Т. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине icon

Т. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине

НазваниеТ. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине
страница1/6
Дата конвертации03.12.2012
Размер1.25 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6


АКАДЕМИЯ НАУК СССР СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

БУРЯТСКИЙ ИНСТИТУТ БИОЛОГИИ

Т. А. АСЕЕВА, Ц. А. НАЙДАКОВА

Пищевые растения в тибетской медицине

3-е издание, исправленное и дополненное

Ответственный редактор

доктор медицинских наук С. М. Николаев

НОВОСИБИРСК

«НАУКА»

СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ 1991


ВВЕДЕНИЕ

С глубокой древности до наших дней из уст в уста передаются легенды о чудодейственных средствах тибет­ской медицины. Сведения о тибетской медицине ухо­дят в глубь времен. Интерес этот не случаен. До сих пор пет единого мнения о датировке возникновения тибетской медицины как системы; нет единого взгляда на проблему авторства основного учебника по тибет­ской медицине — «Чжуд-ти» [1989]; не переведен полностью па европейские языки ни один тибетский трактат по медицине; отсутствуют многие тибетские тексты, цитируемые в известных трактатах «Вайдурья-онбо», «Дзэпцхар Мигчжап», «Шэлихрэнг»; наконец, не найдены научные эквиваленты многим тибетским названиям болезней, растений и минералов.

Отдельные буддийские миссионеры проникли в Ти­бет во II в. н. э. В V—VII вв. их число значительно возросло. Тибет расширил свои границы до Индии, и при 29-м короле династии Яр лун Сронцзан-гампо буддизм был принят в качестве государственной рели­гии. Вместе с буддизмом в Тибет из Индии проникли культура и научные дисциплины, в том числе ме­дицина.

В XIII в. для больного монгольского князя Годона был вызван из Тибета врач Сакья [Гаммерман, 1906]. Лечение оказалось успешным, что в некоторой степени стало причиной распространения буддизма в Монголии. Поскольку центры по изучению медицины находились в школах при буддийских монастырях, тибетская ме­дицина способствовала усилению религиозного влия­ния па массы, и слава о тибетских врачах-ламах неразрывно связывалась с буддизмом. Тибетская медицина на протяжении многих лет вызывает интерес европейских ученых. Несмотря па то, что доступ б Тибет был закрыт, сведения о Тибете в медицинской науке появились в Европе уже в XIV в.

Первую информацию о тибетской медицине дает врач Саундерс, сопровождавший в 1783 г. экспедицию английского посольства в Тибет ко двору Тешо-ламы: в его отчете имеется глава, включающая общие сведе­ния по медицине: учение о диете, бальнеологии. Дан­ных о лекарственном сырье не приводится. Привезен­ная им коллекция — 70 образцов лекарственного сырья — не была идентифицирована специалистами, и дальнейшая ее судьба неизвестна [Гаммерман, 1966; Гаммерман, Семичов, 1963].

Сведения по истории Тибета найдены в хрониках, собранных путешественником Шлагинтвейтом, который прибыл в Тибет в 1835 г. В XIX в. последними посе­тили Лхасу путешественники Гюк и Габэ, прожившие там всего пять месяцев и высланные китайской ад­министрацией. Они составили обстоятельный отчет о пребывании в Тибете, в котором упоминались учебные экскурсии лам по заготовке лекарственных растений [Гаммерман, 1966]. С середины XIX в. Восточный Ти­бет был вообще закрыт для европейцев. Туда не до­пускались ни миссионеры, ни научные экспедиции.

Первые сведения о Тибете вообще и тибетской ме­дицине в частности представлены также в публика­циях Е. Шлагинтвейта [Schlagintweit, 1866], Чома Де Кёрёши [Csoma de Körös, 1835]. Позже появились работы П. А. Бадмаева [1898], Г. Лауфера [Laufer, 1900], Е. Е. Обермиллера [1936] и др. Все они обоб­щены в трудах А. Ф. Гаммерман [1941, 1966]. В по­следние годы изучение истории тибетской медицины основывается более на переводах оригинальных тибет­ских сочинений [Kunzang 1973; Beckwith, 1979].

В хрониках Е. Шлагинтвейта изложены важней­шие события Тибетского государства с I в. до н. э. по 1834 г. Их изучение показало, что тибетская медицина на протяжении всей своей истории была тесно связана с буддизмом. Первые медицинские книги были приве­зены в Тибет из Китая в VII в. В это же время ко двору приглашались врачи из Индии, Китая и Персии, которые составили руководство по медицине с учетом достижений всех трех медицинских школ [Гаммерман, : _ В настоящее время широко используются методы иглотерапии и прижигания, препараты из растений ц продуктов животного происхождения. Поэтому для со­временной медицинской практики большой интерес представляют лекарственные растения, применявшиеся в тибетской медицине, арсенал которых только в За­байкалье насчитывает более 700 видов.

Изучение отдельных растений, использовавшихся в практике врачевания забайкальских лам-лекарей, обо­гатило научную медицину средствами, обладающими ценными лечебными свойствами. Прочное место в оте­чественной научной медицине заняли препараты тер­мопсиса ланцетного, шлемника байкальского, бадана толстолистного и др. Однако в целом опыт традицион­ной тибетской медицины изучен недостаточно.

Изучение тибетских текстов начато сравнительно недавно. Установлено, что тибетские медики хорошо впали местообитания и морфологические особенности не только местных тибетских растений, но нередко и растений, привозимых из Индии и Китая, Передней и Средней Азии.

Они придавали большое значение местам заготовки сырья, способам его обработки и условиям хранения. Их наблюдения за лечебным действием растений по­зволили в определенные сроки собирать сырье и с наи­большей эффективностью его использовать. Это по­служило основанием для составления рационального календаря заготовки лекарственного сырья.

Необходимость получения более эффективных ле­карственных препаратов побудила тибетских медиков разработать технологические приемы обработки. В их арсенале мы находим описание способов приготовления экстрактов из растений: сжигание различных видов сырья без доступа воздуха, озоление, прокаливание и обработка минералов молоком. Предварительное за­мачивание в вине или молоке рекомендуется для некоторых видов растений и типов минерального сырья.

Тибетские медики уделяли много внимания способам приготовления лечебной пищи при различных со­стояниях здоровья человека. Подбор пищевых продуктов в разные сезоны года, умеренность в питании считались основными условиями сохранения здоровья. При лечении различных заболеваний наряду с медикаментозным лечением большое значение придавалось диете.

Судить о целесообразности использования в тибет­ской медицине тех или иных растений без их экспе­риментального изучения не представляется возмож­ным. Для определения направления исследований не­обходимо знать, что известно о каждом из растений у разных народов, при каких показаниях они назнача­лись, использовались ли в пищу или считались ядо­витыми? Изучая тибетские тексты с описаниями ле­карственных растений, мы попытались выяснить, что же тибетцы знали о растениях, их лечебных свойствах, какие растения использовали в пищу,


^ О ЧЕМ ПОВЕСТВУЮТ ДРЕВНИЕ ТРАКТАТЫ



ГДЕ СИ, «НЕСРАВНЕННЫЙ ГОРОД ЛЕКАРСТВ»?

Пожелтевшие страницы древних тибетских тракта­тов «Чжуд-ши» и «Вайдурья-онбо» повествуют о го­роде лекарств, называемом Ненаглядным...

«На южной стороне этого города, па горах, именуе­мых Проницающими, расположен сад, где растут гра­натовые деревья, три вида перца; черный, красный и длинный; растения, имеющие жгучий, кислый и соле­ный вкус и способные излечивать болезни с ознобом... На северной стороне города, па горах, именуемых Снежными, растут сандал, камфара и подобные им деревья, имеющие горький, сладкий, вяжущий вкус и обладающие прохладительными свойствами. Ими изле­чивают болезни с жаром. На восточной стороне города, на горе Благовонной, растут миробалапы... На запад­ной стороне, на горе Малой, произрастают мускатный орех, гвоздика, шафран, имбирь, ватика и другие расте­ния...

По скалам можно найти множество лекарственных камней, разнородные соли и минеральные источники. Среди прекрасных деревьев, растущих по горам, рас­певают невиданные птицы и обитают в изобилии по­лезные животные — кабарга, медведь, слон-Аромат этих благовонных и приятных лекарств, ле­чебными свойствами которых наполнены корни, ство­лы, ветви, листья, цветки и плоды растений, излечивает все 404 болезни...

Среди лекарственного чертога па тропе из лазурика восседает наставник, руководитель врачей Бипдурья-гэрэльту-хан. Вокруг него расположились небожители, мудрые отшельники, иноверцы пебуддисты, желающие постичь основы врачебной науки.

,,О учитель! — восклицает один из них.— Каким же образом изучать основы наставлений врачебной

10 науки?... О учитель! Каким образом изучать нам об-ласть знаний, относящихся к пище, способствующей продолжению жизни? Соизволь проведать о сем, жи­вотворен, и царь врачей!"

На эти вопросы наставник отвечал: „Слушайте, ве­ликие риши! [...] Если употреблять как следует пищу и питье, они будут животворить тело [...]; если же пользоваться ими недостаточно, в излишестве или сов­сем неправильно, то появятся болезни, вслед за кото­рыми разрушится и жизнь..."» [Учебник..., 1908, с. 5 — 11, 17, 193] 1.

Состоялся ли такой диалог между Биндуръя-гэрэль-ту-ханом и окружающими его почитателями, жажду­щими медицинских знаний, или это всего лишь избран­ная автором «Чжуд-ши» форма передачи наставле­ний,—пока никто не знает, но вопросы, задаваемые учителю, и ответы на них до сих пор представляют определенный интерес.

«Тайное восьмичленное учение»—так называется учебник тибетской медицины. Непонятные наименования растений, своеобразные названия болезней, скры­тый от непосвященного смысл медицинских текстов —» все это создает ореол таинственности вокруг тибетской медицины. Одна из причин такой таинственности — сокрытие премудростей врачевания от лиц, жаждущих обогащения.

История изучения тибетской медицины насчитыва­ет около 150 лет. Исследователи разных стран на про­тяжении всего этого периода обращались к тибетской медицинской литературе, средствам и методам лечения. Первые работы по изучению лекарственного сырья принадлежат в основном русским ученым. Это объ­ясняется тем, что они имели возможность собирать и изучать лекарственные средства, применявшиеся в ти­бетской медицине [Гаммерман, Семичов, 1963], и по­лучили богатый опросный материал у лам-лекарей, проживающих в Забайкалье, где в дореволюционное время тибетская медицина была широко распростране­на среди бурятского населения.

Впервые сведения о тибетской медицине мы нахо­дим у В. Птицына [1890]. Знакомство автора с практикой ламы Джадамбаева позволило привести ему список из 100 болезней, «признаваемых тибетской ме­дициной» и 429 названий лекарственных средств.


1 Описание города лекарств дано с некоторыми сокращения­ми и изменениями,

В 1887 г. замечательный этнограф и врач Н. В. Ки­рилов предпринял четырехмесячную поездку по Монго­лии с целью сбора материалов по тибетской медицине. Занимаясь лечебной практикой, Н. В. Кирилов систе­матически в течение многих лет собирает сведения о лекарственных средствах тибетской медицины, изучает тибетскую медицинскую литературу, коллекционирует растения, общается с ламами-лекарями, публикует це­лый ряд работ [Кирилов, 1891, 1892, 1894, 1899].

Оценивая значение тибетской медицины как части ламаистской доктрины, Н. В. Кирилов приходит к вы­воду, что теоретические познания лам ограниченны и связаны между собой лишь механически, нередко про­тиворечат друг другу, а их практический опыт нуж­дается в экспериментальной проверке.

В 1905 г. был издан «Алфавитный список лекар­ственных растений Забайкалья, употребляемых лама­ми в их тибетской лечебной практике» [Стуков, 1905], в котором приводились латинско-тибетские названия растений, собранных автором в Агинской волости За­байкальской области.

Первый литературный перевод на русский язык двух томов тибетского трактата «Чжуд-ши» сделан А. М. Позднеевым [Учебник..., 1908]. В 20-й главе второго тома перечислены тибетско-латинские назва­ния лекарственных средств и приведены показания к их применению. Латинские эквиваленты растений при определении сырья коллекций из тибетских аптек и гербарных экземпляров растений, собранных вблизи Гусиноозерского дацана [Гаммерман, Семичов, 1963], установлены ботаниками Н. А. Монтеверде и И. В. Палибиным.

Перевод А. М. Позднеева, а также вольное изло­жение П. А. Бадмаева «Основы врачебной науки Ти­бета» [1907] не дали в свое время медикам конкрет­ного материала для исследований, но стимулировала интерес к практическому применению тибетских ме­дикаментов, их коллекционированию и изучению [Обермиллер, 1936], явились толчком для поиска дру­гих путей изучения наследия тибетской медицины. В этом направлении работал советский востоковед

12 Е. Е. Обермиллер, проследивший преемственность ин­дийской и тибетской литературы по «Данджуру» — полному собранию переводов философской и буддий­ской литературы. Изучение подлинных тибетских тек­стов вскрыло специфику перевода их на русский язык, которая заключалась не столько в буквальном перево­де слов с тибетского, сколько в необходимости раскры­тия полноты значения, сущности признака, вложен­ных в тот или иной тибетский термин. Такие пере­воды, по мнению Е. Е. Обермиллера [1936], могли быть сделаны только с использованием опыта знато­ков тибетского языка, медицины и философии.

Тибетская медицинская практика являлась мощ­ным ресурсом социально-политического влияния духо­венства и того общественного устройства, которому оно служило [Берлин, 1934]. Поэтому в 30-х гг. полемика о научности тибетской медицины, необходимости ее изучения принимает разноречивый характер [Бер­лин, 1934; Беленький, Тубянский, 1935; Обермиллер, 1936].

При изучении тибетской медицины уже в то время ощущался недостаток фактического материала — сведе­ний об ассортименте средств, применявшихся в прак­тике, и их лечебных свойствах. Работы Н. В. Кирило­ва и Г. А. Стукова положены в основу исследований проф. А. Ф. Гаммерман и тибетолога Б. В. Семичова, которые в 1930 г. приступили к изучению коллекций лекарственных средств тибетской медицины. Ими про­ведена колоссальная работа по разбору и системати­зации коллекций, просмотрены 1354 образца сырья, большое количество гербарных листов; предприняты две экспедиции в Забайкалье, где был собран богатый опросный материал у лам-лекарей, практиковавших в Ацагатском, Агинском, Койморском и Гусиноозер-ском дацанах [Гаммерман, Семичоз, 1930, 1963]. В результате в настоящее время мы имеем почти исчерпывающие сведения об ассортименте растений, применявшихся в практике тибетской медицины в За­байкалье.

Еще А. Ф. Гаммерман и Б. В. Семичов [1963] установили, что в Забайкалье, наряду с индийским и китайским сырьем, широко используются местные ра­стения, так называемые заменители. Из импортного сырья в аптечки забайкальских лам входили мироба-

13 ланы, мускатный орех, шафран, имбирь, гвоздика, пер­цы, гранат и сырье многих других. ' Действительно, как свидетельствуют трактаты, в ча­стности «Вайдуръя-оибо», «Шэлпхрэнг», тибетцы по­лучали лекарственное сырье из Непала, Кашмира, Сиккима, Китая и даже с островов Индийского океана.

Тибетское нагорье, окаймленное грандиозными хребтами, с юга ограничено мощной горной системой Гималаев, высота которых над уровнем моря колеблет­ся от Индии до Непала и достигает 6000 м. Раститель­ность Гималаев чрезвычайно разнообразна и имеет выраженную вертикальную поясность. В зависимости от высоты и близости к морю здесь можно встретить и тропические вечнозеленые леса с манговыми, коричны­ми, гвоздичными деревьями и перцами. Ближе к мо­рю — леса с садовыми деревьями, смола которых, на­зываемая „бой-гар" широко использовалась в индо-тибетской медицине.

Листопадные тропические леса с участием мироба-ланов, белых сандаловых деревьев перемежаются с более разреженными, так называемыми саванными ле­сами с красным сандалом или акацией катеху. Выше тропических лесов в горы поднимаются дубы, деодары, рододендроны, затем идут пышные альпийские лу­га, в составе которых свыше 60 видов цветковых ра­стений. Красивоцветущие виды примул, крестовников, горечавок, лапчаток, мытников, соссюрей соседствуют с прекрасными голубыми маками — растениями рода меконопсис, А у самой границы вечных снегов цветут горечавки, живокость изящная, меконопсис ощетинен­ный, эдельвейсы и различные подушковидные ра­стения.

Граница между Восточными п Западными Гималая­ми пролегает по территория Непала. Общая числен­ность цветковых растении в Восточных и Западных Гималаях одинакова — около 4 тыс. видов, но некото­рые семейства в западной части замещаются предста­вителями более умеренных флор.

Такое обилие видов и многообразие растительных группировок послужили, по-видимому, прообразом «не­сравненного города лекарств», о котором идет речь в древнем трактате «Чжуд-ши». Таким образом, сказоч­ный город лекарств приобретает реальные очертания.


^ ТАЙНЫ РАСКРЫВАЕТ КОММЕНТАРИИ

В «Чжуд-ши» перечислено 211 лекарственных ра­стений. В переводе этого трактата, выполненном А. М. Позднеевым, для каждого растения приведены латинское, русское и тибетское названия, даны пока­зания к применению. Позже проф. Л. Ф. Гаммерман- и Б. В. Семичов [1963] установили, что в практике под одним тибетским названием часто использовались не­сколько растений. Причем представители разных меди­цинских школ нередко настаивают на своем опреде­лении. Какому же растению отдать предпочтение? Ка­кое из нескольких является подлинным, а какое — заменителем?

В «Учебнике тибетской медицины» [1908] пет све­дений о морфологических особенностях растений — форме и окраске цветков, плодов, листьев, поэтому провести четкую границу между индотибетским сырьем в его заменителями невозможно.

С древних времен различные авторы пытались дать разъяснения трактату «Чжуд-ши», причем писали их кратко, стихами. Известны такие комментарии, как «дТаприн-муоцсл» Памжил-Давы. «д'Ул-дгар-мелон» и «Чжэва-Рин-сриль» Дарма-Савы [Вадмаев, 1898]. Однако наибольшее распространение в Тибете получил трактат-разъяснение «Вайдурья-онбо»,

«Вайдурья-онбо» [Дэсрид-Сапчжей-Чжамцо. 1687, 1688] структурно повторяет «Чжуд-ши» и состоит из четырех томов, включающих 156 глав. Каждый том имеет свое название. Тексты трактата разъясняют, ос­новные теоретические положения, медицинские поня­тия из «Чжуд-ши», дают подробные описания лекар­ственных средств.

В первом томе «Исходная основа» всего шесть глав, в них кратко пересказано содержание последующих колов.

Второй том «Теоретическая основе» состоит из 31 главы. В первых 18 главах представлены основы нор­мального образа жизни и режима питания, разъясня­ются вопросы эмбриологии, анатомии, физиологии че­ловека, причины болезней и сопутствующие им факторы.

В 19—21-й главах изложены теоретические прин­ципы составления лекарств в зависимости от их «вкусов» и «материальной основы», а также описаны ле­карственные средства растительного, минерального, животного происхождения, дана их классификация по применению. В последующих главах второго тома оха­рактеризованы хирургический инструментарий и при­способления для процедур (ингаляторы, глазные ка­пельницы), рассматриваются вопросы диагностики и предупреждения болезней и способы лечения некоторых из них.

В третьем томе «Практическая основа», состоящем из 92 глав, даны сведения по общей и частной пато­логии и терапии тибетской медицины, приведены про­писи рецептов для лечения различных болезней.

Четвертый том «Дополнительная основа» содержит 27 глав и посвящен некоторым методам диагностики и технологии приготовления лекарств. В частности, в 20-й главе перечислены правила сбора, сушки и хра­нения лекарственного сырья.

Заинтересовавшие нас главы из второго тома пред­назначены для ознакомления обучающихся медицине лам с лекарственным сырьем и рекомендациями по его применению.

В 20-й главе даны подробные характеристики ле­карственных средств, среди которых но происхожде­нию различают 8 классов.

1. Лекарства из драгоценностей.

2. Лекарства из камней.

3. Лекарства из земли.

4. Лекарства из деревьев: корней, пней, коры, сока, стволов, ветвей, листьев, цветков и плодов.

5. Лекарства, образуемые соками.

6. Лекарства, приготовленные в отваре.

7. Лекарства из трав.

8. Лекарства из животных.

В 21-й главе перечислены группы лекарственных средств и указаны патологические состояния или симптомы болезней, при которых показано применение тех или иных средств. Например, сандал, камфара, гипс, шафран и другие применяются при лихорадке; тыква, желуди дуба, горец и другие — при поносах и т. д.

Как показал наш анализ, в 21-й главе второго то­ма можно выделить 17 групп, которые представляют собой объединения лекарственных средств, эффективных при различных патологических состояниях или снимающих те пли иные симптомы, независимо от их этиологии.

Трактат «Вайдурья-онбо» иллюстрирован уникаль­ным цветным атласом, состоящим из 77 картин-плака­тов, на которые нанесено более 10 тыс. изображений [Балданжанов, 1982]. Рисунки лекарственных средств помещены на плакатах 24—33.

В этих иллюстрациях прежде всего обращает на себя внимание неодинаковая степень стилизации ри­сунков. Некоторые растешш изображены достаточно точно с четкой прорисовкой ствола, веток (если это дерево), листьев, иногда цветков и плодов. Как пра­вило, достаточно точно показаны растения, хорошо известные автору трактата и художнику. Используемая часть всегда выделена, увеличена в размере (плоды, корни), четко очерчены детали (форма, окраска цвет­ка, плодов, листьев). Обобщенное изображение дано для деталей, не интересующих автора трактата, на­пример листья и цветки отдельных растений как дре­весных, так и травянистых, не использующиеся в ка­честве сырья.

Каждому рисунку предпослано краткое пояснение на тибетском языке. Следует отметить, что наряду с лекарственным сырьем иногда даны рисунки растений, которыми можно заменить тот или иной вид сырья.

Большинство описаний растений построено по од­ной и той же схеме. Вначале приводится тибетское на­звание растения, указывается число его синонимов, ко­торые, как правило, не называются. Затем подробно цитируются данные, касающиеся этого лекарственного растения из ранее изданных сочинений, и нередко об­суждается правильность идентификации того или ино­го вида сырья. Чаще других в «Вайдурья-онбо» цити­руется трактат «Дуп-бэ», время написания и автор которого неизвестны. Далее автор «Вайдурья-онбо» приводит собственное описание лекарственного расте­ния, которое иногда полностью совпадает с описанием в «Дун-бэ». Эти описания различаются по степени информативности и обычно начинаются с указания на места произрастания и обитания растений, после чего дается весьма подробная морфологическая характери­стика. Завершается описание перечислением симптомов и болезней, при которых назначается лекарство из данного растения. Иногда такая схема не выдерживается ц описания бывают очень краткими. Мы полагаем, что краткость описаний можно объяснить или недостаточ­ностью сведений о растении или же, наоборот, его широкой известностью.

В трактатах XVII в. при описании растений тибет­цы оперируют такими понятиями, как плод, семя, цве­ток, лист, стебель; при объединении растений в группу используют термин «риге», соответствующий совре­менному «род», «семейство». Судя по характеристикам морфологических особенностей растений, ботаническая терминология была своеобразна. Описания растений изобилуют красочными сравнениями растений между собой, с предметами культа, быта, формой отдельных частей тела человека или различных животных. Четко зафиксированы лишь отдельные термины; корень, стебель, цветок, лист, зерно.

Экологическая приуроченность и географическое распространение растений охарактеризованы достаточ­но полно.

Все эти сведения в совокупности с рисунками из атласа позволяют установить названия растений, опи­санных в трактате, и решить вопрос о подлинном сырье и его заменителях. Обратимся к тибетским тек­стам с описаниями растений из основного комментария к «Чжуд-шш»— трактата «Вайдурья-онбо»»

  1   2   3   4   5   6




Похожие:

Т. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине iconДокументи
1. /_Санчжей Чжамцо, Практическое руководство по тибетской медицине Лхан-тхабс/1. Практическое...
Т. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине iconЛечение Мантрами в Тибетской Медицине доктор Нида Ченагцанг www iattm ru
Мне кажется уместным начать свой труд с краткого из­ложения истории использования мантр в лечении болез­ней в контексте тибетской...
Т. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине iconСлово о тибетской медицине
Книга докторов медицинских наук Л. Л. Хунданова, Л. Л. Хундановой и кандидата медицинских наук Э. Г. Базарон посвящена одной из древнейших...
Т. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине iconДокументи
1. /_Пеме Кунга, Точечный массаж в тибетской медицине.djvu
Т. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине icon«чжуд-ши» памятник средневековой тибетской культуры
Впервые на русском языке описаны методы диагностики, технология приготовления лекарственных форм, способы назначения и техника проведения...
Т. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине iconБиология вариант 8012 Плод с одним семенем внутри это
А растения. В зародыша растения. С микроорганизмов. Д человека. Е животного
Т. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине iconБиология растения
...
Т. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине iconГ. Г. Онищенко 15 октября 1998 г. Дата введения 1 января 1999 г. 2 Пищевые продукты и пищевые добавки определение безопасности и эффективности биологически активных добавок к пище методические указания
Российской Федера­ции (далее — госсанэпидслужбы России), осуществляющих государственный и ведомственный санитарно-эпидемиологический...
Т. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине iconВегетативные органы растения
Орган цветкового растения, основной функцией которого является передвижение воды с растворенными в ней веществами – это
Т. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине iconЛобсанг рапгей тибетский лечебный массаж
Тибетский лечебный массаж содержит основные положения теории и практики тибетской медицины. Массаж как один из основных методов лечения...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©cl.rushkolnik.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы