Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник icon

Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник

НазваниеГайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник
страница8/33
Дата конвертации07.11.2014
Размер7.06 Mb.
ТипУчебник
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   33
1. /Jizneopisanie Proroka Ibn Hisham.doc
2. /sira_ibn_hisham_arab.doc
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник
«Пусть пропадут обе руки Абу Лахаба, и пусть он сам пропадет!» (111:1).

Так продолжалось два или три года, пока они не устали бороться. К ним приносили вещи тайком, скрывая их, те из курайшитов, кто хотел поддерживать с ними связь. Как упоминают, Абу Джахль ибн Хишам встретил Хакима ибн Хизама ибн Хувайлида. Вместе с ним мальчик нес пшеницу для его тетки Хадиджи бинт Хувайлид, супруги Посланника Аллаха, которая жила вместе с ним в той лощине. Абу Джахль привязался к нему и сказал: «Ты несешь пищу роду Хашима? Ей-богу, ни ты, ни твоя пища не дойдут — я тебя опозорю на всю Мекку!»

К нему подошел Абу аль-Бахтари ибн Хишам и сказал: «Почему ты к нему пристаешь?» Ответил: «Он несет пищу роду Хишама». Абу аль-Бахтари сказал: «Эта пища принадлежала его тетке. Она послала за ней. Ты запретишь ему приносить ей пищу, которая принадлежит ей? Освободи дорогу человеку!»

Абу Джахль отказался, и тогда один из них обругал другого.

Абу аль-Бахтари схватил челюсть верблюда и ударил его этой челюстью. Рассек Абу Джахля до крови и сильно пнул его ногой. А Хамза ибн Абд аль-Мутталиб находился недалеко от них и видел все это. Они не хотели, чтобы весть об этом дошла до Пророка и его сподвижников и обрадовала их. А Пророк в таком положении призывал свой народ ночью и днем, тайно и явно, рассказывая о вере в Аллаха, не боясь при этом никого из людей.

Когда Аллах защитил Пророка от курайшитов и на его защиту встали его дядья и родственники из родов Хашима и аль-Мутталиба, курайшиты отказались от мысли напасть на него (они злословили о нем, насмехались над ним, спорили с ним). И начали приходить откровения из Корана относительно курайшитов и их событий, тех, кто выступал против Пророка.

В Коране Аллах упоминал их в целом словом «неверные».
Откровения в Коране о курайшитах
В числе тех курайшитов, которые упоминаются в Коране, нам называли дядю Пророка Абу Лахаба ибн Абд аль-Мутталиба и его жену Умм Джамиль Хаммала аль-Хатаб (мать Джамила, несущая дрова), Всевышний Аллах назвал ее «несущей дрова» потому, что она, как дошло до меня, приносила шипы и разбрасывала их на дороге Пророка, когда он проходил. Всевышний Аллах ниспослал о них следующее откровение: «Пусть пропадут обе руки Абу Лахаба, и пусть он сам пропадет! Не поможет ему его богатство и то, что приобрел. Будет он гореть в огне пламенем, и жена его тоже — несущая дрова, на шее у нее веревка из пальмовых волокон» (111:1—5).

Ибн Исхак сказал: «Мне рассказали, что Умм Джамиль Хаммала аль-Хатаб, когда услышала о том, что говорится о ней и о ее муже в Коране, пришла к Посланнику Аллаха, который сидел в мечети возле Каабы вместе с Абу Бакром ас-Сиддик. Она держала в руке камень размером с кулак. Когда встала над ними, Аллах отнял у нее зрение, чтобы не видела Пророка, так что она видела только одного Абу Бакра. Сказала: «О Абу Бакр! Где твой друг?

До меня дошло, что он насмехается надо мной. Ей-богу, если я найду его, то разобью ему рот этим камнем! Я ведь, ей-богу, поэтесса!» Потом произнесла:
«Мы порочного избили,

Дело его отвергли,

Религию его возненавидели!»
Потом она ушла. Абу Бакр сказал: «О Посланник Аллаха! Как ты думаешь, она увидела тебя?» Ответил: «Она не увидела меня. Аллах отвел ее взгляд от меня».

Ибн Хишам сказал, что ее слова «религию его возненавидели» у Ибн Исхака отсутствуют.

Ибн Исхак сказал, что курайшиты называли Пророка порочным, потом обзывали его плохими словами. Пророк говорил: «Разве вас не удивляет то, что Аллах отводит от меня зло курайшитов, когда они поносят, обзывают словом «музаммам» — порочный, в то время как я Мухаммад — хвалимый».

А Умаййа ибн Халаф, когда видел Пророка, начинал поносить его, обзывать всякими дурными словами. О нем в Коране Аллах сказал: «Горе всякому хулителю-поносителю, который собрал богатство и пересчитал его, думая, что богатство дает ему вечность. Нет, никогда! Он будет ввергнут в ад! А откуда тебе знать, что такое ад? Это огонь Аллаха воспламененный, который вздымается над сердцами! Он над ними воздвигнут сводом на колоннах вытянутых» (104:1—9).

А также об аль-Ас ибн Ваиль ас-Сахми. Хаббаб ибн аль-Аратту, сподвижник Посланника Аллаха, был кузнецом в Мекке, ковал мечи. Он продавал мечи аль-Асу ибн Ваилу, который задолжал ему. Он пришел к нему за долгом. Аль-Ас сказал ему: «О Хаббаб! Правда ли, что ваш приятель Мухаммад — тот, религии которого ты придерживаешься, — утверждает, что в раю есть сколько хочешь золота, серебра, одежды и слуг?» Хаббаб ответил: «Да». Аль-Ас сказал: «Тогда дай мне отсрочку до дня Воскресения, чтобы я вернулся в то жилище и там тебе вернул долг. Ей-богу, ни ты, ни твои друзья, о Хаббаб, не будете при Аллахе более любимы, чем я, и не более удачливы в этом». Всевышний Аллах сказал о нем следующие слова: «Видел ли ты того, кто не веровал в Наши знамения и говорил: «Конечно, мне будет даровано и богатство, и потомство!» и до слов Всевышнего «Мы возьмем у него то, о чем он говорит, — и придет он к нам один» (19:77—80).

Абу Джахль ибн Хишам встретил Пророка и, как дошло до меня, сказал следующее: «Ей-богу, Мухаммад, прекрати оскорблять наших богов, или мы будем оскорблять твоего бога, которому ты поклоняешься!» О нем Аллах сказал: «Не оскорбляйте тех, кто обращается с молитвой не к Аллаху, а то они станут оскорблять Аллаха из вражды и без умысла» (6:108). Мне сказали, что Пророк перестал оскорблять их богов и начал призывать их к Аллаху. Из них также ан-Надр ибн аль-Харис. Бывало, что Пророк сидел с людьми, вел с ними беседы, призывая к Аллаху, читал Коран, предупреждая курайшитов об участи исчезнувших наций. Когда Пророк уходил, его место занимал ан-Надр ибн аль-Харис и начинал рассказывать людям о Рустеме, об Асфандияре и о персидских царях. Потом он говорил: «Ей-богу, Мухаммад рассказывает не лучше меня, его рассказы — это лишь сказки древних людей. Я. их переписал точно так же, как и он». О нем Аллах сказал: «Они сказали: «Это лишь сказки древних людей. Он велел переписать их для себя, и ему читают их по утрам и вечерам». Скажи: «Ниспослал его тот, кто знает тайны небес и земли. Он, воистину, — милостивый и милосердный!» (25:5—6). О нем же говорится: «Когда перед ним читают наши знамения, он говорит: «Это сказки древних людей!» (68:15). О нем же говорится: «Горе всякому лжецу, грешнику! Он слушает знамения Аллаха, читаемые ему, а потом упорствует, возносясь, точно не слыхал их. Сообщи ему весть о предстоящем мучительном наказании!» (45:7—8).

Однажды Пророк, как дошло до меня, сидел вместе с аль-Валидом ибн аль-Мугира в мечети. Пришел ан-Надр ибн аль-Харис и сел вместе с людьми. А там было несколько мужчин из курайшитов. Пророк заговорил, ему возразил ан-Надр ибн аль-Харис. Пророк обратился к нему и заставил его замолчать. Потом он прочитал, обращаясь к нему и курайшитам: «Поистине, вы сами и то, чему поклоняетесь кроме Аллаха, это — дрова для ада, в который вы войдете! Если бы эти были богами, они бы не вошли туда, а все в нем пребывают вечно. Они там будут стонать, и их там никто не услышит» (21:98—100).

После того как это произнес Пророк, подошел Абдаллах ибн аз-Зибара и сел. Аль-Валид ибн аль-Мугира сказал Абдаллаху ибн аз-Зибара: «Только что ан-Надр ибн аль-Харис выступил против Ибн Абд аль-Мутталиба и не сумел его побороть в споре. Мухаммад утверждал, что мы и те боги, которым мы поклоняемся, — дрова для ада». Абдаллах ибн аз-Зибара сказал: «Ей-богу, если бы я присутствовал при этом, то поспорил бы с ним. Спросите Мухаммада, все ли то, чему поклоняются, и все ли те, кто им поклоняется, попадут в ад! Так мы поклоняемся ангелам, евреи поклоняются Узайре, христиане поклоняются Исе сыну Марьям». Удивился аль-Валид и все, кто был вместе с ним на посиделках, словам Абдаллаха ибн аз-Зибара. Они увидели, что он привел веское доказательство и победил его в споре. Посланнику Аллаха передали эти слова Ибн аз-Зибара. Пророк сказал: «Каждый, кто любит поклоняться чему-то другому, помимо Аллаха, то он вместе с тем, чему он поклонялся. Поистине, они поклоняются шайтанам и тем, кто велел им поклоняться».

Аллах по этому поводу сказал: «Поистине, те, которым мы раньше обещали всякие блага, не получат их. Они даже шороха не услышат от этих благ! А будут там, чего они сами пожелали, пребывать вечно» (21:101—102). То есть Иса сын Марьям, Узайр и те иудейские и христианские святые, которым молились, ушли по воле Аллаха, хотя им поклонялись, как богам, помимо Аллаха.

Относительно того, что они поклоняются ангелам и что они Дочери Аллаха, в Коране сказано: «Они говорят: у Милостивого есть дети. Хвала ему! Нет, они только высокие слуги ему. Они не упреждают Его в слове, а все делают только по Его велению» и до слов: «И кто из них скажет: «Кроме Него я еще бог», тому Мы воздадим гееной. Так Мы вознаграждаем неправедных!» (21:26—30).

Аль-Ахнас ибн Шарик ибн Амр ибн Вахаб ас-Сакафи, союзник Бану Зухра — он был в числе высокородных людей племени, к кому прислушивались. Он обижал Пророка и возражал ему. О нем Аллах сказал: «Не уступай расточителю клятв, низкому, пересудчику, разносителю клеветы, не допускающему к доброму, ненавистнику, беззаконнику, обидчику и, сверх того, незаконнорожденному» (68:10—13).

Аль-Валид ибн аль-Мугира сказал: «Почему Коран приходит к Мухаммаду, а не ко мне? Ведь я старший из курайшитов и их вождь. Почему не приходит к Абу Масуду Амру ибн Умайру, вождю племени Сакиф? Мы оба самые главные люди в этих двух поселениях». Аллах ниспослал следующее откровение: «Они сказали: «Почему этот Коран не был ниспослан на человека почетного в этих двух поселениях?» Они разве делят милость Господа твоего? Мы раздаем им пропитание в этой жизни, возвышаем одних над другими в степенях, так что одни из них держит других подвластными себе невольниками. Но милость Господа твоего лучше того, что они себе собирают» (43:31—32).

Убай ибн Халаф и Укба ибн Абу Муаит были большими друзьями, любили друг друга. Укба однажды подсел к Пророку и слушал его. Это дошло до Убаййи. Он пришел к Укбе и спросил: «Правда ли, что ты подсел к Мухаммаду и слушал его?» Потом сказал: «Я с тобой больше не буду разговаривать!» И взял с него страшную клятву: «Если ты подсядешь к нему или послушаешь его и не подойдешь к нему и не плюнешь ему в лицо!» Это сделал враг Аллаха Укба ибн Абу Муаит, да проклянет его Аллах. Аллах о нем сказал в Коране следующие слова: «И в тот день, когда неправедный будет кусать свои руки, говоря: «О если бы я пошел вместе с Посланником по одному пути! Горе мне, если бы я не взял такого-то другом! Он отвратил меня от этого учения после того, как оно пришло ко мне. Поистине, сатана человека предает» (25:27—29).

Однажды Убай ибн Халаф пошел к Пророку с нетленной костью, которая уже разрушилась, и сказал: «О Мухаммад! Ты утверждаешь, что Аллах воскрешает это после того, как оно истлело?» Потом он раскрошил кость своей рукой и сдул все это на ветер в сторону Пророка. Посланник Аллаха сказал: «Да, я это говорю. Аллах воскресит это и тебя после того, как вы превратитесь в это, и потом тебя Аллах ввергнет в огонь».

Об этом Всевышний Аллах сказал: «И приводит он нам притчи и забыл про свое происхождение. Он говорит о том, кто же оживит кости, когда они уже сгнили? Скажи, что их оживит Тот, кто в первый раз создал их, потому что Он может сотворить все: Он сотворил вам огонь из зеленого дерева, и вот вы от него зажигаете» (36:78—80).

Как дошло до меня, Посланнику Аллаха, когда он совершал обход вокруг Каабы, преградили путь аль-Асвад ибн аль-Мутталиб ибн Асад ибн Абд аль-Узза, аль-Валид ибн аль-Мугира, Умаййа ибн Халаф и аль-Ас ибн Ваиль. Они были известны своим острословием в народе. Они сказали: «О Мухаммад! Давай мы поклонимся твоему Богу, а ты поклонись нашему, и тогда мы будем в одинаковом выигрыше; если твой Бог лучше нашего — мы возьмем свою долю, а если наш Бог лучше твоего — ты получишь свою долю!» О них Всевышний Аллах сказал: «Скажи: «О вы неверные! Я не стану поклоняться тому, чему вы будете поклоняться»... и т. д. до конца суры (109:1—6).

Абу Джахль ибн Хишам, когда Аллах упомянул дерево Заккум для устрашения курайшитов, сказал: «О собрание курайшитов! Знаете ли вы, что такое дерево Заккум, которым пугает вас Мухаммад?» Они сказали: «Нет». Он сказал: «Это финики Иасриба с маслом. Ей-богу, если бы мы их достали, то разом проглотили бы их». Аллах об этом сказал: «Ведь дерево Заккум — это пища для грешника. Оно обжигает живот как кипящая медь» (44:43—66). О нем же Всевышний сказал: «...И дерево, проклятое в Коране. И мы устрашаем их, но это увеличивает в них только великую непокорность» (17:60).

Аль-Валид ибн аль-Мугира стоял рядом с Пророком, который разговаривал с ним, желая обратить его в ислам. И вот в это время мимо проходил сын Умм Мактума, который был слепым. Он заговорил с Пророком и стал просить прочесть ему Коран. Это стало тяготить Пророка и даже раздражать, потому что он был занят с аль-Валидом, желая обратить его в ислам. Когда слепой очень сильно стал досаждать, Пророк ушел и оставил его нахмурившимся. По этому поводу Аллах сказал: «Он нахмурился и отвернулся, когда подошел к нему слепой» до слов «в свитках почтенных, возвышенных, очищенных» (80:1—14). То есть я тебя послал увещевателем, предвестником, особо наделяя тебя. Не отвергай того, кто желает слушать его (Коран), и не удерживай того, кто не хочет его.
Возвращение мухаджиров из Эфиопии
До сподвижников Пророка, уехавших в Эфиопию, дошла весть о том, что жители Мекки приняли ислам, и тогда они отправились в путь обратно. Когда приблизились к Мекке, узнали, что разговоры о принятии ислама жителями Мекки не соответствуют действительности. Никто из них не вошел в Мекку, кроме как под чьей-либо защитой или тайно. Из числа тех, кто осмелился вернуться в Мекку к Пророку, некоторые прожили там вплоть до переселения в Медину, другие участвовали в битве при Бадре вместе с Пророком, некоторые оставались в Мекке и не участвовали в битве при Бадре и других сражениях, а некоторые умерли в Мекке, не выезжая из нее.

В числе вернувшихся были Осман ибн Аффан ибн Абу аль-Ас, вместе с ним его жена Рукаййа, дочь Пророка; Абу Хузайфа ибн Утба, вместе с ним его жена Сахла дочь Сухейла; аз-Зубайр ибн аль-Аввам ибн Хувайлид; Абд ар-Рахман ибн Ауф; Салама ибн Хишам, которого задержал в Мекке его дядя и он уехал в Медину только после битв при Бадре, Ухуде и аль-Хандаке; Айй-аш ибн Абу Рабиа, он переселился вместе с Пророком в Медину, его догнали два брата его матери: Абу Джахль ибн Хишам, аль-Харис ибн Хишам, вернули в Мекку и заперли там, пока не прошли битвы при Бадре, Ухуде и аль-Хандаке.

В числе их союзников были: Аммар ибн Иасир, относительно которого есть сомнение в том, выехал ли он в Эфиопию или нет; Хишам ибн аль-Ас, был задержан в Мекке после переселения Пророка в Медину, выехал в Медину после Бадра, Ухуда и аль-Хандака; Абдаллах ибн Сухайль, он был удержан от Пророка, когда переселялся в Медину и до битвы при Бадре, когда отделился от неверных и примкнул к Пророку, участвовал вместе с ним в битве при Бадре; ас-Сакран ибн Амр ибн Абд Шамс, вместе с ним его жена Сауда бинт Замаа ибн Кайс, умер в Мекке до переселения Пророка в Медину, и Пророк взял под свое покровительство его жену Сауда бинт Замаа.

Общее число сподвижников, вернувшихся в Мекку к Пророку из Эфиопии, было 33 мужчины.

Среди вышеназванных вошли в Мекку под защитой: Осман ибн Мазун, вошел под защитой аль-Валида ибн аль-Мугиры; Абу Малама ибн Абд аль-Асад ибн Хиляль аль-Махзуми, вошел в Мекку под защитой Абу Талиба ибн Абд аль-Мутталиба, который приходился ему дядей со стороны матери; мать Абу Саламы.

А что касается Османа ибн Мазуна, то Малих ибн Ибрахим ибн Абд ар-Рахман ибн Ауф передал мне рассказ о нем. Когда Осман ибн Мазун увидел, в каком тяжелом положении находятся сподвижники Пророка, в то время как он разгуливал в полной безопасности под защитой аль-Валида ибн аль-Мугиры, сказал: «Ей-богу, я разгуливаю в безопасности под защитой человека из неверных, а мои друзья и мои единоверцы ради дела Аллаха подвергаются испытаниям и мучениям, которым я не подвергаюсь из-за большого изъяна в моей душе». Он пошел к аль-Валиду ибн аль-Мугире и сказал ему: «О Абу Абд Шамс! Ты человек, верный своему слову! И освобождаю тебя от обещанной мне защиты!» Спросил: «Почему, о сын моего брата? Может быть, кто-нибудь из моих людей тебя обидел?» Ответил: «Нет, но мне достаточно защиты Аллаха. Я не хочу прибегать к помощи другого, кроме Него». Тогда аль-Валид сказал: «Отправляйся в мечеть, откажись от моей защиты гласно так же, как я взял тебя под свое покровительство гласно». Они оба отправились и пришли в мечеть. Аль-Валид сказал: «Это — Осман. Он пришел, чтобы отказаться от моего покровительства». Осман сказал: «Он сказал правду. Он был верным, добрым покровителем. Но я решил не прибегать к покровительству другого, кроме Всевышнего Аллаха, и отказываюсь от его покровительства». Потом Осман ушел. Лабид ибн Рабиа ибн Малик ибн Джафар ибн Килаб сидел вместе с курайшитами и декламировал им стихи. К ним подсел Осман. Аабид произнес стих:
«Разве не всякая вещь, кроме Аллаха, вздор?»
Осман сказал: «Ты сказал правду». Потом произнес Лабид дальше слова:
«Тогда и всякое блаженство обязательно будет мимолетным».
Осман сказал: «Ты сказал неправду. Блаженство рая не прекращается». Лабид ибн Раби'а сказал: «О собрание курайшитов! Ей-богу, ваш собеседник не подвергался оскорблениям раньше. И с каких пор это началось среди вас?» Один из курайшитов сказал: «Этот — один из глупцов, которые отлучились от нашей религии. Не обращай на его слова внимания!»

Осман возразил ему, и они стали ругаться. Тогда этот человек подошел к нему и ударил его в глаз и посадил синяк под глазом. Аль-Валид ибн аль-Мугира был недалеко и видел, что стало с Османом, и сказал: «О сын моего брата! Ты мог этого избежать. Ведь ты был под надежной защитой!» Осман говорит ему: «Клянусь Аллахом, я готов подставить и второй свой глаз за дело Аллаха. Я нахожусь, клянусь Аллахом, под покровительством того, кто сильнее и могущественнее тебя, о Абу Абд Шамс!» Аль-Валид ему сказал: «Давай, сын моего брата, если хочешь, вернись под мое покровительство!» Ответил: «Нет».

Ибн Исхак сказал: «А что касается Абу Саламы ибн Абд аль-Асада, то мне рассказал мой отец Исхак ибн Йасар со слов Саламы ибн Абдаллаха ибн Омара ибн Абу Саламы, который рассказал ему, что, когда Абу Салама встал под покровительство Абу Талиба, к нему пришли мужчины из рода Махзума и сказали: «О Абу Талиб! Что это? Ты защитил от нас сына твоего брата, Мухаммада. А почему ты взял под свою защиту этого нашего приятеля?» Ответил: «Он попросил у меня защиты. Он сын моей сестры. Если я не защищу сына моей сестры, не защищу и сына моего брата». Абу Лахаб встал и сказал: «О собрание курайшитов! Ей-богу, вы слишком много нападаете на этого старого человека. Постоянно нападаете на него из-за того, что он взял под свою защиту некоторых своих родных. Ей-богу, отстаньте от него, или мы встанем вместе с ним во всем, что он делает, пока не добьется того, чего хочет». Они сказали: «Ладно, мы уйдем и не станем делать то, что тебе не нравится, о Абу Утба!»
Нарушение договора
Ибн Исхак сказал: «Абу Бакр ас-Сиддик, да будет доволен им Всевышний Аллах, как мне рассказал Мухаммад ибн Муслим аз-Зухри со слов Урвы, передавшего слова Аиши, когда ему стало трудно жить в Мекке, где он подвергался оскорблениям, когда увидел открытую вражду курайшитов к Пророку и его приятелям, попросил у Пророка разрешения на переселение. Пророк дал ему согласие. Абу Бакр уехал, чтобы обосноваться в другом месте. Когда он удалился от Мекки на расстояние дня или двух дней пути, его встретил Ибн ад-Дугунна из рода Бану аль-Харис. Он тогда был господином племени Ахабиш». (Ибн Исхак сказал: «Ахабиш это Бану аль-Харис ибн Абд Манат ибн Кинана, аль-Хаун ибн Хузайма ибн Мудрика, Бану аль-Мусталак из племени Хузаа».) Ибн Хишам сказал, что их назвали словом Ахабиш, потому что они вступили в союз в долине, которая называется аль-Ахабиш и находится на юге от Мекки.

Ибн ад-Дугунна спросил: «Куда, о Абу Бакр?» Ответил: «Меня прогнал мой народ. Они притесняли меня и не давали жить». Спросил: «А почему? Ей-богу, ты украшаешь род, платишь налоги, делаешь добро, подаешь бедному. Возвращайся, ты будешь под моей защитой!» И вернулся вместе с ним. Когда вошли в Мекку, Ибн ад-Дугунна встал и сказал: «О собрание курай-шитов! Я взял под свою защиту Ибн Абу Кухафа, и никто не посмеет обращаться к нему, кроме как с добром!»

Аиша рассказывала, что и они отстали от него. У Абу Бакра было место для моления перед дверью своего дома в квартале Бану Джумах, и он там молился. Он был человеком впечатлительным и, когда читал Коран, плакал. Возле него собирались дети, рабы и женщины. Их удивляло то, что он делал. Мужчины из курайшитов отправились к Ибн ад-Дугунне и сказали: «О Ибн ад-Дугунна! Ты взял под свою защиту этого человека не для того, чтобы он оскорблял нас. Этот человек, когда молится и читает то, что принес Мухаммад, растрогается и плачет. У него есть своя манера и своя форма молитвы. Мы боимся за наших детей, женщин и нестойких людей из нашей среды, боимся, что он их соблазнит. Иди к нему и прикажи ему войти в свой дом и пусть делает там, что хочет!» Ибн ад-Дугунна отправился к нему и сказал: «О Абу Бакр! Я взял тебя под свою защиту не для того, чтобы ты причинял зло своему народу. Он не хочет, чтобы ты совершал молитву на этом месте, и недоволен тобой из-за этого. Войди в дом свой и делай там, что хочешь». Абу Бакр ответил: «Может, мне отказаться от твоей защиты и довольствоваться защитой Аллаха?» Сказал: «Откажись от моей защиты!» Абу Бакр сказал: «Я отказался от твоей защиты». Тогда Ибн ад-Дугунна сказал: «О собрание курайшитов! Ибн Абу Кухафа отказался от моей защиты. Это уже ваше дело, как поступить с вашим родственником. Бану Хашим и Бану аль-Мутталиб находились на том месте, о котором курайшиты договорились между собой».

Потом этот договор, заключенный между курайшитами против родов Хашима и аль-Мутталиба, стали нарушать отдельные курайшиты. Лучше всех поступал Хишам ибн Амр, потому что он был сыном брата Наулы ибн Хашима ибн Абд Манафа по матери. Хишам был в добрых отношениях с Бану Хашимом, пользовался уважением среди своих родственников. И, как рассказали мне, он приходил с верблюдом, ночью, когда род Хашима и род аль-Мутталиба находились в ущелье. Он тяжело нагружал верблюда пищей. Когда доходил с верблюдом до входа в ущелье, снимал с головы верблюда поводок, потом ударял его по боку и пускал его к ним в ущелье. Потом он приходил, тяжело нагрузив верблюда пшеницей, и делал то же самое.

Ибн Исхак сказал, что потом он пошел к Зухейру ибн Абу Умаййа ибн аль-Мугира. Его мать Атика была дочерью Абд аль-Мутталиба. Сказал: «О Зухейр! Ты доволен тем, что ешь пищу, носишь одежду, совокупляешься с женщинами, в то время как твои дяди со стороны матери, как ты знаешь, не могут ни продавать, ни купить, ни жениться, ни выдавать замуж. Клянусь Аллахом, если бы у меня были дяди Абу аль-Хакама Ибн Хишама и потом меня призвали бы к тому, к чему призвали тебя, я ни за что не согласился бы на это». Он сказал: «Горе тебе, о Хишам! А что мне делать? Я лишь один человек. Если бы со мной был другой мужчина, то я бы разрушил этот договор окончательно». Сказал: «Ты уже нашел мужчину». Спросил: «Кто это?» Ответил: «Я». Зухайр сказал ему: «Нам нужен третий человек».

Гогда Хишам отправился к Мут'иму ибн Адию и сказал ему: «О Мут'им! Разве ты согласен на то, что гибнут два клана из Бану Абд Манаф, а ты являешься свидетелем всего этого и одобряешь курайшитов в этом? Если бы вы смогли удержать их от этого и отменить договор о бойкоте».

Мут'им сказал: «О горе! Что мне делать? Я ведь один».

Сказал: «Ты уже нашел второго». Спросил: «А кто он?» Ответил: «Я». Мут'им сказал: «Нам нужен третий». Сказал: «Уже есть». Спросил: «А кто он?» Ответил: «Зухайр ибн Абу Умаййа». Сказал: «Нужно найти четвертого».

Тогда Хишам отправился к Абу аль-Бахтари ибн Хишаму и сказал ему приблизительно то же самое, что и Мут'иму ибн Адию.

Тот спросил: «А кто-нибудь поддерживает это?» Ответил: «Да». Спросил: «А кто он?» Ответил: «Зухайр ибн Абу Умаййа, Мут'-им ибн Ади и я с тобой». Сказал: «Поищем пятого».

Хишам отправился к Замаа ибн аль-Асваду, стал с ним говорить, напомнил ему их родство, их право. Замаа спросил: «Есть ли еще кто-нибудь, поддерживающий это дело?» Ответил, что да, потом перечислил людей. Договорились собраться в Хатм аль-Хаджуне (место в Мекке) ночью на севере Мекки. Они там собрались, приняли решение, договорились действовать с целью разрушения договора. Зухайр сказал: «Я обязательно буду говорить первым». Утром они отправились к месту собрания. Зухайр ибн Абу Умаййа был одет в плащ. Обошел Каабу семь раз, потом обратился к людям и сказал: «О жители Мекки! Мы едим пищу, надеваем на себя одежды, а род Хашима погибает: они не могут ни продавать, ни покупать. Ей-богу, я не сяду, пока не будет расколота эта жестокая, несправедливая табличка».

Абу Джахль, находившийся на краю мечети, сказал: «Ты лжешь, ей-богу, она не будет расколота!» Тогда Замаа ибн аль-Асвад сказал: «Ей-богу, лжешь ты! Мы не давали своего согласия, когда этот договор был подписан». Абу аль-Бахтари сказал: «Зама'а прав, мы не согласны с тем, что там написано, ей-богу! И не будем его выполнять!» Аль-Мут'им ибн Ади сказал: «Вы оба правы, а лжет тот, кто сказал иначе. Избавимся от нее и от того, что на ней написано!» Хишам ибн Амр сказал также подобное этому. Абу Джахль сказал: «Это дело было решено ночью, и держали совет об этом не на этом месте». Абу Талиб сидел в сторонке. Аль-Мут'им встал, подошел к табличке с текстом договора, чтобы расколоть ее, увидел, что ее уже черви съели, остались лишь слова: «Твоим именем, о Боже!»

Ибн Хишам сказал о том, что некоторые ученые упомянули, что Посланник Аллаха сказал Абу Талибу: «О дядя! Поистине Аллах напустил земляных червей на табличку курайшитов. Они не оставили на ней ничего, кроме имени Аллаха, удалили из нее зло, отчуждение и ложь». Абу Талиб спросил: «Тебе об этом сообщил Господь твой?» Ответил: «Да». Абу Талиб сказал: «Клянусь Аллахом, никто не войдет к тебе!» Потом он вышел к курайшитам и сказал: «О собрание курайшитов! Сын моего брата сообщил мне то-то и то-то. Идите к вашей табличке: если она такая, как сказал сын моего брата, то прекратите нас бойкотировать и отмените то, что на ней написано. Если же это неправда, то я выдам вам сына своего брата!» Люди сказали: «Мы согласны». И договорились об этом. Потом посмотрели, а она была такой, как сказал Пророк. Это их еще больше озлобило. И тогда группа людей из курайшитов разрушили эту табличку.
Принятие ислама ат-Туфайлом ибн Амр
Ибн Исхак сказал, что Посланник Аллаха вопреки плохому отношению к нему со стороны своего народа продолжил увещевать их, призывать их к очищению от того, в чем они пребывали. Курайшиты, когда Аллах защитил Пророка от них, начали предостерегать людей от него, а также от приходящих к ним арабов.

Ат-Туфайль ибн Амр ад-Дауси рассказывал, что, когда он пришел в Мекку, Пророк находился в ней. К нему пришли люди из курайшитов. Ат-Туфайль был человеком благородным, поэтом, умным. Ему сказали: «О Туфайль! Ты пришел в нашу страну. А этот человек, который находится среди нас, замучил нас, расколол нашу общину, разобщил наше дело. Его слова подобны колдовству: разъединяют человека с его отцом, братом, женой. Мы боимся за тебя и за твой народ от того, что пришло к нам. Не разговаривай с ним, не слушай от него ничего!»

Ат-Туфайль рассказывает далее: «Ей-богу, они не отстали от меня, пока я не согласился не слушать от него ничего и не разговаривать с ним. Я даже заткнул уши ватой, когда отправился в мечеть, боясь, что до меня дойдет что-нибудь из его слов. Я не хотел его слушать. Я пришел к мечети, а там стоял Посланник Аллаха и Молился возле Каабы. Я встал недалеко от него. Аллах непременно захотел, чтобы я услышал некоторые его слова. Я услышал приятную речь и сказал про себя: клянусь своей матерью, ей-богу, я ведь умный мужчина, поэт, могу отличить хорошее от дурного. Что же мне мешает послушать этого человека и то, что он говорит?! Если он принес хорошее, то я приму его, если же принес дурное, то оставлю. Я находился там до тех пор, пока Пророк не отправился к себе домой. Я последовал за ним и шел, пока он не вошел в свой дом. Тогда я вошел к нему и сказал: «О Мухаммад! Люди из твоего народа сказали мне так-то и так-то. Ей-богу, они так напугали меня твоим делом, что я заткнул уши свои ватой, чтобы не слышать твоих слов. Потом Аллах непременно захотел, чтобы я услышал твои слова. Расскажи мне о своем деле!» И рассказал мне Пророк об исламе, прочитал мне Коран. Ей-богу, я не слышал никогда слов лучше, чем Коран, и не знал дела, более справедливого, чем это. Я принял ислам, произнес слова исповедания веры и сказал: «О Пророк Аллаха! Я человек, которого слушаются в моем народе. Я вернусь к нему и буду призывать его к исламу. Призови Аллаха, чтобы сделал для меня знамение, которое будет мне помогать, когда я стану призывать к Нему!»

Пророк произнес: «О Боже! Сделай ему знамение!» Я отправился к своему народу. Когда я находился на горном перевале, откуда был виден оседлым людям, на меня между глаз упал луч, подобный лампе. Я сказал: «О Боже, только не на лицо мое!» Я боялся, что они поймут это как примерное наказание, упавшее на мое лицо за то, что я покинул их религию. Луч переместился и упал на головку моего кнута. Оседлые люди стали разглядывать этот луч на моем кнуте, висевший как лампа, а я спускался к ним с перевала, дошел до них и остановился среди них.

Когда я остановился, ко мне пришел мой отец. Он был старым человеком. Я сказал: «Отступись от меня, о отец мой! Мы с тобой теперь разные!» Он спросил: «Почему, сын мой?» Я сказал: «Я принял ислам, последовал религии Мухаммада». Отец сказал: «О сын мой, моя религия — это твоя религия». Я сказал: «Иди и соверши омовение, очисти свою одежду, потом приходи, и я научу тебя тому, чему меня обучили». Он ушел, умылся, почистил свою одежду и потом пришел. Я предложил ему принять ислам, и он принял его. Потом подошла ко мне моя жена. Я сказал ей: «Отступись от меня! Мы с тобой разные!» Она спросила: «Почему, о дорогой мой?»

Ответил: «Нас с тобой разъединил ислам. Я последовал религии Мухаммада». Она сказала: «Моя религия — это твоя религия». Я сказал: «Иди в Зу аш-Шарай и очисти себя там!» Зу аш-Шарай был идолом племени Даус. А заповедник был местом, отведенным для него, и его охраняли. Там просачивалась вода с гор. Она спросила: «Дорогой! Ты боишься, что Зу аш-Шарай может сделать что-либо с нашими детьми?» Я сказал: «Нет, я уверен в этом». Тогда они пошла и умылась. Потом она пришла, и я предложил ей принять ислам. Она приняла ислам. Потом я призвал племя Даус к исламу, но люди стали медлить. Тогда я пришел к Посланнику Аллаха в Мекку и сказал ему: «О Пророк Аллаха! Я замучился с племенем Даус. Так призови Аллаха против них!» Пророк сказал: «О Боже! Наставь на путь праведный племя Даус! Возвращайся к своему народу, призывай их и проявляй к ним доброту!»

Пока я призывал людей племени Дауса к исламу, Посланник Аллаха переселился в Медину, и произошли битвы при Бадре, Ухуде и аль-Хандаке. Потом я пришел к Пророку вместе с теми, кто принял ислам из моих родных. А Посланник Аллаха находился в Хайбаре. Я пришел в Медину с 70 или 80 семьями из племени Даус. Потом мы присоединились к Посланнику Аллаха в Хайбаре, и он дал нам долю из захваченных в Хайбаре трофеев, как и Другим мусульманам. Потом я был с Пророком до тех пор, пока Аллах не завоевал для него Мекку. Я сказал: «О Посланник Аллаха! Пошли меня к Зу аль-Кафайни (идол рода Амра Ибн Хумамы), чтобы я сжег его!»

И он пошел к нему. Туфайль начал разжигать огонь на идоле и приговаривать:
«О Зу аль-Кафайни, я не поклоняюсь тебе!

Наш род древнее твоего рода!

Я набил огнем сердце твое!»
Потом Туфайль вернулся к Пророку и находился вместе с ним в Медине, пока Аллах не призвал к себе своего Посланника. Когда арабы отказались от ислама, выступил вместе с мусульманами и шел с ними, пока не прошли Тулайху и все земли Неджда. Потом вместе с мусульманами пошел на Йамаму. Вместе с ним был сын Амр ибн ат-Туфайль. Сам он был убит в бою в Йамаме, а сына его тяжело ранили, и он был убит в бою под Йармуком в период правления Омара.
Абу Джахль боится Пророка
Хотя враг Аллаха Абу Джахль ибн Хишам продолжал выказывать свою враждебность, ненависть и жестокость по отношению к Посланнику Аллаха, но при виде его он испытывал свое ничтожество перед ним по воле Аллаха. Рассказал мне Абд аль-Малик ибн Абдаллах, который был знатоком преданий.

Он рассказал, что некий человек из Араша привел в Мекку стадо верблюдов. Абу Джахль купил у него этих верблюдов, но с оплатой затягивал. Этот человек из Араша пришел к месту собрания курайшитов. А Пророк сидел в сторонке от этого места. Человек сказал: «О собрание курайшитов! Кто мне посодействует против Абу аль-Хакама? А я чужестранник. Он не отдает мне должное!» Люди, находившиеся там, сказали ему: «Ты видишь того сидящего человека?» Они указали на Посланника Аллаха, насмехаясь над ним, ибо знали вражду между ним и Абу Джахлем. «Иди к нему, он и поможет тебе против Абу Джахля!» Человек из Араша подошел к Пророку и сказал: «О Абдаллах! Абу аль-Хакам ибн Хишам не отдает мне свой долг. А я чужестранник. Я спросил этих людей о том, кто сможет мне помочь получить от него должное. Они указали на тебя. Возьми у него то, что он должен мне, и Аллах возблагодарит тебя!» Сказал: «Давай пойдем к нему!» Пророк встал вместе с ним. Когда люди увидели, что Пророк встал вместе с ним, они послали одного из своих, сказав ему: «Следуй за ним и посмотри что он будет делать!» Пророк отправился к Абу Джахлю, пришел и постучался в дверь. Тот спросил: «Кто это?» Ответил: «Мухаммад. Выходи ко мне!» Абу Джахль вышел к нему, а на нем нет лица. Пророк сказал: «Отдай этому человеку то, что ты должен!» Он сказал: «Хорошо. Не уходи, пока я не отдам ему то, что должен!» Он вошел в дом, вынес то, что был должен, и уплатил ему. Потом Пророк ушел и сказал человеку из Араша: «Вернись к своему делу!» Человек ушел, пришел к тому месту собрания и сказал: «Да возблагодарит его Аллах добром! Ей-богу, он помог мне вернуть долг». Вернулся человек, которого они послали. Спросили его: «Горе тебе! Что ты видел?» Ответил: «Чудеса из чудес! Ей-богу, как только он постучался в дверь, тот вышел к нему, и душа из него вон! Сказал ему: «Отдай этому должное!» Тот сказал: «Хорошо. Не уходи, пока я не вынесу то, что должен ему». Вошел, вынес ему долг и отдал».

Потом вскоре Абу Джахль пришел сам. Они сказали: «Горе тебе! Что с тобой? Ей-богу, мы никогда не видели такого, что ты сделал!» Ответил: «Горе вам! Ей-богу, как только он постучался ко мне в дверь и я услышал его голос, так я весь пришел в ужас. Потом я вышел к нему, а за ним огромный самец-верблюд. Я никогда не видел такого страшного верблюда с такой мордой, такой шеей и такими клыками. Ей-богу, если бы я отказался, он сожрал бы меня».
Пророк побеждает Ракану
Рассказал мне Абу Исхак ибн Йасар. Он сказал: «Ракана ибн Абд Йазид был самым сильным курайшитом. Однажды он остался наедине с Пророком в одном из ущелий Мекки. Посланник Аллаха ему сказал: «О Ракана! Не побоишься ли ты Аллаха и не примешь ли то, к чему я тебя призову?» Ответил: «Если бы я знал: то, что ты говоришь, — правда, я бы тебе последовал». Пророк сказал: «Как ты считаешь, если я тебя поборю, то ты будешь знать, что то, что я говорю, — правда?» Ответил: «Да». Сказал: «Встань, я с тобой буду бороться!»

Ракана встал и стал с ним бороться. Пророк схватил его и уложил на землю, а он ничего не смог сделать. Потом сказал: «Повтори, о Мухаммад!» Он повторил и поборол его снова. Потом Ракана сказал: «О Мухаммад! Ей-богу, это удивительно! Ведь ты поборол меня?» Пророк сказал: «Я покажу тебе еще более удивительное, если побоишься Аллаха и последуешь моему делу». Спросил: «А что это такое?» Сказал: «Я призову для тебя вот это дерево, которое ты видишь, — и оно подойдет ко мне». Ракана сказал: «Позови его!» И он позвал его. Оно подошло и остановилось перед Посланником Аллаха. И сказал ему: «Вернись на свое место!» И дерево вернулось на место свое. Ракана пошел к своим родичам и сказал: «О сыны Абд Манафа! Вы можете победить всех людей земли при помощи колдовства вашего приятеля. Ей-богу, я не видел более сильных чар, чем у него, никогда!» Потом рассказал им об увиденном.
Делегация от христиан
Потом к Посланнику Аллаха, когда он находился в Мекке, пришли двадцать человек или около того из христиан, когда до них дошла весть о нем из Эфиопии. Они нашли его в мечети. Подсели к нему, поговорили с ним, спросили его. А мужчины из курайшитов сидели на своем месте собрания вокруг Каабы. Когда расспросили Пророка обо всем, о чем хотели, Посланник Аллаха призвал их к Аллаху, прочитал им Коран. Когда они услышали Коран, из их глаз потекли слезы, потом они ответили согласием на зов к Аллаху, уверовали в Него, поверили в Пророка, узнали от него, как было описано его дело для них в Книге Божьей. Когда они уходили от Пророка, им преградил путь Абу Джахль ибн Хишам с группой курайшитов. Они сказали христианам: «Да пошлет Аллах неудачу вашему каравану! Вас послали ваши единоверцы, чтобы вы разыскали человека и принесли им о нем весть. Вы недолго просидели с ним и вот уже отказались от вашей религии и поверили тому, что он сказал. Более глупых седоков мы не знаем». Или сказали что-то в этом роде. Эти ответили: «Мир вам! Мы вас не обвиняем в невежестве: у нас своя вера, у вас своя. Мы не закрываем свои души перед добром». Говорят, что группа христиан была из жителей Наджрана. Аллах знает, что из этого было. Говорят, а там Аллах знает, что относительно этих людей снизошли следующие откровения:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   33




Похожие:

Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconСтрахование: теория и практика
Абрамов Виктор Юрьевич кандидат юридических наук, директор правового департамента ОАО "сак "Энергогарант"". Автор пяти книг и более...
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconРеферат по Истории сми IV курса заочного отделения
Выдающийся русский репортер Владимир Алексеевич Гиляровский почти неизвестен обывателям, однако, в свое время, это был непревзойденный...
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconПериодизация истории шведского языка Fornsvenska (до 1526)
Но даже в более поздний период скандинавские языки зачастую не воспринимаются как отдельные
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconКнига сновидений Издательство «Образование Культура» Санкт-Петербург
Художник В. Золотухин Автор художественного исследования в жанре «психоаналитической исповеди сновидца» журналист, более 17-ти лет...
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconПамятка для младшего возраста прохоровка 2010 от составителя
Поэтому так легко и просто он общается со страниц своих произведений с юными читателями. Владислав Шаповалов автор более 20 книг....
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconВиктор Николаевич Тростников Понимаем ли мы Евангелие?
Виктор Николаевич Тростников (род. 1928 г.), писатель, ученый, философ. Профессор Российского Православного Университета им св. Иоанна...
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconК вопросу 1
Все современные славянские языки делятся на 3 группы: южнославянскую (болгарский, сербско-хорватский, македонский и словенский языки),...
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconУчебник для начинающих часть I
Автор известных книг «Системные языки мозга», «За семью печатями», «Утраченная мудрость», «Разгадка Ноева ковчега», серии журнальных...
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconПрограмма по русскому языку под редакцией В. В. Бабайцевой. Справочники, словари по русскому языку
Учебник Бабайцева В. В., Чеснокова Л. Д. Русский язык. Теория. 5-9 классы. Пименова С. Н. Русский язык. Практика. 6 класс
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconАлександр либиэр координаты в Интернете
Каждый исследователь, который обращался к подобной тематике, понимал это. Поэтому мы имеем не столь большой выбор книг, посвященных...
Гайнуллин Нияз Абдрахманович журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебник iconУчебник Допущено Учебно-методическим объединением по классическому университетскому образованию в качестве учебника для студентов высших учебных заведений
Охватывает все более узкую сферу социальной жизни и играет все более ограниченную роль в ней. Дюркгейм таким обра­зом вводит в социологию...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©cl.rushkolnik.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы