Гражданская война icon

Гражданская война

НазваниеГражданская война
страница2/4
Лютц Павел
Дата конвертации09.10.2012
Размер0.52 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4

^ 2. Гражданская война на Алтае.

Мирная жизнь сибирского крестьянства, наступившая в 1917 году при установлении Советской Власти, была прервана гражданской войной. В конце мая 1918 года вооруженные силы белочешского корпуса и внутренняя контрреволюция по указке Антанты выступили против новой власти в Поволжье, на Урале, в Сибири. Начался возврат прежних эксплуататорских порядков. Был установлен кровавый колчаковский режим. 2 сентября 1918 года в ответ на объявленную мобилизацию в белогвардейскую армию восстали крестьяне Славгорода и села Черный Дол (ныне село Архангельское). Несмотря на то, что это восстание было жестоко подавлено, борьба рабочих и крестьян Алтая за Советскую власть не прекратилась, а, наоборот, усилилась. Село Рубцовка и железнодорожная станция, насчитывавшие 7085 жителей, оказались одним из центров, где группировались силы контрреволюции. Отсюда карательные отряды белых выступали на подавление крестьянских волнений. При железнодорожной станции постоянно находились один-два бронепоезда, между Барнаулом и Семипалатинском курсировали карательные поезда с надписями: "С нами бог и атаман Анненков". Из Рубцовки колчаковцы совершали налеты по окрестным деревням, отнимали у крестьян лошадей, фураж, продукты, насильно мобилизовывали крестьянских парней в белую армию. Уклонявшихся от мобилизации и выполнения предписаний офицеры драли плетьми и шомполами, активистов и сочувствующих большевикам расстреливали без суда и следствия.

В 8 июле 1918 года колчаковцы привезли в Рубцовку и жестоко расправились с членами Таловского волостного Совета и первым председателем Змеиногорского уездного Совета П.И.Молостовым. В ответ на репрессии крестьяне и рабочие Алтая под руководством большевиков развернули массовое партизанское движение против колчаковской диктатуры. За лето 1919 года в различных районах края сложились очаги партизанского движения. В Славгородском уезде развернул боевые действия Ефим Мамонтов, в Каменском уезде белых били партизаны Игната Громова, в предгорьях Алтая партизаны Ивана Третьяка и Причумышье - отряд Григория Рогова. Выполняя решения ЦК РКП/б от 19 июля 1919 года, партизаны от разрозненных отдельных выступлений стали переходить к осуществлению крупных боевых операций. В начале октября из разрозненных партизанских отрядов был сформирован отдельный корпус по типу регулярной Красной Армии, в который вошли 8 полков. Главнокомандующим был избран Е.М.Мамонтов, начальником штаба А.Б.Жигалин, до этого работавший в Рубцовке заведующим организационно-инструкторским отделом Змеиногорского союза кооперативов. К концу освобождения Алтая личный состав партизанской армии превышал 40 тысяч бойцов. При Рубцовском депо, в котором насчитывалось 268 рабочих, в те дни действовала подпольная организация большевиков. Ее возглавлял слесарь депо Федор Тихонович Устинов.

Подпольщикам удалось установить связь с окрестными селами, партизанскими отрядами и солдатами белой армии. Они снабжали солдат поддельными документами, помогали им скрываться. Бежавших из белой армии и пожелавших бороться с Колчаком подпольный комитет направлял в места формирования партизанских отрядов. По доносу некоего Рябоволюка, работавшего помощником машиниста, каратели схватили подпольщиков Иванова и Прохорова, подвергли их пытке и расстреляли. Мужественно приняли смерть рубцовчане, не выдав своих товарищей. 14 сентября 1919 года в Ново-Егорьевке партизаны Мамонтова дали бой колчаковскому отряду капитана Каурова, насчитывавшему до 900 человек, разбили его и захватили пулеметы, винтовки и боеприпасы. Остатки белых отступили в Рубцовку. Преследуя противника, партизаны, по дороге захватив в плен неприятельскую разведку, 10 человек с лошадьми, к утру 15 сентября подошли к Рубцовке. В партизанский отряд входили 1-й Алейский и 6-й Кулундинский полки под командованием Тибекина и Шевченко.

На железнодорожной станции находился гарнизон белых в количестве 600800 человек при 2 орудиях и 68 пулеметах. В 11 часов 15 сентября начался бой на подступах к Рубцовке. Вот как описывает этот бой Яков Павлович Жигалин, будущий начальник штаба партизанской армии: "Партизан еще не было видно, а артиллерия белых била по степи в сторону бора. Я несколько раз поднимался на крышу дома и вглядывался в степь. Там рвались снаряды. Часов в двенадцать вдали, на ровной, как стол, степи задвигались черные точки. Партизаны медленно, но неуклонно приближались к станции. Вскоре уже можно было различить движущиеся цепи. Снаряды рвались между ними, вздымая столбы земли и дыма, а люди все шли и шли, как будто разрывы не имели к ним никакого отношения... Пулеметы белых рано вступили в бой, но их огонь с большого расстояния не причинял партизанам большого вреда, и они не отвечали, берегли патроны. День был солнечный, на небе ни облачка... Вскоре стало видно, что большинство партизан вооружены копьями или пиками. По цепям стали вспыхивать дымки выстрелов из охотничьих ружей. Вот зататакали партизанские пулеметы. "Это наступали партизаны Алейского полка. И только подойдя метров на двести, они с криками "Ура-а!" бросились в атаку. В это же время конница Кулундинского полка пересекла линию железной дороги, пошла в обход Рубцовки с юга и начала наступление с тыла. Колчаковцы не приняли рукопашного боя, погрузились в броневик и отступили в сторону Семипалатинска, оставив около 200 человек убитыми и ранеными. Около сотни мобилизованных крестьянских парней добровольно перешли к партизанам.

По случаю разгрома колчаковцев главком Е.М.Мамонтов 18 сентября издал приказ 11, в котором сердечно благодарил партизан за взятие Рубцовки: "Вам, боевые честные орлы, поднявшим знамя и пику в защиту крестьянства, шлют сердечную благодарность революционные комитеты ваших сел и ждут новой победы..." По окончанию боя Жигалин вместе с товарищами Катышевым и Боброй примкнули к партизанам. Помощник главкома Захаров дал Жигалину револьвер и приказал отконвоировать в Солоновку одного буржуя, оказавшего сопротивление при конфискации его имущества. Так Жигалин с товарищами оказались в партизанской столице. Катышев и Бобра были определены в агитотдел Главного штаба, а Жигалин в следственную комиссию (партизанскую контрразведку). Вскоре его назначили заместителем секретаря Главного штаба. Победа партизан в Рубцовке имела не только большое военное, но и политическое значение. Она укрепила партизанскую веру в победу, уверенность в своих силах и способствовала белой армии. Не задерживаясь в Рубцовке, партизаны пошли вдоль железной дороги в сторону Поспелихи, по пути разрушая мосты и переезды. Вместе с ними ушли рабочие из депо и железнодорожной станции, организовав свой первый и единственный в Сибири железнодорожный батальон. Командиром был избран Ф.Т.Устинов, военным комиссаром - латыш Иоганн Вайсберг. Костяком батальона стали рабочие-железнодорожники. Среди них были Николай Дурнов, Петр Олейников, Павел Ушаков, Федот Котляр - более 70 человек. Ушли к партизанам санитарками рубцовские девушки Александра Бутырина и Ольга Мокроусова. Железнодорожный батальон героически сражался во многих боях, в том числе и в знаменитом Солоновском бою, где колчаковцам был нанесен сокрушительный удар. Чтобы наладить производство оружия, по поручению Мамонтова, железнодорожники сняли в депо и доставили в "партизанскую столицу" Солоновку металлорежущие станки, горны, наковальни, забрали медь, бронзу, свинец и олово... После ухода партизан колчаковцы вернулись в Рубцовку. Второе освобождение Рубцовки от белых произошло 21 октября. Как отмечает краевед Гришаев, план наступления на Рубцовку. впервые был разработан в виде диспозиции. До этого приказы (распоряжения) на бой, передвижение и маневры войск Мамонтов отдавал устно на совещании командиров или через адъютантов. Письменные диспозиции ввел в обычай Жигалин. В дальнейшем они разрабатывались перед каждым боем... Это значительно улучшило организацию управления и взаимодействия частей".

Вот выдержка из первой диспозиции о наступлении на Рубцовку: "Четвертый полк с железнодорожным батальоном в 2 часа 20 октября выступает через Ново-Егорьевское, Лебяжье на Веселоярское, где разрушает железную дорогу в ночь на 22 октября. Три батальона 2-го полка, 1-ый и 6-ой полки утром 21 октября выступают на Рубцовку, занимают ее и движутся по направлению к Семипалатинску. Эскадрон первого полка с подрывной командой в ночь на 22 октября делает набег на 35-ый разъезд, разрушает линию и движется на Рубцовку для присоединения к главным силам..." С точки зрения кадрового штабиста подобные диспозиции выглядят примитивно, но они свое назначение вполне оправдали. К вечеру 21 октября партизаны овладели Рубцовкой, они захватили 200 пленных, два пулемета и триста винтовок, много патронов, мануфактуры, медикаментов и другого имущества. Остатки колчаковцев бежали на Семипалатинск, так как 4-ый Семипалатинский полк опоздал и не смог своевременно перекрыть железную дорогу на Веселый Яр. После занятия Рубцовки партизанское командование разработало план наступления на Семипалатинск. Намечалась широкая операция с участием группы полков.

27 октября партизанские полки овладели станцией Аул, однако дальнейшее наступление было приостановлено из-за растянутости коммуникаций, слабой оперативной связи и недостатков в дисциплине, организованности, снабжении. Тем временем белые объявили Семипалатинск на осадном положении, провели мобилизацию среди населения. И 29 октября кадровые колчаковские части с помощью кулацких дружин "Святого креста" выбили партизан из Аула и заняли Рубцовку. Началась расправа с попавшими в плен партизанами и сочувствующими. Пьяные, озверевшие казаки ходили по улицам, хватали всех подозрительных и расстреливали. В их руки попали не успевшие скрыться пять мобилизованных солдат, бежавших из белой армии. Казаки среди бела дня учинили над ними расправу: водили по улице и издевались. Находившийся в селе партизан из армии Мамонтова из берданки застрелил двух казаков, и сам тут же был зарублен. Фамилии партизана и этих пяти солдат неизвестны. У стен депо расстреляли попавшего в плен бойца партизанской армии Григория Ларионовича Шаповалова, зверски убили Ивана и Петра Арьяновых, Максима Долгих, Никиту Кузнецова, Тимофея Ливанова и других рубцовчан. Их точное число и фамилии, к сожалалению, не установлены. Ставка Колчака, обеспокоенная быстрым ростом на Алтае партизанского движения, разработало план крупной карательной операции под командованием начальника тыла генерал-лейтенанта Матковского. Общая численность войск, брошенных против партизан, составляла 15 тысяч солдат и офицеров. Наступление началось во второй половине ноября из трех пунктов: Славгорода, Поспелихи и Рубцовки. В Рубцовке стояли три кавалерийских полка "черных гусар" и "голубых улан", получивших свое название по цвету башлыков и мундиров, общей численностью 3-4 тысячи сабель под командованием генерала Евтина. 13 ноября они начали наступление на Солоновку через Ново-Егорьевку и Волчиху. Полки дошли до озерных перешейков и села Лебяжье. Здесь их более суток, используя лесисто-болотистую местность, сдерживал десятый Змеиногорский полк Я.К.Шумского. Однако силы были слишком неравны. Партизаны отступили к деревне Усть-Кормиха и снова навязали сражение. Дальше колчаковцы не пошли. Вероятно, Евтин, получив сообщение о взятии Красной Армией иска и о разгроме полковника Окунева под Солоновкой, 17 ноября прекратил наступление и с остатками войск вернулся в Рубцовку. Под влиянием агитации партизан и успехов приближавшейся Красной Армии, в белой армии началось разложение. Так, 5-ый кадровый полк Семипалатинского гарнизона, посланный на борьбу с партизанами, не дошел до Рубцовки: по дороге солдаты разбежались, часть их пришла в партизанские отряды. 25 ноября казачьи части, несмотря на уговоры Евтина, ушли из Рубцовки. Здесь осталось полторы тысячи мобилизованных крестьян-новобранцев и добровольцев. "Проволочное ограждение станции снято, караул несут мобилизованные местные жители," - сообщил партизанам житель Рубцовки Дикарев. Новобранцы подняли восстание. Под руководством солдата Дербенева они арестовали несколько офицеров, а остальные укрылись в броневике и начали обстреливать восставших. Новобранцы послали делегатов в Ново-Егорьевку, где стояли 10-ый Змеиногорский и 4-ый Семипалатннский полки. Из этих полков был организован Рубцовский боевой участок под командованием Шумского, перед которым стояла задача освобождение Рубцовки и Семипалатинска. Партизаны подоспели вовремя. Без потерь 29 ноября они заняли станцию и село, навсегда освободив Рубцовку от колчаковщины. Бой был коротким. Четырех офицеров, взятых в плен, расстреляли, а остальных вместе с пленными новобранцами отправили в Солоновку.

Партизанам достались богатые трофеи: 13 пулеметов, 35 возов патронов, около 40 возов снарядов для орудий, два орудия и приблизительно тысяча винтовок, два броневика, два состава (один с классными вагонами, другой с теплушками). В этот же день партизанская армия Мамонтова в районе Павлодара соединилась с регулярными войсками Красной Армии.

К концу 1919 года партизаны и красноармейцы освободили от белогвардейцев города и села Алтая. Люди, уставшие от пятилетней бойни империалистической и гражданской войн, ждали мира. Но мира не было. По сути дела, гражданская война в Алтайской губернии продолжилась не до конца 1919-го, а до осени 1922 года. Только теперь власть, спровоцировавшая ее ошибками и перегибами периода "военного коммунизма", вступила в борьбу с теми, кто ее породил. Как же так случилось, что вчерашние соратники, боровшиеся за народную власть, стали врагами?

Уже в декабре 1919 года председатель Алтайского губернского революционного комитета Всеволод Аристов издает приказ о сдаче партизанами оружия: "У кого обнаружится оружие после 3-х дней с момента опубликования настоящего приказа, те будут рассматриваться как контрреволюционеры и наказываться вплоть до расстрела". Вчерашние партизаны недовольны. Обстановка неспокойная, за околицами сел, в лесах и горах еще скрываются белогвардейцы - как же можно расстаться с оружием, добытым в боях? На фоне "неблагонадежного" отношения ко вчерашним освободителям в конце 1919 - начале 1920 года происходит расформирование партизанских отрядов, что крайне болезненно воспринимается в алтайских селениях.

По распоряжениям властей вместо избранных местных Советов организуются военно-революционные комитеты, во главу которых чаще всего назначают незнакомых местному населению людей, "пришлых". Они пришли "на все готовое", не знают местных условий, кадров. В сентябре - декабре 1920 года в губернии подвергнуто арестам 1494 члена местных Советов.

Алтайские большевики вынуждены из-за острого недостатка специалистов использовать буржуазных спецов в советских учреждениях и армии, что также подливает масла в огонь. Причем нередко их назначают вместо отстраненных героев революции и гражданской войны - командиров партизанских отрядов, председателей сельсоветов. А авторитетных руководителей повстанческих формирований - Ефима Мамонтова, Григория Рогова, Ивана Третьяка, Ивана Новоселова, Михаила Козыря и других под разными предлогами арестовывают. Бывший партизанский главком Ефим Мамонтов в служебной записке на имя председателя Сибревкома отмечает, что "нет ни одного места заключения в Алтайской губернии, где бы не томились бывшие партизаны и их командиры". Он не принимал участия в восстаниях - был направлен на борьбу с Врангелем, где большинство его соратников погибло. По возвращении на Алтай над Мамонтовым устанавливают надзор, пытаются инсценировать контрреволюционный заговор под его руководством.

Кроме того, новые власти наступают на те же грабли, что и Колчак: объявляют мобилизацию населения, унтер-офицеров и военнослужащих 1889-1890 годов рождения. Мужики, и без того уже навоевавшиеся вволю и намеревавшиеся заняться мирной жизнью, уклоняются от призыва. Против дезертиров вводятся драконовские меры, вплоть до расстрела.

Не дождались крестьяне и обещанной земли: землеустроительное дело запущено, сколько ни сей хлеб - его силой забирают продотряды. Сельское хозяйство после нескольких лет безвластия, гражданской войны, реквизиций и конфискаций, отсутствия мужских рабочих рук все больше приходит в запустение. А тут еще и всеобщая трудовая повинность, продразверстка, замененная в марте 1921 года продналогом, огосударствление кооперативов, запрет свободной торговли. Инфляция, расстроенные хозяйственные связи, разрушение сложившегося десятилетиями общинного управления - все нагревает атмосферу в алтайском селе.

Историки советской поры повстанческое движение называли преимущественно кулацким по движущим силам (исследования последних лет показывают, что среди восставших были преимущественно бедняки и середняки), белогвардейско-эсеровским - по политическому руководству (как правило, отрядами повстанцев руководили командиры партизанских отрядов, боровшиеся с белогвардейцами), реставраторским - по целям (однако массовыми были лозунги "Долой коммунистов. Да здравствует Советская власть!"), а главными причинами назывались происки контрреволюции.

В годы революции политические партии обещали, как правило, одно и то же. В нюансах обещаний основная масса населения не разбиралась. Поддержка большевиков осенью 1917 года на выборах в Учредительное собрание и в Барнаульскую городскую думу была минимальной. Партизанские отряды, сформированные почти исключительно из крестьян, не встали на защиту советской власти летом 1918 года, когда в Алтайской губернии установилась власть белых.

Но вскоре большевики сумели хорошо организовать пропаганду. Они предлагали прекратить войну, призывали отказываться идти в колчаковскую армию, однако умалчивали, что воевать все же придется, но на их стороне. Партизаны оказались в ловушке: идти к Колчаку поздно - он, исповедующий лозунг "законность и порядок", не миловал колеблющихся и дезертиров, а большевики до поры до времени смотрели сквозь пальцы на вольности, мародерство, массовые репрессии, аполитичность партизан и их командиров. Поэтому многие повстанцы вынуждены были выбирать тех, кто не расстреляет. Тем более что большевики предлагали компромисс: заявление о лояльности приравнивалось к отпущению грехов.

По подсчетам кемеровского ученого, доктора исторических наук Владимира Шишкина, число мятежников в Сибири, восставших против большевиков, оценивается в 27-35 тысяч человек. Причем значительная часть их была сосредоточена в Алтайской губернии. Насильственная продразверстка, предполагающая прямой товарообмен города и села, была одной из главных, но не единственной причиной возмущения крестьянства.

По постановлению Совнаркома, подписанному Лениным 20 июля 1920 года, Алтайская губерния должна была сдать 31 миллион пудов хлеба и много другой продукции. Несмотря на репрессии, к весне следующего года удалось изъять только 20 миллионов пудов. Продналог, пришедший весной 1921 года на смену продразверстке, оказался и вовсе непосильным: если в среднем по России он составил 12-15 процентов валового сбора, то на Алтайскую губернию было наложено аж 37 процентов. Регулярные части Красной армии, части особого назначения, комотряды, продотряды (только в них насчитывалось 5-6 тысяч человек), ревтрибуналы жестоко подавляли сопротивление крестьянства.

В итоге уже к январю 1922 года губком РКП(б) рапортовал о перевыполнении плана по изъятию зерна, масла, яиц, а через две недели еще и выгреб сверх плана почти 90 тысяч пудов хлеба, в том числе и семена. Вот как характеризовал ситуацию на большевистской партийной конференции Горного Алтая докладчик Васильев: "Продналог выкачал все. Многие продавали свое имущество и за хлебом в продналог ехали за 200-300 верст, многие отправлялись на заработки".

Хроника крестьянских восстаний, до недавнего времени именовавшихся "контрреволюционными бунтами", такова: сначала, в мае 1920 года, вспыхнул мятеж бывшего командира партизанского отряда Причумышья, или Причернского края (от слова "чернь" -тайга с преобладанием пихтача - территория нынешних Заринского и Залесовского районов), Григория Рогова. Затем, в конце июня -начале июля, произошло крупнейшее восстание в Степном Алтае. Мятеж охватил территории на стыке Змеиногорского, Славгородского и Семипалатинского уездов. Затем восстание стремительно распространилось на северном и северо-западном направлениях, охватив Каменский и юго-западную часть Павлодарского уездов. Мятежники сформировали Народную повстанческую армию, имевшую 12 полков. По оценкам штаба 26-й советской дивизии, численность повстанческой армии достигала 18 тысяч человек. Ключевыми фигурами среди руководителей восстания стали бывший комиссар 1-го Алтайского полка партизанской армии Ефима Мамонтова Филипп Плотников, бедняк из Боровской волости (ныне Ал ейский район) и уроженец Павлодарского уезда есаул Дмитрий Шишкин.

Восстание в Степном Алтае близилось к подавлению, когда в Западной Сибири вспыхнуло еще два крупных мятежа. Сначала в первых числах июля восстало население нескольких волостей Новониколаевского уезда Томской губернии с примыкавшими к ним волостями Каменского и Барнаульского уездов Алтая, вслед за ним в середине июля - в районе Бухтармы (в ту пору входившей в состав Змеиногорского уезда Алтайской губернии). Численность отрядов Народной армии Колыванского (по названию города Колывань Новосибирской области) и Бухтарминского восстания -около 5-6 тысяч человек.

В начале 1921 года произошло Ишимско-Петропавловское восстание (территория нынешних Тюменской и Омской областей), составной частью которого на Алтае стало Сорокинское (ныне входит в черту города Заринска) восстание, начавшееся 19 января. Оно вновь охватило значительную территорию Причумышья, и возглавил его сподвижник Григория Рогова анархист Иван Новоселов. В мятеже участвовало около пяти тысяч крестьян. Повстанцам на первом этапе удалось разоружить кавалерийский красноармейский полк, но уже к концу января они были разгромлены регулярными войсками.

Мятежи переместились в горы. В июне 1921 года в Горном Алтае вспыхнуло восстание, получившее название "кайгородовщина". Начал его Федос Тырышкин - председатель Бело-ануйского сельсовета, бывший красный партизан. Он занял Усть-Кан, двинулся по Чуйскому тракту, где к нему присоединился отряд Тужлея Ташкинова. К осени в горном крае насчитывалось свыше десятка повстанческих отрядов до трех тысяч человек численностью. "Было время, - вспоминал позднее секретарь Ойротского (Горно-Алтайского) укома РКП(б) Леонид Папардэ, - когда из всего уезда оставалось свободными от банд не более шести волостей" (из 25).

Подавление мятежей было очень жестоким. Документы свидетельствуют, что, например, 13 июля 1920 года в бою за село Волчиха красноармейцы имели одного убитого и 12 раненых, а повстанцы - около 900. Последних зарубили бойцы 1-го кавалерийского дивизиона 87-й бригады ВОХР. А красноармейцы 226-го Петроградского полка 26-й дивизии за 13-17 июля 1920 года только в пяти селах Славгородского уезда убили около 1600 мятежников.

На подавление крестьянских восстаний в Алтайской губернии, как правило, бросали значительные силы Красной армии, части особого назначения (ЧОН). Например, против повстанцев Степного Алтая выступили три полка 26-й стрелковой дивизии, четыре бригады, курсанты военной школы, коммунистические отряды. Общее командование ими было поручено начальнику 26-й дивизии Яну Гайлиту. Боевые операции на территории губернии (за исключением Горного Алтая) длились чаще всего около недели: вооруженным до зубов войскам противостояли повстанческие соединения, имеющие, как правило, лишь дробовики, вилы да самодельные пики.

У убитого в бою руководителя повстанческого движения в Горном Алтае Александра Кайгородова командир истребительного отряда ЧОН Иван Долгих отсек голову, которую доставили в кастрюле со спиртом на заседание Алтайского губисполкома. За что 1 мая 1922 года в числе других семи чоновцев он был награжден орденом Красного Знамени. Повстанцы гибли не только в боях. Сохранились свидетельства того, что во многих деревнях Славгородского уезда расстреливали и убивали от тридцати до семидесяти человек, примерно столько же подвергалось арестам, которых ревтрибуналы, как правило, приговаривали к расстрелу. За период с 20 декабря 1920-го по 1 марта 1921 года, по данным писателя-краеведа Василия Гришаева, Алтайский губревтрибунал рассмотрел 523 дела на 1154 человека, из них 15 приговорил к расстрелу, более 800 - к лишению свободы на срок от двух месяцев до 20 лет, 300 - освободил.

Как правило, власти действовали "кнутом". Но изредка использовали и "пряник": сначала на захваченных повстанцами территориях приостанавливали взимание продналога, объявляли амнистию добровольно сдавшимся, затем меры ужесточали: вводили комендантский час, запрещали оказания помощи "бандитам", широко использовали практику расстрелов, конфискаций имущества повстанцев, ссылки их семей.

Красноречиво говорит о методах борьбы с недовольными крестьянами ныне опубликованный "Доклад уполномоченного Алтайской губчекапятерки, командира сводного отряда 87-й бригады ВОХР Матвея Ворожцова (Анатолия)". В нем руководитель карательного отряда говорит о "работе по налаживанию твердой советской власти": расстрелах "агитаторов", "зачинщиков" и "главарей" в селах Славгородского и Змеиногорского уездов, взятии заложников, конфискации имущества и скота у "семейств бандитов". "Всего было арестовано 290 человек, - докладывал М.Ворожцов. - Из них отправлено в Барнаул в Губчека 102, передано ревтрибуналу 15, расстреляно злейших врагов советской власти 52, отпущено из-под ареста 121".

Разгром крестьянских мятежей усилил позиции большевиков. Выросло количество партийных ячеек, они повсеместно вооружились. Оружие в руках большевиков появилось еще в мае 1920 года, начале борьбы с "политическим бандитизмом", когда начали разоружать и расформировывать партизанские отряды. Через месяц по решению IХ съезда РКП(б) всех коммунистов и кандидатов стали обучать военному делу и приступили к формированию коммунистических отрядов частей особого назначения. 6 августа по решению губкома они были переведены на казарменное положение, а в сентябре, после введения в Алтайской губернии чрезвычайного положения, объединены в особые воинские подразделения. Все коммунисты от 17 до 55 лет "стали под ружье". Например, на борьбу с "кайгородовщиной" было брошено до 90 процентов коммунистов Горного Алтая. К концу 1921 года в губернии имелось 10 мобильных большевистских частей - полков, батальонов, дивизионов и эскадронов.

Отряды ЧОН сыграли большую роль в окончании разгрома повстанческих соединений, особенно в Горном Алтае, где регулярные войска с трудом ориентировались в горах. Истребительные отряды ЧОН, сформированные из местных коммунистов, хорошо знали не только территорию, но и членов повстанческих соединений. Таким образом, гражданская война на Алтае завершалась тем, что действительно "брат пошел на брата".

Но и после выполнения военных задач чоновцы нередко использовали методы террора, получившие название "красный бандитизм", - теперь уже против мирного населения. В ноябре 1921 года Алтайский губком РКП(б) вынужден был издать совершенно секретное циркулярное письмо по противодействию "красному бандитизму". В нем констатируется, что встали на путь террора "отдельные ячейки и даже волостные организации РКП(б)". "Местами эта анархическая деятельность отдельных членов партии и целых ячеек превращалась в чистокровный бандитизм и выражалась в расхищении продовольственных запасов, сведении личных счетов, убийствах".

Как предписывалось относиться к бандитам в своих рядах? "Особых мер по отношению к пассивным и рядовым участникам "красного бандитизма" применяться не должно". А вот к "красным бандитам" - "бывшим членам партии анархистов, эсеров всех оттенков" и принимавшим участие в акциях со своекорыстными целями - отношение должно быть другим - они "должны понести суровую кару, вплоть до расстрела".

Население, несмотря на усиление недовольства, больше уже не пыталось (исключение - так называемое Добытинское восстание в Усть-Пристанском районе, спровоцированное чекистами в 30-м году) оказывать вооруженное сопротивление.

В сводке Алтайской губчека за первую половину октября 1920 года так трактуется пассивность населения: "Отсутствие восстаний и искоренение бандитизма объясняются запуганностью крестьянина донельзя, с одной стороны, с другой - силой оружия совет(ских) войск". А разведсводка штаба ЧОН Сибирского военного округа за ноябрь 1922 года подытожила: "Горный Алтай остается самым спокойным в Сибири".

1   2   3   4




Похожие:

Гражданская война iconДокументи
1. /_Щербаков А.Ю., Гражданская война.djvu
Гражданская война iconГражданская война. Тест. История России 9 класс
Укажите дату введения новой экономической политики: а 1918 г б 1921 г. В 1920 г
Гражданская война iconОсобенности эволюции русской литературы. Периодизация
В советском литературоведении господствовало мнение, в основе которого был положены политические события (революция, гражданская...
Гражданская война iconУрок для XXI века Сергей Георгиевич Кара-Мурза Гражданская война 1918-1921 гг урок для XXI века
Хотя с тех пор Россия сильно изменилась, уроки той гражданской мы должны изучить обязательно
Гражданская война iconСьюзен Коллинз Сойка-пересмешница
Но Пит похищен власть имущими, и судьба его не известна. И тогда легенда становится реальностью. Таинственный Тринадцатый дистрикт...
Гражданская война iconУрок Гражданское право
Понятия: гражданское право, гражданская правоспособность, гражданская дееспособность
Гражданская война iconВойна в чечне чечня. Война вокруг

Гражданская война iconЛитературно – музыкальная композиция
Афганистан. Долгие 10 лет продолжалась война. Любая война трагична. Вдвойне трагична война, принявшая облик гражданской. Не было...
Гражданская война iconВойна война – это страшно. Война – это голод. Каждый кусочек еды надо беречь. Надо всем помогать в трудностях. Я думаю, что старые бабушки и дедушки вспоминают войну со слезами.
Война самое страшное для людей. Во время войны много людей погибло. Они погибли, защищая Родину. Гибли все, и взрослые и дети. Многие...
Гражданская война iconЛекция 2 Смута начала XVII в положение России в XVII в. Гражданская война (Смута) начала XVII в круто изменила ход российской истории
Бориса Годунова (брата жены царя). После смерти Федора он стал царем. Его политика немного отсрочила катастрофу, к которой привело...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©cl.rushkolnik.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы