Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевтическая коррекция) Учебное пособие icon

Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевтическая коррекция) Учебное пособие



НазваниеМеханизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевтическая коррекция) Учебное пособие
страница6/12
Дата конвертации30.11.2012
Размер1.44 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
^

Психологические защиты (история, определение, структура, функция, виды)


Вопрос о содержательных характеристиках защиты психологической по-разному решается представителями различных школ. Так, неофрейдизм признает необходимость реализации защиты при возникновении у субъекта чувства собственной неполноценности, угрозе ценности и значимости личности. теории считают защиту следствием противоречий в структуре Я. Конечная цель защитного процесса представляет собой достижение согласования между реальными содержаниями сознания и Я-концепцией и пр. В отечественной психологии проблемы защиты психологической разрабатывались с позиций марксистского учения о личности; защита выступала как проявление взаимодействия субъекта с окружением в ситуациях возможного или действительного неуспеха деятельности и реализации потребности быть полноценной личностью.

Все представители глубинной психологии считают, что организм реагирует на нарушение как целостная сис­тема. Так, Вильгельм Райх, психоаналитик, который в свое время был исключен из Международного психоана­литического объединения, психотерапевт, на чьих идеях сейчас выстраиваются самые различные телесные психо­терапии, этот практик и теоретик психотерапии считал, что вся структура характера человека является единым защитным механизмом. В этой единой защитной системе путем «поглощения» бессознательной энергии либидо и тревоги происходит уклонение от естественных притяза­ний сексуальной энергии и уход от реальных страхов. Райх считал, что психотерапевтическая работа как раз и должна состоять в разрушении этой мощной двойной защиты, разрушении характерологического и мышечно­го панциря.

Многие исследователи считают, что использование защитных механизмов приводит к невротической адапта­ции – довольно субтильному аппарату приспособления к негативным стимулам. Шаткость подобного приспособ­ления обусловлена ригидностью – основной характери­стикой защитных техник. Невротическая адаптация в конечном счете формирует структуру невротического характера человека.

Приоритет открытия психологической защиты, что признается всеми исследователями, принадлежит Зигмунду Фрейду. Основной проблемой человека З. Фрейд считал страхи, различая три вида: реалистический (перед реальной опасностью внешнего мира), моральный, чувство вины (перед собственной совестью, внутренней цензурой), невротическую тревогу (перед собственными страстями и желаниями).

Понятие психологической защиты – одно из основных понятий в психоаналитической теории и практике. Впервые оно появляется в 1894 года в работе З. Фрейда «Защитные нейропсихозы» и обозначало техники борьбы личности с неприятными и невыносимыми для сознания представлениями. Их задача и состоит в минимизации и даже полном вытеснении неприятных аффектов и непереносимых для сознания мыслей и представлений. По первоначальным представлениям, механизмы защит – врожденное средство разрешения конфликта между сознанием и бессознательным.

Фундаментальные положения о защите 3. Фрейд сформулировал в процессе лечения больных неврозами. обратимыми расстройствами, обусловленными воздействием психотравмирующих факторов. В основе этой болезни лежит переживание человеком внутреннего конфликта – столкновения особо значимых отношений личности с противоречащими им обстоятельствами жизненной ситуации. Неспособность человека разрешить такой конфликт вызывает рост внутреннего напряжения и дискомфорта. 3. Фрейд показал, что в этот трудный для человека момент активизируются специальные психологические механизмы защиты, которые ограждают сознание человека от неприятных, травмирующих переживаний. Включение механизмов защиты сопровождается субъективным ощущением облегчения – снятия напряжения. Впоследствии защитные механизмы стали рассматриваться не только как элемент психики людей, склонных к невротическим реакциям или страдающих неврозами, но и как функции «Я» – сознательной части личности любого человека. При угрозе целостности личности именно защитные механизмы отвечают за ее интеграцию и приспособление к реальным обстоятельствам. Было показано, что включение защиты может привести не только к актуальному облегчению, но и к появлению стабильных, длительно функционирующих структур, которые в дальнейшем будут активизироваться в сходных обстоятельствах. При этом вторжение защиты может сопровождаться формированием специфических, «условно желательных», симптомов, которые вовлекаются человеком в решение ситуации, связанной с конфликтом, и тоже частично снижают внутреннее напряжение. Было отмечено, что при неврозе пациенты жалуются на эмоциональные расстройства, нарушения телесных и вегетативных функций.

Уже в ранних работах Фрейд указывал на то, что прототипом психологической защиты является механизм вытеснения, конечной целью которого является избегание неудовольствия, всех негативных аффектов, которые сопровождают внутренние психические конфликты между влечениями бессознательного и теми структурами, которые отвечают за регуляцию поведения личности. Наряду с редукцией отрицательных аффектов происходит вытеснение содержания этих аффектов, тех реальных сцен, мыслей, представлений, фантазий, которые предшествовали появлению аффектов. В своих поздних работах З. Фрейд связывает понятие защиты с понятиями научения и развития как регуляторов индивидуального поведения.

В современной психологии представления о связи защиты с экстремальными ситуациями и о смягчении с ее помощью конфликтов – сохранились, а положение о врожденном разнообразии форм защиты у конкретного человека – подверглось коррекции.

Анна Фрейд сделала попытку систематизировать знания о психологических защитах, накопившиеся к середине 40-х годов. Ею были развиты положения о связи защитных механизмов с индивидуальным опытом и научением, а так же акцентировалась роль защитных механизмов при разрешении внешних конфликтов.

Анализ работ своего отца, а также собственный психоаналитический опыт привели Анну Фрейд к выводу, что использование защиты конфликт не снимает, страхи сохраняются и, в конечном счете, велика вероятность появления болезни. Она указала на три источника тревоги. Во-первых, это – тревога, страх перед инстинктами бессознательного, которые руководствуются только принципом удовольствия (страх перед Оно). Во-вторых, это – состояния, вызванные чувством вины и стыда, угрызениями совести (страх Я перед Сверх-Я). И – страх перед требованиями реальности (страх Я перед реальностью). В таблице (Таблица 1) представлена концепция А. Фрейд решения конфликта при сильном «Я» – нормальное разрешение конфликта, при слабом «Я» разрешение конфликта с учетом психологических защит, при патологических формах разрешения конфликтов.

Альфред Адлер выносит истоки психологического конфликта за рамки субъекта. Он связывает понижение шансов благоприятного развития и возрастания риска формирования неврастенического характера с конкретным социальным окружением. Для Адлера внутрипсихический конфликт есть только следствие неверного отношения к ребенку со стороны ближайшего окружения в первые годы жизни. Еще до осознания своего Я ребенок усваивает сценарий своей будущей жизни, жизненный стиль, который формируется в тот период, когда ребенок еще не обладает ни достаточно развитым языком, ни достаточно развитой системой понятий. Однако одновременно воспроизводится также чувство своей зависимости, беспомощности и неполноценности.


Таблица 1




Норма

Психозащитные механизмы

Патология

^ Страх Я

Перед

«Оно»

Если «Я» личности сильное, минимизация страха происходит через интеграцию, через принятие аффекта, через его переработку и включение вэмоциональную сферу личности.

Страх вытесняется, загоняется внутрь, но сила аффекта продолжает действовать в сфере бессознательного, оказывая свое влияние на всю психику и даже физиологию человека. В конечном счете, это опять же может привести к болезни.

Конфликт между сферой бессознательных притязаний и Я не разрешается, он усугубляется, страх увеличивается, и следствием этого увеличения страха являются истерические неврозы и (или) невроз навязчивых состояний.

^ Страх

«Я» перед

«Сверх-Я»

Я и Сверх-Я, договариваются, приходят к соглашению, какие влечения Оно следует принять, удовлетворить и не мучиться муками совести и вины, а каким нельзя потакать и их следует сублимировать в другие сферы жизнедеятельности.

приходится либо полностью вытеснить вину, либо полностью вытеснить влечения. Не разрешенное противоречие между Я и Сверх-Я ведет или к усилению чувства вины, или к полному игнорированию цензуры моральной инстанции Сверх-Я, потаканию инстинктам

приводит

к меланхолическому симптомокомплексу,

или к девиантному поведению.

^ Страх «Я»

Перед

Реаль-ностью

переоценка восприятия реальности (она не такая уж страшная и не несет угрозы для меня).

аффект сохраняется, но только загоняется вглубь. При схожих условиях он вновь разворачивается и может даже увеличиться. В этом случае мир воспринимается постоянно несущим некую угрозу, подвохи.

страх не минимизируется, а наоборот, увеличивается, принимает глобальные размеры, охватывая всю личность, возникают так называемые инфантильные фобии.


Анализ основных работ Адлера по развитию личности показывает, что он не заимствовал понятие о психологической защите из психоанализа. Если он и пишет о конкретных техниках защиты, то, как правило, приводит их в кавычках, как бы дистанцируясь от этого психоаналитически ориентированного концепта. Взамен ему он предлагает конструкт «вредоносная компенсация». Вредоносная компенсация имеет место в становлении невротического характера, при котором реально переживаемое чувство неполноценности превращается в аккумулированный «комплекс неполноценности» как уже устойчивая характерологическая диспозиция. Этот комплекс возникает у ребенка при постоянном переживании неудач в решении актуальных ситуаций и при отсутствии поддержки со стороны взрослого окружения (семьи, школы и т. д.).

Приоритет в постановке проблемы психозащиты в отечественной литературе принадлежит Ф. В. Бассину. Зас­луга этого ученого в том, что он отнесся к явлению за­щиты не как к научному артефакту психоанализа, а как к реально существующему психическому феномену, име­ющему право и операциональные возможности научно­го исследования

Сам Ф. В. Бассин не ограничивает значение психоза­щиты только специфическими эксквизитными ситуация­ми, как это, например, делают такие исследователи как Ю. С. Савенко и Ф. Е. Василюк, которые считают, что защитные механизмы возникают в процессе самоактуали­зации в ситуациях, осложняющих этот процесс, или в так называемых «ситуациях невозможности». Для Бассина и ряда других психологов и медиков психо­логическая защита представляет собой нормальный, широко обнаруживаемый механизм, направленный на предотвращение расстройств поведения и физиологичес­ких процессов не только при конфликтах сознания и бессознательного, но и при столкновении вполне осоз­наваемых, но аффективно насыщенных установок. Бассин причисляет к психозащитным механиз­мам создание более широкой в смысловом отношении установки, которая направлена на нейтрализацию нере­ализуемой по каким-либо причинам аффективно насыщенной установки.

В поле действия новой установки снимается противо­речие между первоначальными стремлениями и препятст­вием, при этом первоначальное стремление как мотив преобразуется и обезвреживается. При таком опреде­лении психологической защиты снимаются отрицатель­ные моменты в психозащитной регуляции поведения, игнорируется тот важный для оценки личности факт, что психозащита есть свидетельство слабого Я, что она, хотя определенным образом и мобилизует поведение, но, подчиняясь инфантильной установке, «пытается бо­роться против сложности не преодолением и разреше­нием, а иллюзорным упрощением и устранением», в определенной степени нечувствительна к целостной пси­хологической ситуации.

Как нам кажется, создание «более широкой в смыс­ловом отношении» установки означает не что иное как переход на более высокий, уже творческий уровень пси­хической регуляции. А это противоречит самой семанти­ке слова «защита». В понимании защиты Бассиным уже присутствует момент развития, момент плодотворной экспансии, момент расширения мотивационной струк­туры личности, расширения взаимодействия, а значит расширения и дифференциации индивидуальных про­цессов отражения и регуляции. Б. Д. Карвасарский же считает, что повседневными, нормальными являются психологичес­кие адаптивные реакции, но не реакции психологичес­кой защиты. В парадигме медико-психологических исследований использование психозащитных техник рассматривается в определенной мере как патологическая, неплодотвор­ная форма разрешения противоречий.

В. К. Мягер предлагает делать различие между патологи­ческой защитой (или неадекватными формами адап­тации) и нормальной защитой, профилактической, постоянно присутствующей в нашей повседневной жиз­ни. Очень часто, когда медики и психотерапевты го­ворят о психологической защите у больных неврозами, то понимают под защитой процесс адаптации, который направлен на снижение эмоциональной напряженности (тревоги) в условиях противоречивых отношений и по­зиций личности; защита ослабляет в сознании больного остроту выраженности чувства несостоятельности, уни­жения, страха, утрат и т. д. В профессио­нальной среде психологов и психотерапевтов это часто приводит к недоразумениям. Когда психолог-консультант говорит о том, что и как он делает для того, чтобы снять психологическую защиту и начать настоящую работу по преодолению проблемы, медик-психотерапевт его не понимает, он как раз пытается сохранить защиту у боль­ного неврозом для того, чтобы купировать остроту бо­лезненных переживаний. И лишь при длительном неврозе допускается появление так называемых вторичных защит­ных механизмов, которые закрепляют невротическое поведение; например, возникает рационализация с це­лью оправдания болезнью своей несостоятельности, уход в болезнь, освобождающий от ответственности за реше­ние проблемы.

Неоднозначное отношение к психологической защи­те не только у медиков, но и у психологов.

Р. М. Грановская и И. Я. Березная отмечают, что пси­хологическая защита тормозит полет творческой фанта­зии, работу интуиции, она выступает в качестве барьера, который сужает, заслоняет и (или) искажает полноцен­ное восприятие и переживание мира. Эти исследователь­ницы описывают защиту как организацию ловушек и преобразователей опасной и тревожной для личности информации. Наиболее опасная информация не воспри­нимается уже на уровне восприятия, менее опасная вос­принимается, но затем искажается, трансформируется в удобоваримую для личности. Одновременно авторы от­мечают и другую, положительную роль защиты. Защита ограждает сознание от информации, которая может раз­рушить целенаправленное мышление. Мышление, кото­рое настроено на решение проблемы в соответствии с отображаемой картиной ситуации. В этом смысле защит­ные техники рассматриваются как система стабилизации личности, которая направлена на устранение или минимизацию отрицательных эмоций, тревоги, которая возникает при рассогласовании имеющейся картины мира и ситуации с новой и неожиданной информацией. Еще раньше Р. М. Грановская указывала на то, что с помощью психологической защиты регулируется пове­дение «в ситуациях, когда интенсивность потребности нарастает, а условия ее удовлетворения отсутствуют». Грановская оправдывает применение за­щитных механизмов психики личностями с жесткой и косной системой принципов поведения; у этих лиц за­щитные механизмы якобы оберегают психику. Однако автор исключает из сферы своего рассмотрения то, что, во-первых, защитные механизмы еще сильнее закрепля­ют ригидные способы поведения, и, во-вторых, эта ригидная система принципов поведения как раз и может быть обусловлена использованием психологической защиты в эксквизитных ситуациях.

Впрочем, Р. М. Грановс­кая непоследовательна и противоречива в своем опреде­лении функционального назначения защиты, когда пишет: «Действие механизмов психологической за­щиты направлено на сохранение внутреннего равнове­сия путем вытеснения из сознания всего того, что серьезно угрожает системе ценностей человека и вместе с тем его внутреннему миру. В то же время не упустим из виду, что исключение из сознания подобной информации мешает самоусовершенствованию человека. В данном контексте важно сконцентрировать внимание на том, что защит­ные механизмы поддерживают внутренний мир человека в некоторой гармонии с внешним миром не за счет ак­тивного изменения и преобразования недостатков окру­жающего мира или собственного характера, а за счет внутренних перестроек, приводящих к устранению из восприятия и памяти конфликтной и травмирующей информации».

Нам наиболее близка оценка защитных механизмов, которую дал в своей знаменитой монографии Ф. Е. Василюк. Он разводит цели защитных механизмов, которые направлены на стремление избавить человека от рассог­ласованности и амбивалентности чувств, на предохране­ние его от осознания нежелательных содержаний и на устранение негативных психических состояний тревоги, страха, стыда и т. д., и ту дорогую цену, которую платит человек за использование защитных механизмов, кото­рые представляют собой ригидные, автоматические, вы­нужденные непроизвольные и неосознаваемые процессы отражения и регуляции. Конечный результат их исполь­зования выражается в объективной дезинтеграции пове­дения, самообмане, мнимом, паллиативном разрешении конфликта или даже неврозе.

Большой вклад в изучение психологической защиты и разработку методов ее тестирования (т. е. измерения вклада каждого механизма в репертуар защиты данного человека) внес Р. Плутчик. Его основная идея за­ключается в том, что механизмы психологической защи­ты являются производными эмоций, а эмоции определя­ются как базисные средства адаптации. Более подробно данная концепция будет рассмотрена ниже, когда мы будем рассматривать вопрос о механизмах защит.

В настоящее время большинство исследователей рас­сматривают психологические защитные механизмы в качестве интрапсихической адаптации личности за счет подсознательной переработки поступающей ингформации. В этих процессах принимают участие все психиче­ские функции: восприятие, память, внимание, вообра­жение, мышление, эмоции. Но каждый раз основную часть работы по преодолению негативных переживаний берет на себя какая-то одна из них. (Например, пере­ориентация внимания при отрицании, забывание при подавлении, построение логических доводов для оправ­дания своих поступков при рационализации.) Включа­ясь в психотравмирующей ситуации, защитные механиз­мы выступают в роли своеобразных барьеров на пути продвижения информации. В результате взаимодействия с ними тревожная для личности информация либо игно­рируется, либо искажается, либо фальсифицируется. Тем самым формируется специфическое состояние сознания, позволяющее человеку сохранить гармоничность и урав­новешенность структуры своей личности. Такое защит­ное внутреннее изменение рассматривается как особая форма приспособления человека к среде. Принципиаль­но важно, что все эти процессы – неосознаваемые.

По мере накопления экспериментальных данных ста­ла выявляться определенная неоднозначность роли защи­ты. Первоначально защита проявляется в раннем детстве, когда формы об­щения и виды конфликтов со средой ограничены уров­нем развития личности. Она предназначена для автома­тичного приспособления к среде за счет самопротекции. Однако во взрослом состоянии, при взаимодействии в расширенном социальном окружении, защиты только по типу автоматизмов бывает явно недостаточно. Поэтому если она не усложняется и не корректируется, то при определенных условиях может привести к дизадаптации личности.

Исследования показали, что организация защиты и ее способность противостоять внешним вредным воздействиям (т. е. выполнять свои функции) у разных людей не одинакова. Одних защита не ограждает и от того, от чего надо было бы защитить, а других ограждает настоль­ко прочно, что в психику не просачивается даже значи­мая для личностного развития информация. В результа­те возникла необходимость различать нормальную, по­стоянно действующую в нашей повседневной жизни защиту, выполняющую профилактические функции, и защиту патологическую – как неадекватную форму адап­тации.

^ Психологическая защита – это система стабилизации личности, направленная на ограждение сознания от неприятных, травмирующих переживаний. Критерием эффективности защитных механизмов является ликвидация тревоги и избавление от страха. Принято подразделять защиту психологическую на успешную и неуспешную. Результат успешной защиты – прекращение импульсов, провоцирующих тревогу; неуспешная защита не способна сделать это и потому вызывает их постоянное повторение. Конкретное отнесение механизмов защитных к категории успешных или неуспешных бывает различным у разных авторов. Ослабляя внутриличностный конфликт, защита регулирует поведение человека, повышая его приспособляемость и уравновешивая психику. При этом свой конфликт между потребностью и страхом человек может выражать разными способами:

  1. посредством психических перестроек

  2. посредством телесных нарушений (дисфункций), проявляющихся в виде хронических психосоматических симптомов

  3. в форме изменения способов поведения

Психологические защиты нельзя однозначно рассматривать как полезное или вредное явление.

Позитивные последствия: Защитные механизмы личности бессознательно оберегают психику от травм. Позволяют сохранить устойчивость личности на фоне дестабилизирующих переживаний и добиться более или менее успешной адаптации. Полезный (адаптивный) эффект психологическая защита в большей степени проявляется, когда масштаб конфликта, угрожающего целостности личности, относительно невелик.

Негативные последствия: мешают человеку осознать свои заблуждения относительно собственных черт характера и мотивов поведения, что часто затрудняет эффективное разрешение личных проблем. Может исказиться смысл событий и переживаний, чтобы не нанести ущерба психике. лишает человека возможности активно воздействовать на ситуацию и устранить источник переживаний. При существенном конфликте, требующем устранения его причин, защита играет, скорее, негативную роль, затушевывая его и снижая его эмоциональную напряженность и значимость для личности. Альтернативой в подобных ситуациях может быть либо реальное вмешательство в ситуацию и преобразование ее, либо самоизменение, адаптация к ситуации за счет преобразования самой личности.

Начало исследованиям механизмов защит было положено 3. Фрейдом, рассматривавшим их как формы разрешения конфликта между бессознательными влечениями и интериоризованными социальными требованиями и запретами, и А. Фрейд, видевшей в них также механизм разрешения (снятия) внешних конфликтов, адаптации к социальному окружению.

В теории психоанализа развитие личности определяется инди­видуальной судьбой ее влечений. Другими словами, у влечения может быть разная судьба, разные пути реали­зации.

Во-первых, часть влечений может быть и должна быть удовлетворена напрямую, сексуальные влечения должны быть удовлетворены на сексуальных объектах, предпоч­тительно на сексуальных объектах другого пола, агрес­сивные импульсы должны быть напрямую отреагированы на деструкцию. Это та часть энергии влечений, которая, если так можно выразиться, не конвертируема, т. е. ис­пользуется по прямому своему назначению.

Во-вторых, другая часть влечений находит свое удов­летворение на замещающих объектах, но при этом сохра­няется качество энергии, которая обеспечивает акт удовлетворения. Либидо остается либидо, танатос – танатосом, но у них подменены объекты удовлетворения. Например, человек может получать сексуальное удовлетворение, глядя на вещь любимого человека, или же ученик может с остервенением рвать учебник по предмету, кото­рый преподает ненавистный ему педагог.

Далее, третья судьба влечения – сублимация. Субли­мация – это изменение качества энергии, ее направле­ния, смена объектов, это социализация инфантильных либидо и танатоса. Благодаря сублимации и происходит становление человека как социального и духовного су­щества, а не просто созревание его как некой природной телесности. Социум (и Дух) связывают энергии либидо и танатоса не с прямыми объектами соответствующих вле­чений, а с объектами, которые имеют прежде всего со­циальную и культурно-духовную значимость (трудовая, общественная, политическая, духовная активности). Суб­лимация – это личностно созидательный акт, он необ­ходим для личности и полезен для социума. Половой акт тоже созидательный и по сути своей социальный, но это не сублимация, потому что здесь не меняются ни каче­ство энергии, ни объекты ее влечения. Понятно, что половой акт совершает не просто человек как животное существо, а личность.

И, наконец, последняя судьба влечений – это вы­теснение. Условия, при которых происходит вытеснение, следующие:

Во-первых, влечение должно быть сильным, и пото­му оно непременно должно быть удовлетворено.

Во-вторых, таким же сильным должен быть запрет цензуры Сверх-Я на удовлетворение влечения здесь и сейчас. При этом запрет должен быть тотален, часто даже без каких-либо резонов. Просто; не убий, и все! Или запрет инцеста. Тотальность запрета должна быть усвоена как непререкаемая ценность, как непреложная истина, как железное правило, как объективный закон, у кото­рого нет исключений.

В-третьих, у личности не отработаны приемы, техни­ки сублимации данного импульса, нет практики социаль­ной и духовной активности, внутренней переработки этой энергии в собственно человеческой деятельности.

Наконец, мое Я от всей этой ситуации ощущает страх, тревогу, невозможность разрешить конфликт, т. е. Я от­ражает данную ситуацию как ситуацию невозможности. Реальность, внешние обстоятельства не только не по­мощник, но, наоборот, внушают угрозу.

Все эти условия дают нам картину слабого Я, Я, ко­торое не может справиться с «бешеным» влечением Оно, непререкаемыми запретами Сверх-Я и требованиями и угрозами реальной ситуации. И тогда начинается работа вытеснения, отгораживания от влечений Оно, сверхмо­рального Сверх-Я и угроз реальности.

Сильное, творческое Я умеет создавать гармонию меж­ду Оно, Я и Сверх-Я. Человек осуществляет свой личностный рост, сохраняя душевную гармонию и со­гласие с самим собой и миром. Такой человек, когда на его жизненном пути возникают проблемы, кризисы, в состоянии справиться с ними сам, умеет принять по­мощь от других в их решении и выйти из ситуации еще более обогащенным и мудрым. Для сильного Я такие си­туации даже благо, стимул и условие личностного роста. Формирование сильного социального Я заключается в развитии способностей выдерживать и противостоять энергетическому напору бессознательных влечений, ре­шая, какие из них можно удовлетворить напрямую, не конвертировать, какие сублимировать на социально-ду­ховную активность, а какие отложить до их удовлетворе­ния в уместных для этого ситуациях.

Согласно А. Фрейд, механизмы защит являются продуктом индивидуального опыта и научения. В 40-50-е гг. были развернуты исследования защит на уровне изучения механизмов трансформаций угрожающего или конфликтогенного объекта в процессе его восприятия (т. н. перцептивная защита).

В монографии А. Фрейд описано пятнадцать механиз­мов. В Словаре-справочнике по психиатрии, опуб­ликованном Американской Психиатрической ассоциа­цией в 1975 г., – двадцать три. Обобщив список всего лишь двух классификаций, Л. И. Вассерман с соавторами в качестве примера приводят список из тридцати четырех механизмов психологической защиты. Это – вытеснение, отрицание, перемещение, обратное чувство, подавление (первичное и вторичное), иденти­фикация с агрессором, аскетизм, интеллектуализация, изоляция аффекта, регрессия, сублимация, расщепление, проекция, прожективная идентификация, всемогущест­во, девалюация, примитивная идеализация, реактивное образование (реверсия или формирование реакции), замещение или субституция (компенсация или субли­мация), смещение, интроекция, уничтожение, идеали­зация, сновидение, рационализация, отчуждение, ка­тарсис, творчество, инсценирование реакции, фанта­зирование, заговаривание, аутоагрессия.

Р. Плутчик выделяет восемь базисных адаптивных реакций (инкор­порация, отвержение, протекция, разрушение, воспро­изводство, реинтеграция, ориентация, исследование), которые, с его точки зрения, выступают как прототипы восьми базисных эмоций (страх, гнев, радость, печаль, принятие, отвращение, ожидание, удивление). Кроме то­го, он обратил внимание на то, что защитные механиз­мы характеризуются противоположностью (биполярностью) в той мере, в какой полярны лежащие в их основе эмоции (радость – печаль, страх – гнев, принятие – отвращение, ожидание – удивление). Таким образом, восемь базисных механизмов он сводит к четырем па­рам: реактивное образование – компенсация, подавле­ние замещение, отрицание – проекция, интеллектуа­лизация – регрессия. Поскольку защитные механизмы являются производными эмоций, то они, по аналогии с эмоциями, классифицируются на базовые (отрицание, вытеснение, регрессия, компенсация, проекция, замеще­ние, интеллектуализация, реактивное образование) и вторичные (к их числу относятся все остальные).

Определив зависимость проявления тех или иных ме­ханизмов защиты от этапа возрастного развития лично­сти, особенностей конкретных когнитивных процессов и гипотетическую шкалу примитивности-зрелости от­дельных защитных механизмов, Р. Плутчик выстроил их последовательность, которая, в порядке возрастания зре­лости, выглядит так. В числе первых возникают меха­низмы, связанные с перцептивными процессами. Имен­но процессы ощущения, восприятия и внимания несут ответственность за защиты, связанные с невидением, непониманием информации (перцептивные защиты). К этой группе относятся отрицание и регрессия, а также их аналоги. Они выступают как наиболее примитивные и характеризуют «злоупотребляющую» ими личность как эмоционально и личностно менее зрелую. Затем возникают защиты, связанные с процессами памяти, а именно с забыванием информации (вытеснение и подавле­ние). Самыми последними, по мере развития процессов мышления и воображения, формируются и наиболее сложные и зрелые виды защит, связанные с переработ­кой и переоценкой информации (рационализация).

Психоэволюционная теория эмоций Роберта Плутчика и структурная теория личности Генри Келлермана предлагают специфическую сеть вза­имосвязей между различными уровнями личности: уровнем эмоций, за­щитой и диспозицией (наследственные предрасположенности к психическим заболеваниям). В теории Келлермана пересекаются психо­аналитические и социобиологические концепции, которые отражены в следующих положениях о взаимосвязи защитных механизмов и эмоций. Определенные механизмы защиты предназначены для регуляции опреде­ленных эмоций. Существуют восемь основных механизмов защиты, кото­рые взаимодействуют с восемью основными эмоциями. Восемь основных механизмов защиты проявляют качества и полярности, и схожести. Суще­ствуют механизмы защиты другого типа, участвующие главным образом в формировании черт характера (так называемые идентификационные за­щиты). Основные диагностические типы образованы характерными для них стилями защиты, личность может пользоваться любой комбинацией механизмов защиты, все защиты в своей основе имеют механизм подавле­ния, который первоначально возник для того, чтобы победить чувство страха.

Преобладание у человека какого-либо защитного ме­ханизма может привести к развитию определенных черт и акцентуаций характера. И наоборот, люди с определен­ными свойствами склонны доверять конкретным защи­там. Определенный механизм защиты как средство ис­кажения реальности может характеризовать серьезные личностные расстройства и нарушения.

А. Фрейд показала, что определенные наборы психозащитных техник ведут к соответствующей, совершенно определенной симптоматике, Это доказывается и тем, что при определенных психологических патологиях используются соответствующие защитные техники. Так, при истерии характерно частое обращение к вытеснению, а при неврозе навязчивых состояний происходит массированное использование изоляций и подавления.

Исследования, проведенные сотрудниками Психоневрологического института им. В. М. Бехтерева в Санкт-Петербурге, подтверждают гипотезу А. Фрейд о связи синдрома с использованием определенных защитных техник. Так, В. А. Ташлыков обнаружил, что у больных истерией в 62% случаев было выявлено вытеснение из сферы сознания неприемлемого мотива. В 82% случаев у больных неврозом навязчивых состояний ведущим механизмом психологической защиты была интеллектуализации, или изоляция аффективных состояний.

Наиболее полно такая взаимосвязь обоснована в теоретических исследо­ваниях Г. Келлермана и Р. Плутчика, которые предлага­ют специфическую сеть взаимосвязей между различны­ми уровнями личности: эмоциями, защитой и диспозицией (наследственной предрасположенностью к психи­ческим заболеваниям). Так, параноидная личность, для которой характерны высокая критичность и по­дозрительность по отношению к окружающим, ощущая собственную неполноценность, защищается проекцией. Агрессивная личность, основной эмоцией которой яв­ляется гнев (раздражение), использует защиту замеще­ния, позволяющую ей направлять реакцию агрессии на более безопасный объект. У внушаемой и некритичной истерической личности преобладающим типом защиты является отрицание. Пассивный личностный тип (роб­кий, зависимый, безынициативный, склонный к избега­нию решения проблем и уходу в себя) защищается от стра­ха – самой характерной для него эмоции – с помощью подавления и вытеснения.

Наиболее распространенные и важные механизмы психологической защиты могут быть представлены в виде нескольких групп. Первую группу составляют защитные механизмы, которые объединяет отсутствие переработки содержания того, что подвергается вытеснению, подавлению, блокированию или отрицанию.

Отрицание – это стремление избежать новой ин­формации, не совместимой со сложившимися положи­тельными представлениями о себе, снижение тревоги достигается путем изменения восприятия внешней среды. Внимание блокируется на стадии восприятия. Информация, противоречащая установкам личности, не принимается. Защита проявляется в игнорировании потенциально тревожной информации, уклонении от нее. Чаще других механизмов за­щит отрицание используется внушаемыми личностями и нередко преобладает при соматических заболеваниях. При этом, отвергая определенные аспек­ты действительности, человек всеми силами сопротивляется лечению.

Отрицание рассматривается как отказ признавать травмирующую реальность, как прием самосохранения, выстраивающий психологический барьер на пути разру­шительного проникновения трагедии во внутренний мир человека, в его ценностно-смысловую систему. Оно по­зволяет человеку перерабатывать трагические ситуации постепенно, поэтапно. Избегание может возникнуть как естественный способ удалиться от стресса (наказания) и его источника (родителей). Дети, чье поведение удалось изменить сильными физическими наказаниями, с боль­шой долей вероятности будут склонны к бессознательно­му отрицанию тех норм, которые им пытались привить таким образом.

Примитивное отрицание – один из главных меха­низмов подавления страха, с помощью которого опасность как бы отодвигается и прекращает свое существование. Оно чаще всего наблюдается у людей пассивных, инертных, бездеятельных. Особенности защитного поведения в норме: эгоцентризм, внушае­мость, самовнушаемость, общительность, стремление быть в центре внимания, оптимизм, непринужденность, дружелюбие, умение внушить доверие, уверенная манера держаться, жажда признания, самонадеянность, хвастовство, жалость к себе, обходительность, готовность услужить, аффектированная манера поведения, пафос, легкая переносимость критики и отсутствие самокритичности, артистические и художествен­ные способности, отсутствие самокритики и богатая фан­тазия.

Акцентуация: демонстративность.

Возможные девиации поведения: лживость, склонность к симуляции, необдуманность поступков, недоразвитие этического комплекса, склонность к мошенничеству, эксгибиционизм, демонстративные попытки суицида и самоповреждения.

Диагностическая концепция: истерия.

Возможные психосоматические расстройства (по Ф. Александеру): конверсионно-истерические реакции, параличи, гиперкинезы, нарушения функции анализаторов, эндокринные нарушения.

Вытеснение связано с избеганием внутреннего кон­фликта путем активного выключения из сознания не ин­формации о случившемся в целом, а только истинного, но неприемлемого мотива своего поведения. Можно ска­зать, что неосознанным остается глобальный смысл впол­не осознаваемых действий, поступков и переживаний. Вытеснение выполняет свою защитную функцию, не до­пуская в сознание желаний, идущих вразрез с нравствен­ными ценностями, и тем самым обеспечивает приличие и благоразумие. Оно направлено на то, что раньше было осознано, хотя бы частично, а запрещенным стало вто­рично, и поэтому удерживается в памяти. В дальнейшем этому вытесненному побуждению не позволяется прони­кать в область сознания в качестве причины данного по­ступка. Исключение мотива переживания из сознания равносильно его забыванию. Причина подобного забы­вания – намерение избежать дискомфорта, которое вы­зывается данным воспоминанием.

А. Фрейд особо выделял вытеснение, объясняя тем, что оно «количественно совершает гораздо большую работу, чем другие техники. Кроме того, оно используется против таких сильных влечений бессознательного, которые не поддаются переработке другими техниками» В частности, выдвигается предположение, что функция вытеснения в первую очередь состоит в борьбе с сексуальными влечениями, тогда как другие техники защиты направлены в основном на переработку агрессивных импульсов.

Мелани Кляйн еще в 1919 году на заседании Будапештского психологического общества показала, что вытеснение как защитный механизм снижает качество исследовательской деятельности ребенка, не освобождая энергетического потенциала для сублимации, т. е. перевода энергии на социально одобряемую деятельность, в том числе и интеллектуальную.

При подавлении, как и при вытеснении, защита проявляется в блокировании неприятной, нежелательной информации, но эта блокировка осуществляется либо при ее переводе из воспринимающей системы в память, либо при выводе из памяти в сознание. Подавление всту­пает в действие лишь тогда, когда тенденция нежелатель­ного действия достигает определенной силы. В этих ус­ловиях соответствующие следы снабжаются как бы спе­циальными метками, которые и затрудняют последующее произвольное воспоминание события в целом блокируют их, в то же время, информация, маркированная таким образом, в памяти сохраняется. При подавлении страх блокируется путем забывания реального стимула и об­стоятельств, связанных с ним по ассоциации. Обычно по­давление проявляется при сдерживании эмоции страха и преодолении зависимости от агрессора.

Особенности защитного поведения в норме: тщательное избегание ситуаций, которые могут стать проблемными и вызвать страх (например, полеты на самолете, публичные выступления и т. д.), неспособность отстоять свою позицию в споре, соглашательство, покорность, робость, забывчивость, боязнь новых знакомств. Выраженные тенденции к избеганию и подчинению подвергаются рационализации, а тревожность – сверхкомпенсации в виде неестественно спокойного медлительного поведения, нарочитой невозмутимости.

Акцентуация: тревожность (по К. Леонгарду); конформность (по П. Б. Ганнушкину).

Возможные психосоматические расстройства и заболевания (по Э. Берну): обмороки, изжога, потеря аппетита, язвенная болезнь 12-перстной кишки.

Диагностическая концепция: пассивный диагноз (по Р. Плутчику).

Тип групповой роли: «роль невиновного»

Вторая группа механизмов психологической защиты связана с преобразованием (исскажением) содержания мыслей, чувств, поведения больного.

Рационализация – это защита, связанная с осозна­нием и использованием в мышлении только той части воспринимаемой информации, благодаря которой собственное поведение предстает как хорошо контролируемое и не противоречащее объективным обстоятельствам. Инициировать рационализацию может ситуация фрустрации – ситуация блокировки актуальной потреб­ности, ситуация преграды на пути к исполнению жела­ния. Прототипом такой ситуации является знаменитая басня «Лиса и виноград». Не имея возможности достать столь желаемый виноград, лиса в конце концов понима­ет бесплодность своих попыток и начинает словесно «за­говаривать» свою нереализованную потребность: виноград зелен и вообще вреден, да и хочу ли я его?! Задача такого рода рационализации – обесценивание цели, привлекательной для индивида, которой он, од­нако, не может достичь, и он понимает или начинает понимать, что не достигнет ее, или же достижение цели требует слишком больших усилий.

Это рациональное объяснение человеком своих желаний и действий, истинные причины которых коренятся в иррациональных социально или личностно неприемлемых влечениях. Суть рационализации – в отыскании места для испытываемо­го побуждения или совершенного поступка в имеющей­ся у человека системе внутренних ориентиров, ценно­стей, без разрушения этой системы. Для этого неприемлемая часть ситуации из сознания удаляется, особым образом преобра­зовывается и, после этого, осознается, но уже в изменен­ном виде. Этот вид защиты чаще используется людьми с сильным самоконтролем. У них за счет рационализа­ции происходит частичное снятие возникшего напря­жения. Установлено, что рационализация формируется тем быстрее, чем чаще и сильнее человек испытывает субъективное ощущение несправедливости наказания. При этом в процессе рационализации может осуществ­ляться дискредитация цели или жертвы. Например, цель может переоцениваться как «не настолько желательная, чтобы рисковать».

Выгоды рационализации. Мир предстает стройным, логически обоснованным, предсказуемым, прогнозируемым. Рационализация придает уверенность, снимает тревогу, напряжение. Рационализация позволяет сохра­нить самоуважение, «выйти сухим из воды», «сохранить лицо» в ситуациях, которые несут в себе нелицеприят­ную информацию. Она меняет отношение к релевантно­му предмету, позволяя ничего не менять в самом себе.

Минусы рационализации. Вышеперечисленные выгоды достаточно сомни­тельны. Используя рационализацию, человек не решает про­блему, из-за которой защита и возникла. Происходит «ото­двигание» конструктивного решения проблемы во времени или в пространстве. Мышление становится шаблон­ным, ригидным, используются одни и те же схемы объяснения, быстро, без задержки навешиваются ярлы­ки, человек все знает, все может объяснить и предвидеть.

Особенности защитного поведения в норме: старательность, ответственность, добросовестность, самоконтроль, склонность к анализу и самоанализ, основательность, осознанность обязательств, любовь к порядку, нехарактерность вредных привычек, предусмотрительность, индивидуализм.

Акцентуация: психастения (по П. Б. Ганнушкину), педантичность (по К. Леонгарду). Возможные днвиации поведения: неспособность принять решение, подмена деятельности «рассуждательством», самообман и самооправдание, выраженная отстраненность, цинизм; поведение обусловленное различными фобиями, ритуальные и навязчивые действия.

Диагностическая концепция: навязчивость.

Возможные психосоматические расстройства: болевые ощущения в области сердца, вегетативные расстройства: спазмы пищевода, полиурия, сексуальные расстройства.

Тип групповой роли: «роль философствующего»

Проекция – вид защиты, который связан с бессоз­нательным переносом неприемлемых собственных чувств, желаний и стремлений на других, с целью перекладыва­ния ответственности за то, что происходит внутри «Я», – на окружающий мир. С этой целью границы «Я» расши­ряются настолько, чтобы человек, на которого осуществ­ляется перенос, оказался внутри них. Тогда в этом общем пространстве можно осуществить проекцию и тем самым вынести неприязнь к своим собственным пред­ставлениям и состояниям наружу. Это механизм, который выполняет свою «защитную» функцию в случае, когда человек близок к осознанию у себя наличия отрицательных свойств характера, аморальной мотивации, асоциальных поступков. Подступающая к осознанию нелицеприятная информация грозит нарушить красивый автопортрет.

После осуществления проекции человек избегает необходимости принимать как свои собственные неприглядные мысли, чувства и желания.. За счет этого у него полностью бло­кируется осознание своей вины, т. к. он переносит от­ветственность за свои поступки на окружающих. В этом плане проекция выступает как попытка справиться с не­довольством собой путем приписывания неких качеств или чувств другим людям. Такая переориентация позво­ляет защититься от неприятия себя окружающими. Вме­сте с этим положительным эффектом возникает видение мира как угрожающей среды. А если среда угрожает, то это оправдывает собственную критичность и чрезмерное неприятие окружения. Проекция существенно искажает познавательные процессы чело­века. Различают:

  • атрибутивную проекцию (бессознательное отвержение собственных негативных качеств и приписывание их окружающим);

  • рационалистическую (осознание у себя приписываемых качеств и проецирование по формуле «все так делают»);

  • комплиментарную (интерпретация своих реальных или мнимых недостатков как достоинств);

  • симилятивную (приписывание недостатков по сходству, например, родитель – ребенок)

Когда среди других механизмов защиты акцентируется проекция, в характере могут уси­ливаться: гордость, самолюбие, злопамятность, мстительность, обидчи­вость, честолюбие, ревность, нетерпимость к возражени­ям, тенденция к уличению окружающих, уязвимость, поиск недостатков, повышенная чувствительность к критике и замечаниям. Акцентуация – застреваемость.

Возможные девиации поведения: поведение, детерминируемое сверхценными или бредовыми идеями ревности, несправедливости, преследования, изобретательства, собственной ущербности или грандиозности. На этой почве возможны проявления враждебности, доходящие до насильственных действий и убийств.

Диагностическая концепция – паранойя.

Психосоматические заболевания: гипертоническая болезнь, артриты, мигрень, диабет, гипертиреоз.

Тип групповой роли: «роль проверяющего»

Идентификация – разновидность проекции, свя­занная с неосознаваемым отождествлением себя с другим человеком, переносом на себя желаемых чувств и качеств. Это возвышение себя до другого тоже осущест­вляется путем расширения границ «Я». Однако, в отли­чие от проекции, процесс направлен в другую сторону. Не от себя, а к себе. За счет этих перемещений проекция и идентификация обеспечивают взаимодействие лично­сти с окружающей социальной средой, создают незаме­нимое для процесса социализации чувство отождествле­ния. Идентификация связана с процессом, в котором че­ловек, как бы включив другого в свое «Я, « заимствует его мысли, чувства и действия. Переместив свое «Я» в этом общем пространстве, он может испытать состояние единения, сочувствия, соучастия, симпатии, т. е. почув­ствовать другого через себя и тем самым не только понять его существенно глубже, но и избавить себя от чувства отдаленности и порожденной этим чувством тревоги.

В результате идентификации осуществляется воспро­изведение поведения, мыслей и чувств другого лица че­рез переживание, в котором познающий и познаваемое становятся единым. Этот механизм защиты используется как бессознательное моделирование отношений и пове­дения другого лица, как путь повышения самооценки. Одним из проявлений идентификации выступает преду­предительность – самоотождествление с ожиданиями других людей. Важно обратить внимание на то, что ста­новление идентификации имеет своим следствием и ог­раничение агрессии против человека, с которым иденти­фицируются. Этого человека щадят и помогают ему. Че­ловек, у которого ведущим механизмом защиты является идентификация, тяготеет к занятиям спортом, коллек­ционированию, литературному творчеству. При акцен­туации возможны проявления высокомерия, дерзости и амбициозности.

Ситуация идентификации обладает следующими параметрами:

  1. Это ситуация иерархических отношений. Тот, с кем я идентифицируюсь, всегда наверху, в позиции сверху. Тот, кто идентифицируется, всегда внизу.

  2. Тот, кто идентифицируется, находится в жесткой зависимости от вышестоящего.

  3. Вышестоящий задает, навязывает очень жесткий алгоритм поведения, мышления, жестко контролирует наказывает за любое отклонение.

Механизм индентификации может включаться созна­тельно и бессознательно. Бессознательно личность может как бы предугадывать те последствия, которые наступят в случае отклонения от требуемого поведения, поэтому легче принять, выполнить требования, нежели сопротивляться, благодаря чему усиливается жесткий рисунок поведения жертвы. С другой стороны, одновременно усваиваивается и поведение тирана, деспота, палача, тем более, что он рядом. Этот сценарий отыгрывается на своих детях, учениках, подчиненных. Механизм идентификации может запускаться сознательно с участием рациона­лизации. Например, в отношениях с начальником. У лиц, которые часто использовали и продолжают использовать практику идентификации, очень ригидные сценарии, которые по сути диктуют только два полюса по­ведения: или абсолютно безропотное поведение по от­ношению к сильному, или позиция кулака по отношению к слабому. Идентифицирующий и не мыслит возможно­сти диалогического обращения с тем и другим.

Отчуждение – это защита, приводящая к изоля­ции, обособлению внутри сознания особых зон, связан­ных с травмирующими факторами. Отчуждение прово­цирует распад обычного сознания: его единство дробит­ся. Возникают как бы отдельные обособленные сознания, каждое из которых может обладать своими собственными восприятием, памятью, установками. Вследствие этого некоторые события воспринимаются по отдельности, а эмоциональные связи между ними не актуализируются и, поэтому, не анализируются. Можно сказать, что отчу­ждение осуществляет защиту личности путем отстране­ния «Я» от той части личности, которая провоцирует не­переносимые переживания.

Замещение – это защита от тревожащей или даже нестерпимой ситуации с помощью переноса реакции с «недоступного» объекта на другой объект – «доступный», или замены неприемлемого действия на приемлемое. За счет такого переноса происходит разрядка напряжения, созданного неудовлетворенной потребностью. Этот ме­ханизм защиты связан с переадресацией реакции. Когда желаемый путь реагирования для удовлетворения некой потребности оказывается закрытым, то нечто, связанное с исполнением этого желания, ищет другой выход. Су­щественно, что наибольшее удовлетворение от действия, замещающего желаемое, возникает тогда, когда их мо­тивы близки, т. е. они размещены на соседних или близ­ких уровнях мотивационной системы личности. Заме­щение дает возможность справиться с гневом, который не может быть выражен прямо и безнаказанно. Оно име­ет две разные формы: замещение объекта и замещение потребности. В первом случае снятие напряжения осу­ществляется путем переноса агрессии с более сильного или значимого объекта (являющегося источником гне­ва) на более слабый и доступный объект или на самого себя.

Особенности защитного поведения людей с акцентуа­цией защиты по типу замещения – это импульсивность, раздражительность, требовательность к окружающим, грубость, вспыльчивость, реакция протеста в ответ на критику, выраженная тенденция к доминированию иногда сочетается с сентиментальностью, склонность к занятиям физическим трудом. Часто имеет место увлечение «боевыми» вида­ми спорта (бокс, борьба и т. п.) Такие люди предпочита­ют фильмы со сценами насилия, а профессию выбирают связанную с риском.

Акцентуация: возбудимость (эпилептоидность)

Возможные девиации поведения: жестокость, неуправляе­мая агрессивность и аморальность, бродяжничество, промискуитет, проституция, часто хронический алкоголизм, самоповреждения и суициды.

Диагностическая концепция: эпилептоидность (по П. Б. Ганнушкину); возбудимая психопатия (по Н. М Жарикову), агрессивный диагноз (по Р. Плутчику).

Возможные психосоматические заболевания (по Ф. Александеру): гипертоническая болезнь, артриты, мигрень, диабет, гипертиреоз, (по Э. Берну): язва желудка.

Сновидение – вид замещения, в котором происхо­дит переориентация, т. е. перенос недоступного действия в иной план: из реального мира в мир сновидений. При этом чем больше комплекс подавляется, тем более ве­роятно, что он будет аккумулировать энергию в бессо­знательном и угрожать сознательному миру своим втор­жением. Тайное покаяние, тайные угрызения совести приводят к прорыву их в сновидении. В сновидении кон­фликт устраняется не на основе его логического разре­шения и не на основе трансформации, что характерно для защиты по типу рационализации, а с помощью язы­ка образов. Возникает образ, примиряющий антагони­стические установки и тем самым снижающий напря­женность. Так, сцена перехода через мост может служить метафорой необходимости принятия важного решения или существенного изменения в жизни. Падение напря­женности одновременно устраняет надобность в вытес­нении. Сны постоянно что-то компенсируют и допол­няют. Необходимо подчеркнуть, что, в отличие от реаль­ности, сон проявляет тенденцию к расширению зоны допустимых восприятий и представлений.

^ Реактивное образование – защитный механизм, развитие которого связывают с окончательным усвоением индивидом «высших социальных ценностей». Реактивное образование развивается для сдерживания радости обладания определенным объектом (например, собственным телом) и возможности использования его определенным образом (например, для секса или агрессии)

В результате реактивного образования поведение сменяется на прямо противоположное и совершается замена подлинных чувств и аутентичного поведения на их противоположности. При этом предмет желания сохраняется. Например, меняется знак отношения – с любви на ненависть. Та­кое отгораживание от искренности в чувствах и поведе­нии приводит к усвоению того, что первоначально человеку было чуждо. Чем авторитарнее общество и репрессивнее культура, тем больше вероятность проявления реактивных образований. На уровне социального поведения реактивные образования находят свое выражение в следовании социальным стереотипам: «Мальчики не плачут», «Хороший начальник всегда строг» и т. п.

Особенности защитного поведения в норме: неприятие всего, связанного с функционированием организма и отношением полов; резкое отрицательное отношение к «неприличным» разговорам, шуткам, кинофильмам эротического характера, сильные переживания по поводу нарушений «личностного пространства», случайных соприкосновений с другими людьми (например, в общественном транспорте); вежливость, любезность, респектабельность, бескорыстие, общительность.

Акцентуация: сензитивность, экзальтированность.

Возможные девиации поведения: выраженная завышенная самооценка, лицемерие, ханжество, крайний пуританизм. Диагностическая концепция: маниакальность.

Возможные психосоматические заболевания (по Ф. Александеру): бронхиальная астма, язвенная болезнь, язвенный колит.

Тип групповой роли: «роль пуританина»

Компенсация – онтогенетически самый поздний и когнитивно сложный защитный механизм, который развивается и используется, как правило, сознательно. Предназначен для сдерживания чувства печали, горя по поводу реальной или мнимой потери, утраты, нехватки, недостатка, неполноценности. Компенсация предполагает попытку исправления или нахождения замены этой неполноценности.

Особенности защитного поведения в норме: поведение, обусловленное установкой на серьезную и методическую работу над собой, нахождение и исправление своих недостатков, преодоление трудностейЮ достижение высоких результатов в деятельности, стремление к оригинальности, склонностьк воспоминаниям, литературное творчество.

Акцентуация: дистимность.

Возможные девиации: агрессивность, наркомания, алкоголизм, сексуальные отклонения, клептомания, бродяжничество, дерзость, высокомерие, амбициозность.

Возможные психосоматические расстройства и заболевания: нервная анорексия, нарушения сна, головные боли, атеросклероз.

Тип групповой роли: «роль объединяющего».

Третью группу способов психологической защиты составляют механизмы разрядки отрицательного эмоционального напряжения.

К ним относится защитный механизм реализации в действии, при котором аффективная разрядка осуществляется посредством активная разрядка осуществляется посредством активации экспрессивного поведения. Этот механизм может составлять основу развития психологической зависимости от алкоголя, наркотиков, и лекарств, а также суицидальный попыток, гиперфагии, агрессии и др.

^ Защитный механизм соматизации тревоги или какого – либо отрицательного аффекта проявляется в психовегетативных и конверсионных синдромах путем трансформации психоэмоционального напряжения сенсорно-моторными актами.

Сублимация – это замещение инстинктивного действия реализации цели и использование вместо него иного, не противоречащего высшим социальным ценностям. Такая замена требует принятия или, по крайней мере, знакомства с этими ценностями, т. е. с идеальным стандартом, в соответствии с которым избыточные сек­суальность и агрессия объявляются антисоциальными. Сублимация способствует социализации благодаря на­коплению социально приемлемого опыта. Поэтому этот механизм защиты развивается у детей достаточно поздно. Таким образом, сублимация осуществляет защиту путем перевода сексуальной или агрессивной энергии человека, избыточной с точки зрения личностных и социальных норм, в другое русло, в приемлемое и поощряемое об­ществом – творчество. Сублимация – это способ укло­нения на иной путь разрядки напряженности. Она являет­ся наиболее адаптивной формой защиты, поскольку не только снижает чувство тревоги, но и приводит к социально одобряемому результату. Тогда чувство освобожде­ния мыслей, просветление занимают место сексуального удовлетворения. Успех сублимации зависит от степени, до которой новое поведение отвечает цели первоначаль­ного поведения. При акцентуации сублимация может об­наруживаться ритуальными и другими навязчивыми дей­ствиями.

Чаще всего сублимация противопоставляется защитным техникам; использование сублимации считается одним из свидетельств сильной творческой личности. Хотя некоторые исследователи, в частности, американский психоаналитик О. Феничел, понимали под сублимацией целый спектр защитных техник, способствующих эффективной, здоровой, бесконфликтной социализации личности. В психоаналитической литературе стало привычкой анализировать биографии великих деятелей культуры или литературных героев как примеры сублимации. Сам З. Фрейд этюдами о Леонардо да Винчи и Моисее создал прецеденты для подобной практики. Отметим, что в отличие от того же Феничела, использование сублимации, по З. Фрейду, отнюдь не означало бесконфликтной интеграции в социум. Одним из критериев психологического благополучия он считал отсутствие психической симптоматики, но отнюдь не свободу от конфликтов.

К четвертой группе могут быть отнесены механизмы психологической защиты манипулятивного типа.

При регрессии происходит возвращение к более ранним, инфантильным личностным реакциям, проявляющимся в демонстрации беспомощности, зависимости, детскости поведения с целью уменьшения тревоги и ухода от требований реальной действительности.

Особенности защитного поведения в норме: слабохарактерность, отсутствие глубоких интересов, податливость влиянию окружающих, внушаемость, неумение доводить до конца начатое дела, легкая смена настроения, плаксивость, в эксквизитной ситуации повышенная сонливость и неумеренный аппетит, манипулирование мелкими предметами, непроизвольные действия (потирание рук, кручение пуговиц), специфическая «детская» речь, и мимика, склонность к мистике и суевериям, обостренная ностальгия, непереносимость одиночества, потребность в стимуляции, контроле, подбадривании, утешении, поиск новых впечатлений, умение легко устанавливать поверхностные контакты, импульсивность.

Акцентуация (по П. Б. Ганнушкину): неустойчивость

Возможные девиации поведения: инфантилизм, тунеядство, конформизм в антисоциальных группах, употребление алкоголя и наркотических веществ.

Диагностическая концепция: неустойчивая психопатия.

Тип групповой роли: «роль ребенка»

^ Механизм фантазирования позволяет больному повысить чувство собственной ценности и контроль над окружением приукрашивая себя и свою жизнь. Читаем у Фрейда: «Можно сказать, что счастливый никогда не фантазирует, это делает только неудовлетворенный. Неудовлетворенные желания являются движущими силами фантазий».

^ Механизм ухода в болезнь или образование симптомов.

Уход в симптоматику, в болезнь – своеобразное решение нерешаемых проблем в жизни индивида. Отчего человек выбирает язык симптомов? «Энергия влечения, которая не может разрядиться в целенаправленной, желаемой активности, выбирает форму выражения, которая по ту сторону задачи, которую необходимо решить, и по ту сторону желания, которое нужно удовлетворить. Она связывается в симптоме (К. Ом, 1980). Другими словами: «Симптом оттягивает на себя энергию влечения».

Человек не смог реально решить свои проблемы, не смог сублимировать первичные желания либидо и танатоса на социально приемлемых предметах. Более того, их интенсивное использование как раз инициирует образование симптомов. Человек отказывается от надежды самоактуализации в нормальном мире, в процессе взаимодействия с людьми. И через симптом сообщает об этом своему окружению. Как сказал бы Фрейд, для своей неспособности и своего бессилия что-либо изменить в своей жизни человек, например, находит соматическое выражение. При формировании ухода в болезнь больной отказывается от ответственности и самостоятельного решения проблем, оправдывает болезнью свою несостоятельность, ищет опеки и признания, играя роль больного.

Катарсис – защита, связанная с таким изменени­ем ценностей, которое приводит к ослаблению влияния травмирующего фактора. Для этого в качестве посредни­ка иногда привлекается некая внешняя, глобальная сис­тема ценностей, по сравнению с которой травмирующая человека ситуация теряет в своей значимости. Измене­ния в структуре ценностей могут происходить только в процессе мощного эмоционального напряжения, накала страстей. Система ценностей человека весьма инерцион­на, и она сопротивляется изменениям до тех пор, пока не возникнут раздражения столь мощные или столь не соответствующие всей наличной системе норм и идеалов человека, что они сломают защитный барьер всех других форм психологической защиты. Следует особо подчерк­нуть, что катарсис несет с собой очистительный эффект. Катарсис – это и средство защиты личности от необуз­данных импульсов (своего рода клапан, спасающий от примитивных инстинктов), и способ создания нового направления в устремленности в будущее.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12




Похожие:

Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевтическая коррекция) Учебное пособие iconДокументи
1. /Зеер Э.Ф., Психология профессий. Учебное пособие/Конфликты профессионального самоопределения.doc
Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевтическая коррекция) Учебное пособие iconЛ. P. Гребенников механизмы психологической защиты: генезис, функционирование, диагностика
«немотивированная» преступность, насильственные действия, сексуальные перверзии, суициды, объединение в антисоциальные группировки...
Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевтическая коррекция) Учебное пособие iconПрофессиональные деформации
К основным психологическим детерминантам профессиональных деформаций относятся стереотипы профессиональной деятельности, механизмы...
Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевтическая коррекция) Учебное пособие iconУчебное пособие для высших учебных заведений. М.: Военное издательство, Типография Воениздата. 2004. Ответственный редактор
История психологической мысли. Пути и закономерности: Учебное пособие для высших учебных заведений. – М.: Военное издательство, Типография...
Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевтическая коррекция) Учебное пособие iconУчебное пособие Электронный вариант (без рисунков, картин и портретов)
Занимательная философия: Учебное пособие. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2005. — 128 с
Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевтическая коррекция) Учебное пособие iconУчебное пособие. М.: Инфра-м, 2006. 224 с
Учебное пособие предназначено для студентов, изучающих дисцип­лину "Психология делового общения" как в государственных, так и негосударственных...
Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевтическая коррекция) Учебное пособие iconСоложенцев Е. Д. Сценарное логико-вероятностное управление риском и эффективностью в экономике. Учебное пособие
Учебное пособие предназначено для студентов, аспирантов и преподавателей экономических и финансовых факультетов университетов и школ...
Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевтическая коррекция) Учебное пособие iconУчебное пособие аспирантам
Войтов А. Г. Философия: учебное пособие аспирантам. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2003. – 514 с
Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевтическая коррекция) Учебное пособие iconУчебное пособие санкт-Петербург Москва • Харьков • Минск 2000
Б79 Менеджмент / Учебное пособие. — Спб.: «Издательство "Питер"», 2000. — 160 с.: ил. — (Серия «Краткий курс»)
Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевтическая коррекция) Учебное пособие iconУчебное пособие для студентов тггпу казань 2010 введение день сегодняшний хронический стресс
Данное учебное пособие поможет студенту овладеть знаниями, навыками и умениями по сохранению и укреплению здоровья, в первую очередь...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©cl.rushkolnik.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы