Барра.

Ибн Хишам сказал: «Абд Манаф ибн Кусай произвел на свет четырех человек: Хашима, Абд Шамса, аль-Мутталиба —их мать Атика, дочь Мурры; а также Науфала, мать его, Вакида дочь Амра. Хашим ибн Абд Манаф произвел на свет четырех мужчин и пятерых женщин: Абд аль-Мутталиба, Асада, Абу Сайфия, Надлу, аш-Шифа, Халиду, Да'ифу, Рукийу, Хаййу».
Дети Абд аль-Мутталиба ибн Хашима
Ибн Хишам сказал: «Абд аль-Мутталиб ибн Хашим произвел на свет десять мужчин и шесть женщин: аль-Аббаса, Хамзу, Абдаллаха, Абу Талиба (имя его — Абд Манаф), аз-Зубейра, аль-Хариса, Хаджли, аль-Муккавима, Дирара, Абу Лахаба (имя его — Абд аль-Узза), Сафию, Умм Хаким аль-Байда, Атику, Умайму, Арву и Барру.

От Абдаллы ибн Абд аль-Мутталиба родился Посланник Аллаха — лучший из лучших сынов Адама — Мухаммад ибн Абдаллах ибн Абд аль-Мутталиб.

Его мать — Амина, дочь Вахба ибн Абд Манаф ибн Зухра ибн Килаб ибн Мурра ибн Кааб ибн Луай ибн Галиб ибн Фихр ибн Малик ибн ан-Надр (ибн Кинана).

Ее мать — Барра, дочь Абд аль-Узза ибн 'Усман ибн Абд ар-Дар ибн Кусай ибн Килаб ибн Мурра ибн Кааб ибн Луай ибн Галиб ибн Фихр ибн Малик ибн ан-Надр.

Мать Барры — Умм Хабиб, дочь Асада ибн Абд аль-Узза ибн Кусай ибн Килаб ибн Мурра ибн Кааб ибн Луай ибн Галиб ибн Фихр ибн Малик ибн ан-Надр.

Мать Умм Хабиба — Барра, дочь Ауфа ибн Убейд ибн Увейдж ибн Адий ибн Кааб ибн Луай ибн Галиб ибн Фихр ибн Малик ибн ан-Надр».

Ибн Хишам сказал: «Посланник Аллаха — самый благородный потомок Адама по знатности и самый лучший по происхождению со стороны отца и матери».
Копание источника Замзам
Рассказал нам Абу Мухаммад Абд аль-Малик ибн Хишам: «То, что рассказал нам Зияд ибн Абдаллах аль-Баккаи со слов Мухаммада ибн Исхака аль-Мутталиби, входит в число хадисов Посланника Аллаха. Он сказал: «Когда Абд аль-Мутталиб ибн Хашим спал в аль-Хиджре (в ограде Каабы), ему приснилось, что к нему пришли и приказали откопать Замзам. А это была засыпанная яма между идолами курайшитов Исаф и Наила, около алтаря, где курайшиты совершали обряд жертвоприношения. Его засыпали джурхумиты, когда уходили из Мекки. Это был колодец Исмаила сына Ибрахима, который дал ему Бог, чтобы напоить его, когда он замучился от жажды, будучи младенцем. Мать Исмаила хотела напоить его водой, но не нашла. Она встала на возвышенности ас-Сафа, обратилась к Богу с просьбой спасти Исмаила. Она пошла к горе аль-Марва и сделала то же самое. Всевышний Аллах послал Джебраила, да будет над ним мир, который ударил ногой по земле и забил фонтан. Мать Исмаила услышала голоса диких зверей и испугалась за своего сына. Она побежала к нему и обнаружила, что Исмаил двумя руками черпает воду из-под щеки и пьет. Она вскопала здесь маленький родничок».

Ибн Хишам передает: «По поводу событий, связанных с джурхумитами, их закапыванием источника Замзам, уходом из Мекки, о правлении Меккой после их ухода и до откапывания колодца Замзам Абд аль-Мутталибом нам рассказал Зияд ибн Абдаллах аль-Баккаи со слов Мухаммада ибн Исхака следующее: «Когда умер Исмаил ибн Ибрахим, смотрителем священного храма вместо него был его сын Набит ибн Исмаил до конца своей жизни, а после него стал хранителем Каабы Мудад ибн Амр аль-Джурхуми».

Ибн Исхак сказал: «Сыновья Исмаила и сыновья Набита вместе с их дедом Мудадом ибн Амром и вместе с дядьями по линии матери — из рода Джурхума. А Джурхум и Катура в то время были жителями Мекки. Они — двоюродные братья и были вынуждены покинуть Йемен. Они шли караваном. Во главе джурхумитов был Мудад ибн Амр, а во главе рода Катуры был один из них по прозвищу ас-Самайда (богатырь). Когда они пришли в Мекку, увидели город полноводный и зеленый. Он им понравился, и они остановились в нем. Мудад ибн Амр и все, кто был с ним из джурхумитов, поселились в северной окраине Мекки в Куайкиане (гора на юге Мекки) и вокруг него. Ас-Самайда вместе с родом Катура поселился в южной окраине Мекки в районе горы Аджй-ад. Мудар брал десятину с того, кто входил в Мекку с севера, а ас-Самайда брал десятинный налог с тех, кто входил в Мекку с юга. Потом роды Джурхума и Катуры стали враждовать между собой за власть над Меккой. Тогда на стороне Мудада были сыновья Исмаила и сыновья Набита, и он был правителем Каабы, один — без ас-Самайды. И начались между ними стычки. Мудад ибн Амр вышел из Куайкиана во главе своего отряда, направляясь против ас-Самайды. Ас-Самайда выступил из Аджйада с войском из верховых и пеших. Они встретились в Фадихе (местность вблизи Мекки около горы Абу Кабис), и произошло жестокое сражение, во время которого был убит ас-Самайда, и род Катуры был посрамлен поражением.

Потом люди призвали к заключению мира. Они ушли и остановились в аль-Матабихе — ущелье на северной окраине Мекки, где готовят пищу, и там был заключен мир. Власть была передана Мудаду. Когда он стал полным правителем Мекки, заколол скот и устроил для людей большой пир.

Потом по воле Аллаха распространились потомки Исмаила, их двоюродных братьев по линии матери из числа джурхумитов — смотрителей Каабы и правителей в Мекке. В этом с ними потомки Исмаила не соперничали, поскольку были их братьями, родственниками, соблюдая святость Каабы и не допуская дурных действий или боев возле нее.

Потом джурхумиты поступили дурно с Меккой, нарушили святость ее, притесняли входящих в Мекку людей из числа не ее жителей, ели мясо животных, принесенных в качестве жертв Каабе. Власть их стала слабеть. Когда увидели это люди племени Бану Бакр ибн Абд Манат ибн Кинана и Губшан из племени Хузаа, они объединились и решили воевать с ними и изгнать их из Мекки. Они объявили им войну. Состоялось сражение. Бану Бакр и Губшан победили их и изгнали их из Мекки. Во времена язычества в Мекке не терпели ни злодеяний, ни несправедливости. Если кто-либо совершал недостойный поступок, его изгоняли из Мекки. Так ушел из Мекки Амр ибн аль-Харис ибн Мудад аль-Джурхуми, взяв из Каабы две фигурки газелей, священный камень, висевший в одном из ее углов, сбросил их в колодец Замзам и засыпал. Он и тот, кто был вместе с ним из джурхумитов, отправились в Йемен. Они очень скорбели о том, что им пришлось расстаться с Меккой и с властью в Мекке.

Потом заведование Каабой перешло к роду Губшана племени Хузаа без участия племени Бану Бакр ибн Абд Манат. Непосредственно хранителем Каабы был Амр ибн аль-Харис аль-Губшани. Курайшиты в то время представляли собой разрозненные группы домов в числе своего племени Бану Кинана. Хузаиты стали заведовать храмом Кааба, наследуя старший от старшего.

Последним из них был Хулайль ибн Хабашия ибн Салуль ибн Кааб ибн Амр аль-Хузаи.

Потом Кусай ибн Килаб попросил у Хулайла ибн Хабашия руку его дочери по имени Хуба, а тот согласился и выдал ее за него. Она родила ему Абд ад-Дара, Абд Манафа, Абд аль-Уззу и Абда. Когда потомков Кусая стало много и увеличился его скот, возрос его авторитет. Хулайль погиб. Кусай решил, что он имеет больше прав на Каабу и на власть в Мекке, чем Хузаиты и Бану Бакр, считал, что Курайш — лучшая ветвь потомства Исмаила сына Ибрахима. Он поговорил с людьми из курайшитов и Бану Кинана, призвал их выгнать хузаитов и Бану Бакр из Мекки. Они согласились с ним.

Раби'а ибн Харам из рода Узры прибыл в Мекку после гибели Килаба и женился на Фатиме, дочери Саада ибн Сайала.

Зухра в то время был взрослым мужчиной, а Кусай — младенцем. Он увез ее в свою страну, а она взяла с собой Кусая. Зухра оставался в Мекке. Она родила Раби'е Ризаха. Когда Кусай достиг совершеннолетия и стал мужчиной, вернулся в Мекку и там обосновался. Когда он стал знатным в своем роде, обратился к своему брату по матери Ризаху ибн Раби'а с просьбой поддержать его и оказать содействие. Ризах ибн Раби'а вышел вместе со своими братьями Хинн ибн Раби'а, Махмуд ибн Раби'а, Джулхума ибн Раби'а — они не были сыновьями его матери Фатимы, а также вместе со следовавшими за ними людьми из племени Куда'а во время паломничества арабов. Все они собрались для поддержки Кусая.

Аль-Гаус ибн Мурр ибн Адд ибн Табиха ибн Ильяс ибн Мударр возглавлял шествие паломников с горы Арафат. После него эту должность занимали его потомки. Его и его потомков называли «суфат» — суфиями, то есть носителями шерстяных шарфов. Аль-Гаус ибн Мурр занял эту должность потому, что его мать была из племени джурхумитов и бездетна. Она дала обет Аллаху, что если она родит мужчину, то сделает его рабом Каабы и он станет обслуживать и охранять ее. И она родила аль-Гауса. Он обслуживал Каабу в первое время вместе со своими дядьями из племени джурхумитов. Он стал возглавлять шествие паломников с горы Арафат до своего места возле Каабы.

Так же делали и его потомки после него, пока не прекратился их род.

Мне рассказал Яхья ибн Аббад ибн Абдаллах ибн аз-Зубайр со слов отца своего, который сказал: «Суфии вели людей с горы Арафат и возглавляли их во время возвращения в Мекку. В день возвращения паломников из долины Мина в Мекку они приходили, чтобы бросить камушки (джумар) проклятия. Суфий бросал камень первым, и после него начинали бросать камни люди на столб. А кто очень торопился по своим делам, приходили к нему и говорили: «Встань и кинь, чтобы и мы могли бросать с тобой!» Он отвечал: «Нет, клянусь Аллахом, пока не зайдет солнце». И люди, торопящиеся по своим делам, начинали кидать в него камни и тем самым торопили его. Они ему говорили: «О горе тебе! Давай, кинь!» Он отказывал им. Когда солнце заходило, он вставал и кидал, и вместе с ним кидали и люди.

Когда они кончали кидать джумар и хотели уходить из Мены, суфии занимали обе стороны горного прохода и сдерживали людей. Они говорили: «Пропусти суфия!» И никто из людей не преступал, пока суфии не проходили. Когда суфии отходили и дорога для людей освобождалась, люди устремлялись за ними.

Так они делали, пока не вымерли. После них это дело унаследовали по мужской линии их дальние родственники — люди из Бану Саад ибн Зейд Манат ибн Тамим. От Бану Саад перешло к роду Сафвана ибн аль-Харис ибн Шиджна».

Ибн Исхак сказал: «Сафван был тем человеком, который управлял людьми во время паломничества на горе Арафат. Потом, после него, управляли его сыновья. Последним из них, которого застал уже ислам, был Кариб ибн Сафван».

Ибн Хишам сказал: «Управление людьми во время шествия на аль-Муздалифу было в руках племени Адван, как об этом рассказал мне Зияд ибн Абдаллах аль-Баккаи со слов Мухаммада ибн Исхака. Они наследовали это старший от старшего. Последним из них, которого застал ислам, был Абу Саййара Умайла ибн аль-Аазаль».

Ибн Исхак сказал: «Когда настал тот год, суфии делали так же, как и раньше. Арабы уже свыклись с этим, ибо это был привычный для них обряд во времена джурхумитов и хузаитов и их правления. К ним пришел Кусай ибн Килаб вместе со своими людьми из родов курайшитов, кинанейцев и кудаитов к аль-Акабе (горный проход) и сказал: «Мы имеем больше прав на это, чем вы». Они стали с ними драться. И состоялась между людьми ожесточенная драка. Потом суфии потерпели поражение. Кусай захватил то, что им принадлежало.

Тогда хузаиты и Бану Бакр отошли от Кусая. Они поняли, что Кусай запретит им так же, как он запретил суфиям, что он не допустит их к Каабе и к власти над Меккой. Когда они откололись от него, он рассердился и решил воевать с ними.

Против Кусая выступили хузаиты и Бану Бакр. Они сошлись, и состоялось между ними ожесточенное сражение, так что убитых было очень много с обеих сторон. Потом они пошли на мировую и решили, что их должен рассудить человек из арабов. Избрали третейским судьей Йаамура ибн Ауф ибн Кааб ибн 'Амир ибн Лайс ибн Бакр ибн Абд Манат ибн Кинана.

Он рассудил таким образом: Кусай имеет больше прав на Каабу и на правление Меккой, чем хузаиты; всю пролитую Кусаем кровь хузаитов и Бану Бакра он растирает своими ногами (то есть за них не полагается выкуп). А за пролитую хузаитами и Бану Бакр кровь курайшитов, кинанейцев и кудаитов полагается выкуп. В дела Кусая по Каабе и правлению Меккой никто не должен вмешиваться. Тогда Йаамура ибн 'Ауфа прозвали «аш-Шаддах», он был прозван так, потому что рассудил не выплатить выкуп за убитого «шадаха» — означает не уплатить выкуп за убитого.

Кусай стал хранителем Каабы и правителем Мекки. Он собрал своих сородичей со всех поселений в Мекку и провозгласил себя правителем своего народа и населения Мекки. И люди признали его правителем. Однако у арабов уже утвердилась своя религия. Кусай в душе своей считал эту религию не подлежащей изменению. Аль-Сафван, Адван, ан-Насаа и Мурра ибн Ауф твердо придерживались своей религии, пока не пришел ислам и Аллах не разрушил все это. Кусай первым из сыновей Кааба ибн Луай стал признанным своим народом правителем. Ему принадлежали ключи от храма Каабы, воды источника Замзам, право на сбор продуктов питания для паломников, он возглавлял совет старейшин племени и владел боевым знаменем. Итак, он сосредоточил в своих руках все знаки почета и власти в Мекке. Он разделил Мекку на районы и каждому роду курайшитов определил свой район или квартал. Утверждают, что раньше курайшиты боялись рубить деревья, растущие вокруг Каабы, чтобы освободить место для своих домов. Срубил рощу вокруг Каабы Кусай лично сам вместе со своими помощниками. Курайшиты стали его еще больше величать, учитывая все его заслуги перед ними, и видели доброе предзнаменование в его правлении. Никто из курайшитских женщин не могла выйти замуж, а из мужчин — жениться; курайшиты — не могли держать совет по поводу возникшей проблемы, развернуть знамя для войны против какого-нибудь другого народа, кроме как в его доме. Знамя для них разворачивал один из потомков Кусая. Когда девушки достигали совершеннолетия, сам надевал на них специальную одежду (сарафан) в своем доме, а потом в этой одежде сам приводил ее домой. Эти его обряды и традиции стали обязательными, и курайшиты придерживались их при его жизни и после его смерти. Кусай назначил клуб совета старейшин племени, сделав его дверь в сторону храма Каабы. В этом доме курайшиты совершали свои дела.

Кусай достиг преклонного возраста, и кости его уже стали слабыми. Тогда Абд ад-Дара не любили, а Абд Манаф был в почете еще при отце, и его мнение принималось во внимание во всех делах. Абд аль-Узза и Абд также стали авторитетными после него. Кусай тогда сказал Абд ад-Дару: «Клянусь Аллахом, сын мой! Я тебя сделаю таким же, как и они, хоть они и опередили тебя по авторитету. Никто из них не войдет в Каабу, пока ты не откроешь ее. Никто не развернет курайшитам знамя войны, кроме как ты своими руками. Никто из паломников не будет есть кроме как твою пищу. Курайшиты все свои дела будут решать в твоем доме». Он поручил ему свой дом совета, где курайшиты решали свои дела. Он дал ему ключи от Каабы, знамя, право на владение источником Замзам и право сбора продуктов для паломников.

Каждый год курайшиты выделяли часть своего скота и сдавали Кусаю ибн Килабу, который из него готовил пищу для паломников. Эту пищу ели бедные, неимущие люди. Эту обязанность Кусай возложил на курайшитов и при этом сказал: «О собрание курайшитов! Вы — соседи Аллаха, жители его дома, жители священной Мекки. Паломники — гости Аллаха, его жители, посетители его жилища. Это — гости, достойные всяческого гостеприимства. Готовьте им пищу и питье в дни паломничества, пока они от вас не уйдут». Они так и сделали. Каждый год часть своего скота отдавали Кусаю, который из него готовил пищу в дни паломничества в Мину. Это продолжалось так в дни язычества и до пришествия ислама. Затем продолжалось при исламе до этих дней. Это та пища, которую готовит правитель каждый год в Мине для людей, пока не закончится паломничество.
Раскол среди курайшитов
Потом сыновья Абд Манафа: Абд Шамс, Хашим, аль-Мутталиби и Науфаль решили взять то, что находится в руках Бану Абд ад-Дара, то есть то, что передал Кусай Абд ад-Дару: ключи от храма Каабы, знамя войны, источник Замзам и право на сбор скота для питания паломников. Они решили, что у них больше прав на это. Тогда между курайшитами произошел раскол. Одна группа разделяла мнение Бану Абд Манаф, считая, что у них больше прав на это, чем у Бану Абд ад-Дар, по занимаемому ими положению в своем народе. Другая группа была на стороне Бану Абд ад-Дар, считая, что нельзя у них отнять то, что дал им Кусай. Во главе группы сторонников Бану Абд Манаф стоял Абд Шамс ибн Абд Манаф, а группу сторонников Бану Абд ад-Дар возглавлял Амир ибн Хашим.

Каждая сторона заключила между собой договор, подтверждающий, что они не откажутся от своей позиции и не предадут друг друга.

Люди из Бану Абд Манаф вынесли блюдо, наполненное благовониями. Утверждают, что некоторые женщины из рода Бану Абд Манаф вынесли это блюдо для них. Они положили блюдо перед своими союзниками в храме возле Каабы. Потом люди опустили руки в него и таким образом заключили союз между собой, затем коснулись рукой Каабы, оставляя отпечатки в знак заверения.

Их стали называть аль-Мутаййабун, то есть «надушенные благовониями».

Люди из рода Абд ад-Дара также заключили союз со своими сторонниками возле Каабы, подтверждая, что они не отступятся и не предадут друг друга. Их стали называть аль-Ахлаф, то есть союзники.

Когда люди увидели, что раскол может дойти до войны, призвали к миру с таким условием, что Бану Абд Манафу будут предоставлены права на источник Замзам и сбор скота для приготовления пищи паломникам. А ключи от храма Каабы, боевое знамя и дом совета будут принадлежать, как и раньше, роду Абд ад-Дара. Так и сделали. Каждая сторона осталась довольной этим. И люди перестали готовиться к войне. Каждый род утвердился в своем союзе с другими, заключившими с ним союз. Так продолжалось до тех пор, пока не установил Аллах ислам. Посланник Аллаха сказал: «Тот союз, который был во времена язычества, был только укреплен исламом».
Союз чести
Ибн Хишам сказал: «А относительно союза чести рассказал мне Зияд ибн Абдаллах аль-Баккаи со слов Мухаммада ибн Исхака, который сказал: «Племена курайшитов призвали друг друга заключить союз. Для этого собрались в доме Абдаллаха ибн Джудаана, из-за его благородства и возраста, при котором обычно давали клятву, Бану Хишам, Бану аль-Мутталиб, Асад ибн Абд аль-Узза, Зухра ибн Килаб, Тайм ибн Мурра. Они заключили союз и закрепили его клятвой о том, чтобы не было в Мекке ни одного притесненного ее жителя, а также ни одного обиженного человека из числа пришедших в Мекку людей со стороны, за которого они не заступились бы. Курайшиты назвали этот договор союзом чести».

Ибн Исхак сказал: «Рассказал мне Мухаммад ибн Зайд ибн аль-Мухаджир ибн Кунфуз ат-Тайми, что он услышал от Тальхи ибн Абдаллаха ибн 'Ауф аз-Зухри, который сказал, что он услышал, как Посланник Аллаха говорил: «Я присутствовал в доме Абдаллаха ибн Джудана, когда был заключен тот договор, который настолько хорош, что кажется мне лучшим, чем получение в награду стада добрых верблюдов. Если бы меня призвали к такому союзу при исламе, то я бы согласился».

Рассказал мне Йазид ибн Абдаллах ибн Усама ибн аль-Хади аль-Лайси, что Мухаммад ибн Ибрахим ибн аль-Харис ат-Тайми рассказал ему, что случилась тяжба между аль-Хусейном ибн Али ибн Абу Талиб и аль-Валидом ибн Утба ибн Абу Суфьяном.

Аль-Валид в то время был эмиром Медины. Его назначил эмиром его дядя Муавия ибн Абу Суфьян. Они вели тяжбу за имущество в Зу аль-Марве (деревня в долине Вади аль-Кура). Аль-Валид оспаривал право аль-Хусейна на владение. Хусейн сказал ему: «Клянусь Аллахом! Ты поступай со мной справедливо или я возьму свой меч, потом встану в мечети Посланника Аллаха и призову к Союзу чести!» Тогда Абдаллах ибн аз-Зубейр, который был у аль-Валида, когда Хусейн сказал эти слова, произнес: «Я тоже клянусь Аллахом! Если он призовет к нему, то возьму свой меч и встану на его сторону, пока Хусейн не получит то, что ему принадлежит по праву, или мы оба умрем!»

Далее ат-Тайми рассказывает: «Я сообщил об этом аль-Мисвару ибн Михзама ибн Науфаль аз-Зухри, и он сказал то же самое. Я сообщил Абд ар-Рахману ибн 'Осману ибн Убайдуллах ат-Тайми, и он сказал то же самое. Когда дошло это до аль-Валида ибн 'Утба, он уступил Хусейну его право и тот удовлетворился».

Право на сбор скота для питания паломникам и на владение источником Замзам получил Хашим ибн Абд Манаф. Причем Абд Шамс был человеком, много путешествующим и редко бывающим в Мекке. Он был бедным, имел много детей. Хашим был богатым.

Как утверждают, когда он приходил совершать хадж (паломничество), приходил к курайшитам и говорил: «О собрание курайшитов! Вы — соседи Аллаха и жители его дома. К вам в этот сезон придут посетители Аллаха и паломники его дома. Они — гости Аллаха. Соберите для них то, из чего будете готовить для них пищу в эти дни, когда они будут вынуждены пребывать в Мекке. Клянусь Аллахом, если бы мое достояние позволяло мне это, то я бы вас не просил об этом». И каждый выделял для этого то, что он мог. Из этого готовили пищу для паломников, пока они не уходили из Мекки.

Как утверждают, Хашим был первым, кто узаконил две поездки для курайшитов — одну зимой и одну летом; и был первым, кто накормил паломников тюрей в Мекке. Его имя было Амр, а прозвали Хашимом («хашима» — разламывать хлеб для тюри) за то, что он разламывал хлеб на куски в Мекке для паломников.

Потом Хашим ибн Абд Манаф погиб в Газе на земле Сирии, занимаясь торговлей. После него право на кормление и поение паломников перешло к аль-Мутталибу ибн Абд Манафу. Он был младше Абд Шамса и Хашима, был почитаемым, уважаемым в своем народе. Курайшиты называли его аль-Файда («сама щедрость») за его честность и благородство. Хашим ибн Абд Манаф посетил Медину и там женился на Сальме, дочери Амра — одного из сыновей Адия ибн ан-Наджара. До него она была женой Ухейхи ибн аль-Джулаха ибн аль-Хариша. После него не вступала в брак из-за своего благородного происхождения. Она поставила условие: если, выйдя замуж, она возненавидит мужчину, то расстанется с ним. Она родила Хашиму Абд аль-Мутталиба и назвала его Шайба (то есть имеющим на голове клок белых волос). Хашим оставил его при ней до достижения юношеского возраста или даже старше. Потом к нему поехал его дядя аль-Мутталиб, чтобы взять его, привезти в свою страну и ввести в свой народ. Сальма ему сказала: «Я не отправлю его с тобой». Аль-Мутталиб сказал ей: «Я не уеду, пока не пойдет со мной. Сын моего брата достиг совершеннолетия, и он чужой среди чужого народа. Мы пользуемся в своем народе большим авторитетом, возглавляем многие важные начинания. Его народ, его страна и его община предпочтительнее для него, чем жизнь среди чужих». Или же, как говорят, Шайба сказал своему дяде аль-Мутталибу: «Я ее не оставлю без ее на то согласия». Она разрешила ему и подтолкнула к аль-Мутталибу, который посадил его на верблюда. И вошел аль-Мутталиб вместе с ним в Мекку, посадив его позади себя на верблюде. Курайшиты сказали: «Абд аль-Мутталиб — раб аль-Мутталиба». Он купил его». Так он был прозван Шайба Абд аль-Мутталиб.

Аль-Мутталиб сказал: «Горе вам! Ведь он — сын моего брата Хашима. Я привез его из Медины».

Потом Абд аль-Мутталиб ибн Хашим стал ведать источником Замзам и сбором хараджда после своего дяди аль-Мутталиба. Он возложил на людей и на свой народ то, что возлагали его предки на свой народ. Он был почитаем своим народом так, как не был почитаем ни один его предок. Его народ крепко полюбил. Его вес в своем народе был очень велик».
Продолжение истории источника Замзам
Ибн Исхак сказал: «Рассказал мне Йазид ибн Абу Хабиб аль-Мисри со слов Марсада ибн Абдаллаха аз-Зани, который ссылается на Абдаллаха ибн Зуйара аль-Гафики, слушавшего Алия ибн Абу Талиба, да будет доволен им Аллах, рассказывающего историю источника Замзам, когда Абд аль-Мутталиб велел вырыть его. Али ибн Абу Талиб передал, что Абд аль-Мутталиб рассказывал: «Я спал в Хиджре (место в мекканской мечети северо-западнее Каабы. — Примеч. пер.), и вот явился мне во сне дух и сказал: «Выкопай Тайбу!» Я спросил: «Но что такое Тайба?» Потом он ушел от меня. Когда настала следующая ночь, я вернулся на свое ложе и заснул на нем. Дух пришел ко мне и сказал: «Выкопай Барру!» Я спросил: «А что такое Барра?» Потом он удалился от меня. Когда настала следующая ночь, я вернулся на свое ложе и заснул на нем. Он пришел ко мне и сказал: «Выкопай аль-Маднуну!» Я спросил: «А что такое аль-Муднуна?» Потом он удалился от меня. На следующую ночь я вернулся на свое ложе и заснул на нем. Он пришел снова и сказал: «Выкопай Замзам!» Я спросил: «А что такое Замзам?»

Он отвечал: «Не истощается и не вычерпывается никогда, утоляет жажду великих паломников, находится там, куда сваливают содержимое желудка и кишок закланных животных, где гнездятся вороны и кишат муравьи».

Когда ему было объяснено, что это такое, и указано место, он понял, что это действительно так. На следующий день Абд аль-Мутталиб взял свою мотыгу и вместе со своим сыном аль-Хари-сом ибн Абд аль-Мутталибом — тогда у него не было другого сына — отправился туда и стал там копать. Когда Абд аль-Мутталибу показалась вода, он обрадовался, восхваляя Бога. Курайшиты прознали, что Абд аль-Мутталиб достиг своего.

Они пришли к нему и сказали: «О Абд аль-Мутталиб! Это колодец предка нашего — Исмаила! У нас есть на него право. Позволь нам вместе с тобой иметь право на этот колодец». Он ответил: «Я этого не сделаю. Это дело было мне поручено без вашего участия. Я был выбран из вашей среды». Они ему сказали: «Поступи справедливо с нами! Мы тебя не оставим в покое и будем вести с тобой тяжбу из-за этого колодца». Он сказал: «Выберите кого-нибудь по вашему желанию, чтобы рассудил нас, и я подчинюсь его решению». Они сказали: «Жрицу Бану Саада Хузейма». Он сказал: «Хорошо». Далее рассказывает: «Она была недалеко от Сирии. Абд аль-Мутталиб и вместе с ним люди из рода его отца из Бану Абд Манаф сели верхом и отправились туда. Туда же отправились люди из всего рода курайшитов». Далее Абу Талиб рассказывал: «Земля тогда была пустынной. Они дошли до пустынных земель между Хиджазом и Сирией. Кончилась вода у Абд аль-Мутталиба и его спутников. Они испытывали жажду и были убеждены, что погибнут. Попросили воды у находившихся вместе с ними курайшитов.

Эти им отказали. Когда Абд аль-Мутталиб увидел, что стало с людьми и что угрожает ему и его спутникам сказал: «Что будем делать?» Они сказали: «Мы поддерживаем твое мнение. Поступай, как хочешь!» Он сказал: «Я считаю, что каждый из вас должен копать себе яму по мере оставшихся сил. Как только умрет кто-нибудь, его спутники опустят тело во выкопанную им яму, потом похоронят его, пока не останется последний из вас». Они сказали: «Правильно то, что ты приказал». И каждый из них выкопал для себя яму, потом они сели и стали ждать своей смерти от жажды.

Потом Абд аль-Мутталиб сказал своим спутникам: «Клянусь Аллахом, мы сами себя обрекаем на смерть: не идем по земле и не ищем себе облегчения. Может, Аллах напоит нас в другой стране. Так давайте поедем!» Они двинулись и удалились от курайшитов, которые наблюдали за тем, что они делают. Абд аль-Мутталиб вышел вперед и сел на свою верховую верблюдицу.

Когда верблюдица вскочила с ним, из-под ее копыт забил источник пресной воды. Абд аль-Мутталиб, обрадовавшись, кричал: «Аллах велик!» Так кричали и его спутники. Потом он сошел с верблюдицы, попил воды, его спутники тоже напились.

Они сами напились и наполнили свои бурдюки водой. Потом Абд аль-Мутталиб обратился к курайшитам и сказал: «Идите к воде! Аллах нас напоил. Пейте и наполняйте свою бурдюки водой!»

Они пришли, попили и наполнили свои бурдюки водой. Потом сказали: «Клянемся Аллахом, дело решено в твою пользу, о Абд аль-Мутталиб! Мы никогда не станем оспаривать твое право на источник Замзам. Тот, кто дал тебе воду в этой пустыне, дал тебе воду и Замзам. Возвращайся к своему источнику!» Они не дошли до жрицы и перестали оспаривать его право на колодец Замзам.

Я слышал одного человека, который передавал слова Абд аль-Мутталиба. Когда Абд аль-Мутталиб решил выкопать колодец Замзам, ему было сказано:
«Потом позови к воде, обильной, не мутной,

Утоляющей жажду паломников храма Аллаха.

Пока этот источник есть,

Ничто не боится ее, ничто живое».
Когда это было сказано Абд аль-Мутталибу, он пошел к курайшитам и сказал: «Знайте! Мне было велено выкопать для вас -Замзам». Они сказали: «Тебе было указано, где это?» Он ответил: «Нет». Они сказали: «Возвращайся к своему ложу, где ты видел сон. Если это от Бога, то он укажет тебе. Если это от Дьявола, то он к тебе больше не придет». Абд аль-Мутталиб вернулся тогда на свое ложе и заснул на нем. Явился к нему дух и сказал: «Выкопай Замзам! Если ты выкопаешь его, то не раскаешься в нем. Это наследие твоего самого великого предка, он никогда не истощается и не вычерпывается, утоляет жажду великих паломников, как великая милость, не делится; в нем дают обет благодетелю, он будет наследством и прочным договором — не так, как некоторые вещи, которые ты уже знаешь. Он находится под отбросами и кровью».

Утверждают, что когда это ему было сказано, он спросил: «А где это?» Ему было сказано: «Где кишат муравьи, где завтра будет клевать ворона». И Аллах знает, что из этого было.

Утром следующего дня отправился Абд аль-Мутталиб вместе со своим тогда единственным сыном аль-Харисом и нашел то место, где был муравейник и ворона клевала землю. Это было между идолами Исафа и Наилы, возле которых курайшиты совершали обряд жертвоприношения. Он пришел с киркой и приготовился копать там, где ему было велено. Когда курайшиты увидели, с каким усердием он копает, то пришли к нему и сказали: «Ей-богу, мы не позволим тебе копать между нашими идолами, возле которых мы закалываем жертвенных животных». Абд аль-Мутталиб сказал своему сыну аль-Харису: «Защищай меня, чтобы я смог копать. Ей-богу, я продолжу делать то, что мне велено!» Когда они увидели, что он не уходит, то не стали ему мешать копать и оставили его в покое.

Недолго копал Абд аль-Мутталиб, и показалась ему вода. Он воскликнул: «Аллах велик!» и понял, что ему сказана правда. Потом Абд аль-Мутталиб устроил колодец Замзам для нужд паломников. Теперь колодец Замзам стал лучшим источником воды для паломников. Люди шли к нему, поскольку источник Замзам находился внутри священной мечети, а также поскольку он имел хорошие качества воды, потому что это был колодец Исмаила ибн Ибрахима. Этим колодцем род Абд Манафа возвысился над всеми курайшитами и над другими арабами.

Как утверждают, а там Аллах его знает, какой он дал обет, если бы у Абд аль-Мутталиба ибн Хишама, когда встретил такое отношение со стороны курайшитов при копании колодца Замзам, было десять сыновей, достигших зрелости, чтобы защитить его, то он непременно зарезал был одного из них при Каабе в качестве жертвы Аллаху. Когда постепенно увеличилось количество его сыновей и достигло десяти и когда он понял, что они в состоянии защитить его, он собрал их всех вместе и сообщил им о данном им обете. Он призвал их уплатить этот долг Аллаху.

Они повиновались ему и спросили: «А как это сделать?» Он ответил: «Пусть каждый из вас возьмет гадательную стрелу и напишет на ней свое имя. Потом принесете ее мне». Они так и сделали и принесли их ему. Он вошел вместе с ними к Хубалу в храме Каабы. Абд аль-Мутталиб сказал гадальщику: «Погадай этим моим сыновьям на их стрелах». И рассказал ему про своей обет.

Каждый сын отдал ему свою стрелу, на которой было написано его имя. Абдаллах ибн Абд аль-Мутталиб был самым младшим сыном. Он, аз-Зубейр и Абу Талиб были от Фатимы, дочери

Амра.

Как утверждают, Абдаллах был самым любимым сыном Абд аль-Мутталиба, и Абд аль-Мутталиб думал, что стрела промахнется и пощадит его.

Когда гадальщик собрал стрелы, чтобы погадать на них, Абд аль-Мутталиб встал возле Хубала и обратился с молитвой к Аллаху. Потом гадальщик погадал, и вышла стрела Абдаллаха.

Абд аль-Мутталиб взял его за руку, взял нож и пошел к Исафу и Найле, чтобы зарезать его. Тогда курайшиты обратились к нему и сказали: «Что ты хочешь, Абд аль-Мутталиб?» Он ответил: «Зарезать его». Курайшиты и сыновья его сказали ему: «Ради Бога, не режь его ни в коем случае, пока не попытаешься откупиться за него! Если ты сделаешь это, то и другие начнут закалывать своих сыновей. И кто же тогда останется?» Аль-Мугира ибн Абдаллах ибн Амр ибн Махзум ибн Наказа, а Абдаллах был его племянником по линии матери, сказал ему: «Ради Аллаха, не режь его ни в коем случае, пока не попытаешься откупиться за него. Если выкуп за него можно будет отдать нашим имуществом, то Мы жертвуем им за него». Курайшиты и сыновья Абд аль-Мутта-либа сказали; «Не делай этого! Иди с ним в аль-Хиджаз — там есть прорицательница, у которой есть дух, и спроси ее. Все зависит от тебя: если она скажет тебе заколоть его, — заколешь; если она предложит тебе выход из положения, — примешь его».

Они отправились в путь и пришли в аль-Медину. Утверждают, что они нашли ее в Хайбаре. Сели на своих верховых животных и приехали к ней. Спросили ее. Абд аль-Мутталиб рассказал ей свою историю, историю своего сына и о том, что он хотел сделать с ним, а также о данном им обете. Прорицательница сказала им: «Сегодня уезжайте от меня. Ко мне придет дух, и я спрошу его». Они уехали от нее. Когда вышли от нее, Абд аль-Мутталиб стал молиться Аллаху. На следующий день они вернулись к ней. Прорицательница сказала им: «Ко мне пришла весть. Сколько у вас дают выкуп за душу?» Сказали: «Десять верблюдов». Так и было. Сказала: «Возвращайтесь в свою страну, поставьте вашего спутника и десять верблюдов возле Каабы, потом погадайте на стрелах на него и на них. Если выйдет на него, увеличьте число верблюдов, пока ваш Бог не согласится. Если выйдет на верблюдов, то закалывайте их за него.

Это значит, что Господь ваш доволен и мальчик ваш будет спасен».

Они уехали и вернулись в Мекку. Когда решились совершить это дело, Абд аль-Мутталиб обратился с молитвой к Аллаху, всемогущему и великому. Потом кинули жребий, и стрела указала на Абдаллаха. Добавили десять верблюдов, и число верблюдов стало двадцать. Абд аль-Мутталиб обратился с мольбой к Аллаху, всемогущему и великому. Потом кинули жребий. Стрела указала на Абдаллаха. Добавили еще десять верблюдов, и число верблюдов стало тридцать. Абд аль-Мутталиб стал молиться Аллаху. Потом кинули жребий. Стрела указала на Абдаллаха. Добавили еще десять верблюдов, и число верблюдов стало сорок. Абд аль-Мутталиб стал молиться Аллаху. Потом бросили жребий, и стрела указала на Абдаллаха. Добавили еще десять верблюдов, и число верблюдов стало пятьдесят. Абд аль-Мутталиб стал молиться Аллаху. Потом кинули жребий. Стрела указала на Абдаллаха. Добавили еще десять верблюдов, и число верблюдов стало шестьдесят. Абд аль-Мутталиб стал молить Аллаха. Потом кинули жребий. Стрела указала на Абдаллаха. Добавили еще десять верблюдов, и число верблюдов стало семьдесят.

Абд аль-Мутталиб стал молить Аллаха. Потом кинули жребий. Стрела указала на Абдаллаха. Добавили еще десять верблюдов, и число верблюдов стало восемьдесят. Абд аль-Мутталиб стал молить Аллаха. Потом кинули жребий. Стрела указала на Абдаллаха. Добавили еще десять верблюдов и число их достигло девяноста. Абд аль-Мутталиб стал снова молить Аллаха. Потом кинули жребий. Стрела указала на Абдаллаха. Добавили еще десять верблюдов, и число верблюдов стало сто. Абд аль-Мутталиб стал молить Аллаха. Потом кинули жребий. Стрела указала на верблюдов. Курайшиты и присутствовавшие при этом люди сказали: «Все! Господь твой удовлетворился, о Абд аль-Мутталиб!»

Утверждают, что Абд аль-Мутталиб сказал: «Нет, клянусь Аллахом, пока не выйдет жребий три раза на верблюдов». Бросили жребий на Абдаллаха и на верблюдов. Абд аль-Мутталиб стал молить Аллаха. Стрела указала на верблюдов. Потом повторили еще раз. А Абд аль-Мутталиб продолжал молить Аллаха. Бросили стрелы, и стрела указала на верблюдов. Потом повторили в третий раз. А Абд аль-Мутталиб продолжал молить Аллаха. Кинули стрелы, и стрела указала на верблюдов. Верблюды были заколоты и оставлены. Никому не запрещали брать их мясо и никого не отгоняли от них. Ибн Хишам добавил: «Разрешили брать и зверям».

Ибн Исхак сказал: «Потом Абд аль-Мутталиб взял Абдаллаха за руку и ушел. Как утверждают, они проходили мимо некоей женщины, стоящей возле Каабы. Эта женщина была из рода Бану Асад ибн Абд аль-Узза, сестрой Вараки ибн Науфаль. Когда увидела лицо Абдаллаха, сказала ему: «Я тебе дам столько верблюдов, сколько было заколото вместо тебя. Женись на мне сейчас!» Он ответил: «Я со своим отцом и не могу идти против его воли и оставить его».

Абд аль-Мутталиб пошел дальше вместе с Абдаллахом, и пришли они к Вахбу ибн Абу Манаф ибн Зухра, который был тогда главой рода Бану Зухра и самым знатным и почитаемым человеком. И женил Абд аль-Мутталиб Абдаллаха на его дочери Амине бинт Вахб, которая тогда была самой знатной и уважаемой женщиной в роде курайшитов. Она понесла от него Посланника Аллаха. Потом ушел от нее и пришел к той женщине, которая сделала ему предложение. Сказал ей: «Что с тобой? Ты сегодня не предлагаешь мне то, что предлагала мне вчера? » Она ответила ему: «Тебя покинуло то сияние, которое исходило вчера от тебя. Сегодня нет у меня потребности в тебе». Она слышала от своего брата Вараки ибн Науфайла, который принял христианство и последовал Книгам, что есть пророк в этом народе.

Посланник Аллаха был средним в своем народе по происхождению, но самым почитаемым и уважаемым по линии отца и матери. Утверждают, что люди рассказывали, а там один Аллах знает, о том, что Амина дочь Вахба, мать Посланника Аллаха, рассказывала следующее: когда она понесла Посланника Аллаха, к ней явился во сне дух и сказал: «Ты беременна сейчас господином этой нации. Когда ты родишь его, скажи: «Поручаю его под покровительство Всеединого, чтобы защищал его от злого умысла всех завистников. Потом назови его Мухаммадом».

Вскоре Абдаллах ибн Абд аль-Мутталиб, отец Посланника Аллаха, умер, а мать Посланника Аллаха была беременна им.
Рождение Посланника Аллаха
Рассказал нам Абу Мухаммад Абд аль-Малик ибн Хишам, который говорил: «Нам рассказал Зияд ибн Абдаллах аль-Баккаи со слов Мухаммада ибн Исхака аль-Мутталиби, который сказал: «Рождение Посланника Аллаха — в двенадцатую ночь месяца рабиа аль-аввал года слона»3.

Ибн Исхак рассказывает: «Когда родила его мать, она послала за его дедом Абд аль-Мутталибом, сообщая ему: «У тебя родился внук, приходи и посмотри на него!» Он пришел и посмотрел на него. Она рассказала ему о своем видении, которое пришло к ней после того, как она забеременела, и о том, что было ей о нем сказано, как было велено назвать его. Утверждают, что Абд аль-Мутталиб взял ребенка и вошел в Каабу вместе с ним. Он обратился к Аллаху с молитвой, благодаря Его за то, что Он дал ему. Потом он вернулся к Амине и отдал ей сына. Абд аль-Мутталиб стал искать для Посланника Аллаха кормилицу. Он нашел ему кормилицу из рода Саада ибн Бакра, которую звали Халима дочь Абу Зуайба. Отцом семьи был аль-Харис ибн Абд аль-Узза; его молочным братом был Абдаллах ибн аль-Харис, а молочными сестрами были Унайса бинт аль-Харис и Хизама бинт аль-Харис по прозвищу аш-Шайма (то есть белолицая). Это прозвище заменило ей имя, и ее называли в своем народе только этим прозвищем. Упоминают, что аш-Шайма принимала участие в воспитании Мухаммада, когда он находился у них.

Рассказал мне Джахм, вольноотпущенник аль-Хариса ибн Хатиба аль-Джумахи со слов Абдаллаха ибн Джафара ибн Абу Талиба или со слов других людей. Он сказал: «Халима бинт Абу Зуайб ас-Саадийа, кормилица Посланника Аллаха, вскормившая его своей грудью, рассказывала, что она ушла из своей страны вместе с мужем, имея на руках грудного младенца, в числе женщин из рода Бану Саад ибн Бакр, желавших взять детей на воспитание. Она далее рассказывала: «Это был год засушливый, и у нас ничего не осталось. Мы все ночи не могли спать, потому что наш ребенок плакал от голода, а у меня в грудях не было молока. У нашей старой верблюдицы тоже не было молока, чтобы накормить ребенка. Однако мы хотели спастись и облегчить свое положение. Я села на свою ослицу, и мы отправились в Мекку, чтобы взять грудного младенца на воспитание. Как только кому-нибудь из нас — женщин — предлагали Посланника Аллаха, они отказывались, узнав, что он сирота. Так же было и со мной. Это потому, что мы хотели получить хорошее вознаграждение от отца младенца. Мы говорили: «Сирота?! А что же смогут дать его мать и дед?» Поэтому мы отказывались от него. Все приехавшие со мной женщины уже выбрали себе детей на воспитание. Осталась я одна. Когда мы уже собрались уехать, я сказала своему супругу: «Ей-богу, я не могу вернуться, когда все мои подружки взяли на воспитание грудного младенца. А я возвращаюсь без кого-либо. Клянусь Аллахом, я пойду к этому сироте и возьму его». Он сказал: «Нет возражений против этого. Авось, Аллах даст нам с ним благодать». Она рассказывает: «Я пошла к нему и взяла его. Я взяла его только потому, что не нашла другого. Далее рассказывает: я взяла его и вернулась вместе с ним. Когда я положила его на колени, на свое седло, мои груди наполнились молоком, и он пил молоко, пока не насытился. Вместе с ним пил и его брат, пока не насытился. Потом они оба заснули.

Мой муж подошел к нашей старой кобылице, а она была с полным выменем. Он подоил ее и выпил. Я тоже пила вместе с ним. Мы пили досыта. Ночь мы провели благополучно». Далее она рассказала: «Когда мы проснулись утром, мой муж говорит: «Знай, клянусь Аллахом, о Халима! Я взял благословенную душу». Я сказала: «Клянусь Аллахом, я надеюсь, что так будет». Далее рассказала: «Потом мы вышли, я села на свою ослицу и посадила его вместе с собой. И, клянусь Аллахом, я так быстро поехала, как могут только их ослы. Даже мои подруги стали говорить мне: «О дочь Абу Зуайба! Не скачи так быстро, подожди нас! Разве это не та ослица, на которой ты выехала?» Я отвечала им: «Да. Ей-богу, это та же ослица». Они говорят: «Клянемся Аллахом, с ней что-то случилось». Далее Халима рассказывает: «Потом мы доехали до наших жилищ в земли Бану Саад. Я более такой бесплодной земли Аллаха не знаю. Мои овцы вечером возвращались, когда мы привезли его с собой, сытыми и полными молока. Мы доили их и пили. Ни один человек не смог даже каплю молока надоить, не находя его в вымени. Оседлые люди из нашего народа говорили своим пастухам: «Горе вам! Пасите там, где пасет пастух дочери Абу Зуайба». Их овцы возвращались голодными и без капли молока, а мои овцы возвращались сытыми и полными молока. Мы продолжали получать от Аллаха прибавления и добра, пока не исполнилось ему два года и пока я не отняла его от груди. Он взрослел так, что не был похож на других мальчиков. Ему еще не исполнилось и двух лет, как он уже был похож на четырехлетнего мальчика».

Далее она рассказывает: «Мы его привезли к матери, хотя очень хотели, чтобы он оставался с нами еще, потому что мы видели, какое благо он приносит нам. Мы обратились к его матери. Я сказала ей: «Может, ты оставишь сыночка у меня до возмужания. Я боюсь, что он заболеет в Мекке». Далее рассказала: «И мы так продолжали уговаривать ее, пока она не согласилась, и мы вернулись вместе с ним.

Клянусь Аллахом, через несколько месяцев после возвращения он пас наших ягнят вместе со своим молочным братом за нашими домами. И вдруг прибежал его брат, весь взволнованный, и сказал мне и своему отцу: «На моего брата-курайшита напали двое мужчин в белых одеждах, положили его на землю, разрезали живот и начали теребить его». Мы вместе с мужем пошли к нему и нашли его стоящим с бледным лицом. Я его обняла, и обнял его отец. Мы сказали ему: «Что с тобой, сыночек?» Он ответил: «Ко мне подошли двое мужчин в белых одеждах. Положили меня на землю и разрезали мой живот. Она искали там что-то, а что я не знаю». Мы вернулись в свою палатку. Его отец сказал мне: «О Халима! Я боюсь, что с этим мальчиком что-то случилось. Так что верни его в свою семью поскорее, пока не будет явным то, что с ним».

Халима рассказывает: «И мы повезли его и приехали к его матери. Она спросила: «Почему ты привезла его, о кормилица! Ты ведь хотела, чтобы он оставался при тебе!» Я сказала: «Да, Аллах довел до зрелости моего сына, и я исполнила свою обязанность. Я боюсь, как бы с ним не случилось что-нибудь. Поэтому привезла его тебе целым и невредимым». Она сказала: «Дело было не так. Поверь мне то, что случилось!» И заставила меня рассказать ей. Она спросила: «Ты испугалась за него от дьявола?» Я ответила: «Да». Она сказала: «Нет, совсем нет! Нет у дьявола над ним власти! У моего сына что-то сверхъестественное». Я сказала: «Да». Она рассказала: «Когда я забеременела им, то увидела, что из меня вышел свет, который осветил мне дворцы Бусры на земле Сирии. Потом я понесла его. Клянусь Аллахом, я никогда не видела более легкой ноши, чем он. Когда я родила его, случилось так, что он уперся рукой о землю и поднял голову к небу. Оставь его и уходи спокойно!»

Рассказал мне Саур ибн Йазид со слов некоторых ученых людей, что несколько человек из числа сподвижников Посланника Аллаха сказали ему: «О Посланник Аллаха! Расскажи нам о себе!» Он сказал: «Хорошо. Я — призыв (мессия) Ибрахима и благостная весть брата моего Исы. Моя мать, когда забеременела мной, увидела, что из нее вышел свет, который осветил ей дворцы Сирии. Я воспитывался в племени Бану Саад ибн Бакр. Когда я вместе со своим братом пас ягнят за нашими домами, ко мне пришли двое мужчин в белых одеждах с тазом из золота, наполненным льдом. Они схватили меня и разрезали живот мой. Вытащили мое сердце и разрезали его. Вытащили из него черный сгусток крови и бросили. Потом они промыли сердце и живот мне этим льдом дочиста. Потом один из них сказал другому: «Взвесь его с десятью (человеками) из его нации!» И он взвесил меня с ними. Я перевесил их. Потом сказал: «Взвесь его с сотней (людей) из его нации!» Он взвесил меня с ними. Я перевесил их. Потом сказал: «Взвесь его с тысячей из его нации!» Я перевесил их. Он сказал: «Оставь его! Клянусь Аллахом, если ты взвесишь его со всей его нацией, он перевесит ее».

Посланник Аллаха говорил: «Не было пророка, который бы не пас овец». Его спросили: «Ты тоже, о Посланник Аллаха?» Он отвечал: «И я тоже». Посланник Аллаха своим сподвижникам говорил: «Я самый красноречивый среди вас. Я курайшит и воспитывался в племени Бану Саад ибн Бакр».

Люди утверждают, а там один Аллах знает, что его мать из племени Саад, приехав с ним в Мекку, потеряла его среди людей, когда направлялась с ним к его семье. Стала искать его и не нашла. Пришла к Абд аль-Мутталибу и сказала ему: «Я приехала с Мухаммадом в эту ночь. Когда я была на северной окраине Мекки, он затерялся. Клянусь Аллахом, я не знаю, где он». Абд аль-Мутталиб встал возле Каабы и стал молить Аллаха, чтобы вернул его. Утверждают, что нашел его Варака ибн Науфаль ибн Асад и другой человек из племени Курайш. Они привели его к Абд аль-Мутталибу и сказали: «Это твой внук. Мы нашли его на окраине Мекки». Абд аль-Мутталиб взял его и посадил на плечо. Стал ходить вокруг Каабы, моля Аллаха защитить его. Потом отослал его к матери Амине.

Мне рассказали знающие люди, что в числе причин, заставивших его мать из племени Бану Саад вернуть его матери, помимо того, что она рассказала его матери, было то, что несколько человек эфиопов-христиан увидели его с ней, когда она вернулась с ним после отнятия его от груди. Они посмотрели на него и спросили ее о нем. Вертели его, рассматривая. Потом сказали ей: «Мы возьмем этого мальчика и увезем его к нашему царю, в нашу страну. У этого мальчика необычная судьба. Мы знаем его тайну». Тот, кто рассказывал мне, утверждал, что она едва ускользнула с ним от них.

Рассказал мне Абдаллах ибн Абу Бакр ибн Мухаммад ибн Амр ибн Хазм, что мать Посланника Аллаха Амина умерла, когда Посланнику Аллаха было шесть лет, в местечке аль-Абва в пути между Меккой и Мединой. Она поехала вместе с ним к его дядьям из племени Бану Адий ибн ан-Наджар, чтобы показать его им. Она умерла, возвращаясь с ним в Мекку.

Ибн Хишам сказал: «Мать Абд аль-Мутталиба ибн Хашима — Сальма бинт Амр ан-Наджария. (Вот это и есть то родство, которое упоминает ибн Исхак у Бану ан-Наджар с Пророком.)

Посланник Аллаха оставался со своим дедом Абд аль-Мутталибом ибн Хашим. Абд аль-Мутталибу делали ложе в тени Каабы. Его дети садились вокруг его места и ждали его выхода. Никто из детей не садился на его место из-за уважения к нему. Далее ибн Исхак рассказывает: «Посланник Аллаха, когда ему было четыре года, приходил и садился на его место. Старшие братья оттаскивали его от ложа. Когда Абд аль-Мутталиб видел такое действие с их стороны, говорил им: «Оставьте моего сынка! Ей-богу, у него, видимо, будет великое дело». Потом сажал его вместе с собой на ложе и гладил его по спине. Он радовался всему, что делал Мухаммад.

Когда Посланник Аллаха достиг восьми лет, Абд аль-Мутталиб ибн Хашим умер.

Когда умер Абд аль-Мутталиб ибн Хашим, вместо него смотрителем колодца Замзам и распределителем его вод среди паломников стал аль-Аббас ибн Абд аль-Мутталиб. Тогда он был самым младшим из своих братьев по возрасту. Он оставался в этой должности до прихода ислама. Посланник Аллаха утвердил его в этой должности, чтобы он продолжал быть смотрителем колодца. Это право принадлежит роду аль-Аббаса до настоящего времени. Посланник Аллаха после Абд аль-Мутталиба жил со своим дядей Абу Талибом. Абд аль-Мутталиб, как утверждают, завещал Мухаммада его дяде Абу Талибу, потому что Абдаллах, отец Посланника Аллаха и Абу Талиб — братья по отцу и матери. Их мать — Фатима бинт Амр.
История Бахири
Потом Абу Талиб отправился с караваном в Сирию по торговым делам. Когда он готовился к поездке и уже собрался ехать, к нему привязался Посланник Аллаха. Как утверждают, Абу Талиб проявил к нему нежность и сказал: «Клянусь Аллахом, возьму я его с собой, и пусть он со мной не разлучается, и я его не покину никогда». Он взял его с собой. Вот караван остановился в Бусре на земле Сирии. Там жил в своей келье некий монах по имени Бахири. Он был ученым в делах христиан.

И вот они остановились в том году возле Бахиры. Раньше они часто проезжали мимо него. Монах с ними не разговаривал и не показывался им. Так было до этого года. Утверждают, что монах увидел из своей кельи Посланника Аллаха, когда он подъехал вместе с караваном. Над Мухаммадом стояло облако и прикрывало его своей тенью, выделяя его среди других людей.

Далее Ибн Исхак рассказывает: «Потом они подъехали и остановились в тени дерева недалеко от монаха: он посмотрел на облако, а его тень упала на дерево, и склонились ветки дерева над Посланником Аллаха, укрывая его своей тенью. Когда увидел это Бахири, вышел из своей кельи. Потом он послал к ним человека со словами: «Я для вас приготовил пищу, о собрание курайшитов! Я хочу, чтобы вы все пришли — малый и старый, раб и свободный». Один из них сказал ему: «Клянусь Аллахом, о Бахири! С тобой что-то случилось сегодня. Ты этого не делал для нас раньше, хотя мы много раз проезжали мимо тебя. А что с тобой произошло сегодня?» Бахири ему ответил: «Ты прав. Было так, как ты говоришь. Но вы — гости. Я захотел оказать вам гостеприимство, приготовить для вас пищу, чтобы вы все съели ее». Они собрались у него, а Посланник Аллаха отсутствовал среди своих сородичей, поскольку был мал еще и остался среди седел под деревом. Когда Бахири посмотрел на людей и не увидел той особенности, которую узнал и обнаружил у Мухаммада, сказал: «О собрание курайшитов! Никто из вас не должен отсутствовать за моей трапезой». Они сказали ему: «О Бахири! Никто из нас не отсутствует из тех, кто должен прийти к тебе, кроме мальчика, самого маленького среди нас по возрасту. Он остался среди седел». Бахири сказал: «Не делайте так! Позовите его, пусть присутствует за этой трапезой вместе с вами».

Один из курайшитов вместе с другими людьми воскликнул: «Клянусь аль-Латом и аль-Уззой, какая низость с нашей стороны отставить сына Абдаллаха ибн Абд аль-Мутталиба от трапезы». Потом он пошел к нему, обнял его, привел и посадил вместе с людьми. Когда Бахири увидел его, стал очень внимательно рассматривать, ища те особенности и признаки, которые, как он знал, должны быть на нем. Когда люди закончили трапезу и разошлись, Бахири подошел к нему и сказал: «О мальчик! Ради аль-Лата и аль-Уззы ответь мне на то, о чем я тебя спрошу». Бахири обратился к нему с такими словами, ибо слышал, как люди, пришедшие вместе с Мухаммадом, клянутся этими двумя именами. Утверждают, что Посланник Аллаха сказал: «Не спрашивай меня ради аль-Лата и аль-Уззы ни о чем. Клянусь Аллахом, я ничего другого ненавижу больше их двоих». Бахири сказал: «Так, ради Бога, ответь мне на то, о чем я тебя спрошу!» Мухаммад ему ответил: «Спрашивай меня о чем угодно». И начал Бахири спрашивать его о вещах, касающихся его состояния: о его сне, внешности, делах. Посланник Аллаха стал отвечать ему. И это совпадало с тем, что знал Бахири о его особенностях. Потом он рассмотрел его спину и увидел печать пророчества между его плечами на том месте, на котором она должна была быть по его сведениям. (Ибн Хишам сказал: и была она как след ножика, посредством которого пускают кровь.)

Когда закончил, подошел к его дяде Абу Талибу и сказал ему: «Кем приходится этот мальчик тебе?» Ответил: «Мой сын». Бахири сказал ему: «Он не твой сын. У этого мальчика не должен быть отец живым». Сказал: «Он сын моего брата». Сказал: «Ты сказал правду. Возвращайся с сыном твоего брата в его страну. Береги его от иудеев. Ей-богу, если увидят его и узнают от него то, что я узнал, то непременно будут стремиться нанести ему зло. Поистине, у сына твоего брата великое дело. Торопись с ним в его страну!».

Дядя Мухаммада Абу Талиб поспешил уехать с ним и привез его в Мекку, когда закончил свои торговые дела в Сирии. Посланник Аллаха становился юношей, а Аллах Всевышний охранял его, защищал и оберегал от гнусностей язычества, желая передать ему свою милость и поручить ему высшую миссию. Когда он достиг зрелости, был самым лучшим и самым мужественным человеком в своем народе, самым нравственным, самым достойным, самым лучшим соседом, самым кротким, самым правдивым, самым верным и самым далеким от распутства и дурных нравов, которые оскверняют мужчин. Его называли не иначе как «аль-Амин — верный», поскольку Аллах собрал в нем все благородные качества.

Как мне говорили, Посланник Аллаха рассказывал о том, как Аллах опекал его в детстве, а также о своем невежестве. Пророк рассказывал: «Я вижу себя среди мальчишек из племени курай-шитов. Мы таскаем камни такие, какими играют мальчики. Все мы были голые, ибо в набедренных повязках таскали камни. Я бегал вместе с ними в таком виде туда-сюда. И вдруг кто-то невидимый очень больно ударил меня кулаком в спину и приказал:

«Завяжи на себе набедренную повязку!» Я взял и завязал ее и стал носить камни на спине, а повязка была на мне в отличие от моих сверстников».
Война аль-Фиджар
Ибн Хишам рассказал: «Когда Посланник Аллаха достиг 14 или 15 лет, вспыхнула нечестивая война между курайшитами и их союзником — племенем Кинана, с одной стороны, и племенем Кайс Айлан — с другой. Причиной возникновения войны было то, что Урва ар-Раххаль взял под свою защиту караван верблюдов, везущих шелк и мускус и принадлежащих ан-Нугману ибн аль-Мунзиру. Тогда к нему обратился аль-Баррад ибн Кайс, один из людей племени Бану Кинана: «Ты защищаешь его от кинанейцев?» Ответил: «Да. И ото всех». Караван возглавлял Урва ар-Раххаль. За ним подкрадывался аль-Баррад, ожидая застигнуть его врасплох. Когда караван дошел до местечка Тайман Зи Галляль в районе аль-Алия, Урва ослабил свое внимание.

Тогда на него напал аль-Баррад и убил его. А это было в запретном (священном) месяце. Поэтому назвали это аль-Фиджар — то есть нарушение запрета».

Пришел какой-то человек к курайшитам и сказал: «Аль-Баррад убил Урву». А у них был священный месяц, и были они на ярмарке в Указе. Курайшиты уехали. А люди племени Хавазин не знали об этом. Потом эта весть дошла до них, и они погнались за ними. Настигли их до того, как они вошли в Мекку. Стали драться, пока не наступила ночь. Вошли в Мекку.

Люди племени хавазин отстали от них. Потом, после этого Дня, происходили стычки между ними в течение многих дней. Люди собирались вокруг каждого предводителя из племени курайшитов и кинанейцев, а также вокруг каждого предводителя Племени Кайс. Посланник Аллаха стал свидетелем этого сражения в течение нескольких дней. Его взяли с собой дядья. Посланник Аллаха говорил: «Я отражал стрелы щитом, защищая своих дядьев».

Ибн Исхак сказал: «Когда разразилась война аль-Фиджар - нечестивая война, Посланнику Аллаха было 20 лет. Эту войну назвали так потому, что эти два племени, Кинана и Кайс Айлан, нарушили, начав войну, законы священного месяца. Предводителем курайшитов и племени Кинана был Харба ибн Умайма ибн Абд Шамс. В начале дня победа была на стороне племени Кайс над племенем кинана. Когда наступила середина дня, победа была на стороне племени Кинана над племенем Кайс».
История женитьбы Посланника Аллаха на Хадидже
Ибн Хишам сказал: «Когда Посланник Аллаха достиг 25 лет, он женился на Хадидже дочери Хувейлида».

Ибн Исхак передал: «Хадиджа бинт Хувейлид была женщиной, занимающейся торговлей, пользовалась почетом и имела достаток. Она нанимала мужчин для ведения своих дел. Она давала им товар на продажу и оставляла им часть прибыли. Курайшиты были торговыми людьми. Когда до нее дошли слухи о Посланнике Аллаха, его правдивости в разговоре, огромной честности и благородстве нравов, она послала за ним. Хадиджа предложила Мухаммаду поехать с ее товаром в Сирию и продать его. Она даст ему самый большой процент, больший, чем кому-либо давала раньше. Он должен взять с собой ее слугу по имени Майсара. Посланник Аллаха принял ее предложение и поехал с ее товаром. Вместе с ним поехал и ее слуга по имени Майсара. Мухаммад приехал в Сирию.

Посланник Аллаха остановился в тени дерева вблизи кельи одного из монахов. Монах внимательно посмотрел на Майсару и спросил его: «Кто этот мужчина, который остановился под тенью этого дерева?» Майсара ответил ему: «Этот мужчина из племени Курайш, житель Мекки». Монах ему сказал: «Никто не останавливался под этим деревом никогда, кроме Пророка». Потом Посланник Аллаха продал свой товар, который привез, и купил то, что хотел. Потом отправился с караваном в Мекку вместе с Майсарой. Как утверждают, в полуденный зной, когда особенно усиливалась жара, Майсара видел двух ангелов, которые прикрывали от солнца Мухаммада, ехавшего на верблюде. Когда Мухаммад приехал в Мекку к Хадидже с ее товаром, она продала товар, привезенный им. И сумма товаров почти удвоилась.

Майсара передал Хадидже разговор, состоявшийся у него с монахом, рассказал и об ангелах, прикрывавших Мухаммада тенью. Хадиджа была женщиной решительной, благородной, умной и великодушной в той степени, в которой пожелал Аллах. Когда Майсара рассказал ей о том, что произошло, Хадиджа послала за Посланником Аллаха и сказала ему, как утверждают: «О сын дяди! Я захотела тебя из-за твоего родства, из-за уважения, которым ты пользуешься в своем народе, из-за твоей честности, высокой нравственности, правдивости твоих слов». Потом она предложила ему жениться на ней. Тогда Хадиджа была самой лучшей женщиной курайшитов по происхождению и самой уважаемой и самой богатой. Любой ее родственник не прочь был бы получить все ее достоинства, если бы мог, женившись на ней.

Когда она сказала это Посланнику Аллаха, он рассказал об этом своим дядьям. Вместе с ним пошел его дядя Хамза ибн Абд аль-Мутталиб и зашел к Хувейлиду ибн Асаду. Он сосватал ее за него, и Мухаммад женился на ней.

Ибн Хишам сказал: «И назначил он за нее калым в двадцать молодых верблюдиц. Хадиджа была первой женщиной, на которой женился Посланник Аллаха, и он не взял в жены никого, кроме нее, пока она не умерла, да будет доволен ею Аллах».

Ибн Исхак сказал: «Она родила Посланнику Аллаха всех его Детей, кроме Ибрахима: аль-Касим (его именем называли Мухаммада то есть Абу аль-Касим — отец Касима), ат-Тахир, ат-Таййиб, Зайнаб, Рукаййа, Умм Кульсум, Фатима. (Ибн Хишам сказал: самым старший его сын — это аль-Касим, потом ат-Таййиб, потом ат-Тахир. Самая старшая дочь — Рукаййа, потом Зайнаб, потом Умм Кульсум, потом Фатима.) Аль-Касим, ат-Таййиб и ат-Тахир умерли до пришествия ислама. А все дочери его дожили до прихода ислама, стали мусульманками и вместе с ним переехали из Мекки в Медину.

Ибн Хишам сказал: «А что касается Ибрахима, то его мать — Мария, бывшая наложница Пророка, которую подарил ему аль-Мукаукас (титул правителя в Египте) из деревни Хафна в области Ансина в Верхнем Египте».

Ибн Исхак сказал: «Хадиджа бинт Хувейлид уже передала Вараке сыну Науфала, который был сыном ее дяди и был христианином, читал Писание и познал науку, рассказ своего слуги Май-сары о разговоре с монахом, о том, что он увидел, когда два ангела прикрывали его тенью. Варака сказал: «Если все это правда, о Хадиджа, то Мухаммад — пророк этой нации. Я знал, что ожидается приход пророка в этот народ. Это его время». Или как сказал Ибн Исхак: «Варака стал с нетерпением ждать этого и говорить: «Когда же будет это?»
Перестройка Священной Каабы
Когда Посланник Аллаха достиг 35 лет, курайшиты собрались перестроить Каабу. Они намеревались покрыть ее крышей, потому что боялись ее разрушения. Она представляла собой сложенные друг на друга скальные камни выше человеческого роста. Они хотели поднять ее и сделать над ней крышу, потому что некоторые люди украли сокровища Каабы. Они обычно хранились в колодце внутри Каабы. Сокровища нашли у Дувейки, вольноотпущенника рода Бану Мулайх ибн Амр из племени Хуза'а. (Ибн Хишам сказал: «Курайшиты отрубили ему руку».) Море выбросило на берег вблизи Джирды корабль одного из купцов Византии. Корабль разбился. Взяли из него деревянные части, чтобы сделать из них крышу для Каабы. В Мекке был некий копт — плотник. Он изготовил для них то, что им нужно было. Из колодца Каабы выходила змея, туда бросали каждый день пищу для нее. Змея грелась на солнце на стене Каабы, и они ее почитали. Кто бы к ней ни приближался, она поднимала голову, шипела и открывала пасть. Они ее боялись.

Однажды змея, как обычно, выползла и грелась на солнце на стене Каабы. Аллах послал к ней птицу. Она схватила змею и унесла ее. Курайшиты сказали: «Мы надеемся, что Аллах согласился с тем, что мы хотим сделать. У нас есть хороший работник. У нас есть дерево. Аллах избавил нас от змеи».

Когда решили разобрать ее и вновь построить, Абу Вахб ибн Амр подошел и снял с Каабы один камень. Камень соскочил с его руки и вернулся на свое место. Он сказал: «О собрание курайшитов! Используйте в ее строительстве только то, что вами добыто добром. Нельзя использовать в ее строительстве то, что добыто неправедным путем, ростовщичеством и притеснением кого-нибудь из людей».

Потом курайшиты разделили Каабу: выломать дверь выпало на долю Бану Абд Манаф и Зухры; место между Черным углом и Йеменским утлом — на долю Бану Махзум и племенам курайшитов, которые к ним присоединились. Задняя часть Каабы досталась племенам Бану Джумах ибн Амр и Сахм ибн Амр. А место аль-Худжр пришлось на долю Бану Абд ад-Дар, Бану Асад, Бану Адий, а вся эта часть называется аль-Хатим. Потом люди испугались разрушить ее. Аль-Валид сын аль-Мугиры сказал: «Я первый начну разрушать ее». Он взял кирку, потом подошел к Каабе, говоря: «О Боже! Мы хотим только добра!» Потом он разрушил ее со стороны двух углов. Люди выжидали в эту ночь. Они сказали: «Посмотрим, если с ним что-то случится, то ничего не будем разрушать и вернем все, как было. Если же с ним ничего не случится, это значит, что Бог согласен с нашим действием, и мы разрушим». Аль-Валид встал после ночи и отправился на свою работу. И он стал разрушать и вместе с ним начали разрушать и другие люди, пока не разрушили до фундамента, заложенного Ибрахимом. Дошли до зеленых камней, похожих на горб верблюда, как бы спаянных друг с другом.

Мне рассказали, что курайшиты обнаружили в колонне Каабы Письмо на средне ассирийском языке и не знали, что это такое, пока не прочитал его им один иудей. Вот оно: «Я Бог, владетель Мекки. Я создал ее в день, когда создал небеса и землю, засветил солнце и луну. Я окружил ее семью чистейшими ангелами. И она будет, пока будут стоять две горы ее. Благословение жителям ее в воде и молоке».

Мне рассказали, что они нашли в месте в храме под названием аль-Макам письмо, в котором было написано: «Мекка — священный дом Аллаха. К ней пища придет тремя путями, которых не разрешит первый из ее жителей».

Потом племена курайшитов собрали камни для строительства Каабы. Каждое племя собирало камни отдельно. Потом они построили ее, пока строительство не дошло до Черного камня. Они заспорили из-за него: каждое племя хотело поднять его на свое место без других племен. Начали вести переговоры, договариваться и подготавливались к войне. Люди из племени Бану Абд ад-Дар принесли сосуд, наполненный кровью. Потом племена Абд ад-Дар и Адий заключили между собой договор выступать вместе вплоть до смерти, опускали руки в этот сосуд с кровью и облизывали. Отсюда стали их называть «облизывающие кровь». В таком положении курайшиты провели четыре или пять суток. Потом они собрались в мечети и стали советоваться и спорить. Некоторые рассказчики утверждают, что Абу Умаййа ибн аль-Мугира, который был в том году самым старшим по возрасту среди всех курайшитов, сказал: «О собрание курайшитов! Пусть рассудит вас первый вошедший в дверь этого храма». Они так и сделали. Первым вошедшим человеком был Посланник Аллаха. Когда они увидели его, сказали: «Это — Правдивый. Мы согласны. Это — Мухаммад». Когда он подошел к ним, ему рассказали об этом деле. Мухаммад сказал: «Принесите мне ткань!»

Ему принесли ее. Он взял Черный камень и положил его на ткань своими руками. Потом сказал: «Пусть каждое племя возьмется за одну из сторон ткани, и потом поднимите его все вместе». Они так и сделали. Когда донесли камень на свое место, Мухаммад положил его своими руками в стенку и обмазал его раствором.
Рассказ об аль-Хумсе
Я не знаю, то ли до года слона, то ли после него у курайшитов появилась идея «Аль-Хумс» — твердости веры, истинной религии. Они сказали: «Мы потомки Ибрахима, жители святыни, хранители дома Аллаха, основателя Мекки, и ее жители. Нет ни у кого из арабов такого права, как у нас, и такого достоинства, как наше. Не почитайте никакое другое место так, как вы почитаете этот храм. Если вы сделаете это, то арабы будут относиться с пренебрежением к вашей святыне». И сказали: «Они почитали другие места так же, как почитали этот храм. Перестали стоять на горе Арафат и шествовать с нее в Мину, хотя знали и сознавали, что это обряды, паломничество и религия Ибрахима; они призывали остальных арабов к восшествию на гору Арафат и шествию с него в Мину». Они говорили: «Мы жители святыни и не должны выходить за рамки запретного и не должны почитать ничего другого, как мы почитаем эту святыню. Мы «аль-Хумс» — истинно верующие, а истинно верующие — жители святыни». Потом они превращали вновь родившихся арабов в таких же истинно верующих, как они сами, разрешая им то, что было им разрешено и делая запретным им то, что было запретно для них. Племена Кинана и Хузаа приняли вместе с ними эту религию.

Потом они выдумали такие вещи, которых раньше у них не было. Они говорили: «Истинно верующим («аль-Хумс») не полагается есть творог из молока овец и топить масло. Они запретны. И не должны входить в дом из шерсти, должны защищаться от солнца только под покровом из кожи, пока они не запретны».

Потом они пошли еще дальше в этом и сказали: «Жители других мест не должны есть пищу, приносимую с собой в Мекку, если они приходят совершать паломничество в его или в другое время года. Они должны совершать обход Каабы только в одежде аль-Хумса (то есть истинно верующих). Если не найдут ничего из этой одежды, то должны совершать обход голыми. Если кто-то из благо-Родных людей, мужчина или женщина, не найдет себе одежды аль-Хумса и совершит обряд в своей одежде, то он должен скинуть ее после совершения обхода и потом не пользоваться этой одеждой, не прикасаться к ней — ни он сам, ни кто-либо другой». Арабы называли такую одежду «лака» — заброшенная. Курайшиты призывали к этому арабов, и арабы восприняли это. Они стали восходить на гору Арафат, шествовать с нее в Мину, обходить вокруг Каабы голыми. Мужчины совершали обход голыми, а женщины снимали всю одежду, кроме рубахи с разрезом, и совершали обход в ней.

Так они делали, пока Всевышний Аллах не послал Мухаммада. И сниспослал ему, когда укрепился, религию свою. Установил для него законы паломничества.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33




Похожие:

Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconСтрахование: теория и практика
Абрамов Виктор Юрьевич кандидат юридических наук, директор правового департамента ОАО "сак "Энергогарант"". Автор пяти книг и более...
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconРеферат по Истории сми IV курса заочного отделения
Выдающийся русский репортер Владимир Алексеевич Гиляровский почти неизвестен обывателям, однако, в свое время, это был непревзойденный...
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconПериодизация истории шведского языка Fornsvenska (до 1526)
Но даже в более поздний период скандинавские языки зачастую не воспринимаются как отдельные
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconКнига сновидений Издательство «Образование Культура» Санкт-Петербург
Художник В. Золотухин Автор художественного исследования в жанре «психоаналитической исповеди сновидца» журналист, более 17-ти лет...
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconПамятка для младшего возраста прохоровка 2010 от составителя
Поэтому так легко и просто он общается со страниц своих произведений с юными читателями. Владислав Шаповалов автор более 20 книг....
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconВиктор Николаевич Тростников Понимаем ли мы Евангелие?
Виктор Николаевич Тростников (род. 1928 г.), писатель, ученый, философ. Профессор Российского Православного Университета им св. Иоанна...
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconК вопросу 1
Все современные славянские языки делятся на 3 группы: южнославянскую (болгарский, сербско-хорватский, македонский и словенский языки),...
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconУчебник для начинающих часть I
Автор известных книг «Системные языки мозга», «За семью печатями», «Утраченная мудрость», «Разгадка Ноева ковчега», серии журнальных...
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconПрограмма по русскому языку под редакцией В. В. Бабайцевой. Справочники, словари по русскому языку
Учебник Бабайцева В. В., Чеснокова Л. Д. Русский язык. Теория. 5-9 классы. Пименова С. Н. Русский язык. Практика. 6 класс
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconАлександр либиэр координаты в Интернете
Каждый исследователь, который обращался к подобной тематике, понимал это. Поэтому мы имеем не столь большой выбор книг, посвященных...
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconУчебник Допущено Учебно-методическим объединением по классическому университетскому образованию в качестве учебника для студентов высших учебных заведений
Охватывает все более узкую сферу социальной жизни и играет все более ограниченную роль в ней. Дюркгейм таким обра­зом вводит в социологию...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©cl.rushkolnik.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы