Слово о тибетской медицине icon

Слово о тибетской медицине

НазваниеСлово о тибетской медицине
страница5/6
Дата конвертации10.12.2012
Размер1.18 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6
Глава G

^ ИСКУССТВО РАСПОЗНАВАНИЯ БОЛЕЗНЕЙ В ТИБЕТСКОЙ МЕДИЦИНЕ


Ге.'ш tli лкишьс?! в ка'иччт.е врача, решающего не по первому взгляду, а о долгом н надлежащем псг.ле-;шва:шн, то ';игда только п узнаешь со.юржаине подлежащего врачева-

IliflO.

«Чжуд-иш», т. 2, ел, 24


Диагностика болезнен человека во всех отношениях остается по сей день трудной областью медицины. Правильно установленный диагноз болезни в большинстве случаев предопределяет эффективность лечения н прогнозирует течение и исход болезни.

С развитием и усовершенствованием медицинских знании вследствие научно-технической революции несоизмеримо возросли возможности познания сложнейшего болезненного процесса в организме. В настоящее время для диагностики заболеваний применяется сложнейшая аппаратура, используется математика, физика, кибернетика. Это великолепно. Но каждое явление не может быть великолепным, если не существовало бы его основания, на котором оно возникло. Мы имеем в виду накопленный веками опыт народной и традиционной систем медицины. В то же время современные корифеи медицины стали выражать тревогу о том, что чрезмерное увлечение врачами техницизмом в диагностике болезней приводит к потере абстрактного, логического, клинического мышления. Известный профессор И. Д. Кассирскип, выражая озабоченность угнм явлением, утвержлает, что увлечённые техницизмом прачн «выстукивать н выслушивать больных стали хуже». Он призывает но к техницизму, а к искусству применения техники с использованием полученных данных на основе абстрактно-логического, теоретического мышления. В медицине объектом познания является человек, а в диагностике познанию подлежит его болезнь. Поэтому больной человек не должен теряться в массе частных информации, полученных техническими средствами. Современная диагностика складывается из множества форм, ступеней, этапов анализа объективных и субъективных ин фор на пни о болсзни. Она требует от врача определенного искусства построения пространственной, многомерной схемы или «решетки» для каждого индивидуума, чтобы мысленно уловить объективные признаки нарушений в сложной физиологической цепи организма.

Несмотря на величайшие достижения в диагностике болезней в современной мединине, многие болезненные состояния у человека своевременно не распознаются или неправильно диагностируются. Причин этому много. Нередко врачи теряются, утопают в мяссс полученной ннфо;1м:шпн, не видят красной линии болезненного процесса, второстепенные данные з;; о: 1шх разорванных цепочек б единую, последовательную логпц.

Современная медицина : жемнем медицинской HriyKi] днлясь на огромных пллст медицины, на се золотых зернах. Но еще nt? все зтп зерна собраны н использованы научной медициной. В частности, речь идет о способах диагностики болезней.

Основные принципы диагностического обследования и распознавания болезни изложены в главах 24, 25, 26 второго тома трактата <.Чжуд-шн». Главы починаются с традиционного обращения к Ухагану б?лгэ-билпк. царю врачей: «О, великий мудрец. Уха-га ну бэлгэ-бплик! Каким же образом нам изучать диагноз и приметы болезней?» На этот вопрос учитель отвечал: «Слушайте, ь-сликии риши! Изучение признаков, по которым познается болезнь, состоит в следующем. Как огонь узнается по дыму, так по признакам может быть узнаваема болезнь». И далее: «Врач, не умеющий установить диагноз и разбираться в действительных признаках, не узнает истины подобно тому, как ошибаются, принимая дым за испарения. Попадаются и такие, которые подобно догадке, что собрались тучи, так пойдет дождь, почитают за признак только предположительное. Поэтому-то вы должны относиться с особенным вниманием к учению о способах исследования -н распознавания болезней».

Диагностика как раздел тибетской медицинской науки была органически связана с господствовавшими б Тибете представлениями о болезни, причинах и механизмах ее развития и основывалась на специальных методах распознавания заболеваний и оценке состояния больного с целью назначения необходимого лечения. Диагноз болезни формулировался в терминах принятой в Тибете классификации заболеваний, и ее содержание отражало как прогрессивные н до сих пор .актуальные взгляды на болезнь, так и полностью несостоятельные с точки зрения современной науки. Прогрессивным и дпалектпко-материалистнчсскпм был подход к решению диагностической задачи н толкование основных принципов диагностического исследования.

Постановка диагноза болезни в тибетской медицине предполагала сложный процесс последовательного анализа и синтеза выявленных в результате обследования симптомов с учетом этнологических, патогенетических факторов, наследственно-конституциональных, возрастных особенностей организма. Это сформировало особый метод диагностического мышления, охватывавший все проявления болезни в их последовательном развитии и многообразии.

Тибетская диагностика состояла из нескольких разделов:

1. Методы диагностического обследования (опрос, осмотр, физическое исследование тела с помощью ощупывания);

2. Диагностическое значение симптомов болезни;

3. Методика формулировки диагноза.

В качестве исходных при постановке диагноза болезни тибетская медицина выделяла несколько общих теоретических принципов, один из которых может быть сформулирован как принцип целостности организма. Организм рассматривался тибетскими врачами не -как простая сумма частей, а как единое целое, отдельные части которого взаимосвязаны и взаимодействуют между собой благодаря наличию единых систем регуляции, абстрактно названных «рлунг», «мкхрнс» и «бад-кан». Гармония этих трех физиологических систем, а отнюдь не работа отдельных органов, является условием сохранения и развития жизни. К проявлениям «рлунг», «мкхрис», «бад-кан» сводятся все жизненные процессы, протекающие в организме: пищеварение, дыхание, кровообращение, обмен веществ, размножение.

Еще одним важнейшим исходным принципом при постановке диагноза болезни в тибетской медицине -следует считать принцип единства организма и среды. Благодаря трем физиологическим системам регуляции осуществлялось сложное взаимодействие организма с окружающей средой.

Исходя из единства организма и среды тибетская медицина постулировала и принцип детерминизма, т. е. причинной обусловленности заболеваний. В качестве причинных она выделяла такие факторы окружающей среды, как пищу, время и деятельность.

В вопросах диагностики заболеваний тибетская медицина прежде всего исходит из принципиальной познаваемости болезни по ее внешним признакам и проявлениям. Болезнь диагностируют по симптомам подобно тому, как «огонь узнается по дыму», внешние признаки болезни неотделимы от сущности самого патологического процесса. Это краеугольный камень, на котором базируется вся теория диагноза в тибетской медицине. Что касается врача, который по внешним проявлениям ставит диагноз заболевания, то для этого чрезвычайно важно уметь видеть главное, не принимая предположительное за действительное.

Поскольку внешние проявления заболевания являются ключом к раскрытию сущности недуга, то первоочередной задачей, стоящей перед врачом, явлается детальное и скрупулезное исследование ооль-iioro с целью выявления наиболее характерных симптомов заболевания.

Основными методами диагностического обследования больного, практиковавшимися тибетской медициной, были опрос, осмотр и ощупывание, мобилизуя обоняние, определение па вкус. «Исследуйте подлежащие осмотру глазом язык и жидкости,— пишется зо вступительной основе «Чжуд-ши»,— исследуйте подлежащие ощупыванию пальцами пульсовые артерии». Выяснению подлежат обстоятельства, сопутствующие началу болезни, симптомы, в которых проявляется болезнь, и пища.

Постановка диагноза болезни начинается уже тогда, когда к врачу обращаются с просьбой оказать-помощь заболевшему. Врач должен расспросить пришельца, «что болит, как болит, что давали, кто осмотрел и лечил, давно ли началась болезнь», и уже ио этим сведениям он мог получить определенное представление о недуге. Однако этим сбор сведений о болезни не ограничивается. Особое внимание уделяется «причинам и обстоятельствам, возбудившим болезнь». Выяснение их немало способствует правильной постановке диагноза. Ведь по представленном тибетской медицины, «вне причин следствия отдельно существовать не могут... и по исследованию следствий можно определить болезненные начала». Поэтому ьрач подробно выясняет обстановку, окру-жа:;ш\ю больного в момент начала заболевания: было холодно или тепло, ь какое время суток началось заболевание, каков был характер питания в тот момент. <-.По тому, чем человек питался и что он де-jicVi, можно уразуметь все способствующие развитию болезни г:акторы». В описании болезней в медицине Востока признаки болезни дифференцировались на общие 1! частные. В общие признаки объединялись зсе проявления развивающихся болезней в какой-либо системе пли органе, независимо от причин. Эти признаки для тибетского врача давали предварительное представление о пораженном органе, локализации болезненного процесса. А частные признаки служили для дифференциации конкретных форм болез-различных осложнений и т. д. В диагностическом •процессе очень важным считалось выяснение причин болезней. Причины различались внешние и внутренние, врожденные и приобретенные. К внешним и приобретенным причинам болезней относили заразные начала, неправильный образ жизни и питания, вредные влияния сезонов года, макрокосмоса {рис. Ш. Внутренние причины сами по себе не вызывали болезней, а они рассматривались в полной зависимости от влияния внешних причин., И это в определенной степени соответствует действительности.


Целенаправленный расспрос, включающий жалобы больного, историю его жизни и заболевания, многое давал врачу для правильной постановки диагноза. Выяснение возможных причин недугя. обстоятельств, сопутствовавших заболеванию, длительность болезни, характер ее начала, эффективность уже использовавшихся методов лечебною воздействия — все это объясняет, почему тибетская медицина отводила опросу больного ведущую роль в диагностике заболеваний, умело и искусно сочетая с другими методами обследования. Для тибетского врача, не располагавшего техникой инструментального и лабораторного обследования, опрос был наиболее информативным методом диагностики.

Владение техникой опроса —один из элементе?, тибетского врачебного искусства. Больной не всегда рассказывает о своей болезни, а иногда просто ее •скрывает. В таких случаях, подчеркивается в трактате «Чжуд-шн», большую роль играет терпение и настойчивость врача.

Врач не всегда может установить диагноз болезни тотчас по прибытии к больному. Если врач затрудняется з определении заболевания, он должен некоторое время пожить около больного, наблюдать, расспрашивать, «ни думая об усталости своего языка и тела», добросовестно откоситься к выполнению-своих обязанностей, не спешить в неясных случаях. Для правильной постановки диагноза у больного с хроническим заболеванием тибетская медицина рекомендует врачу длительное наблюдение и изучение его.

Тибетский врач расспрашивал больного о длительности заболевания. Это помогало ему уточнить стадию болезни, развернутость ее симптоматики. Считалось, что начальная стадия болезни, как правило, протекает стерто н не сопровождается симптомами, типичными для той или иной формы патологии физиологических систем. Поэтому, если врач заставал болезнь вскоре после ее начала, он обычно назначал провоцирующую терапию, т. е. давал лекарственные средства, усиливающие проявления той или, иной системы. Если же белезнь началась сравнительно давно, врач констатировал уже развернутую клиническую картину и мог не прибегать к провоцирующим средствам.

Таким образом, в процессе проведения систематического опроса врач выяснял причины и обстоятельства, предшествовавшие заболеванию, субъективный характер его основных проявлений, эффективность уже использовавшихся лечебных средств, длительность и тяжесть болезни.

Многие тибетские врачи, получившие высокое ученое звание «пандиты», в совершенстве обладали, знаниями по астрологии. Существовали сложные схемы, календари времен определенных периодов, связанных с движением планет. Земли, Луны. Они умели отмечать зависимость земной жизни от лунных фаз и солнечной активности. Поэтому время в распознавании болезни являлось для них важнейшим фактором. Даже в те далекие времена они точно подметили, что физиологические процессы и функциональная деятельность отдельных органов з течение суток протекают неодинаково. Поэтому в дпагностике они учитывали время суток, месяцы, годы, а также отдельные астрономические циклы. В трактатах тибетской медицины имеются определенные указания о максимальной активности того или иного органа в зависимости от времени, указания на самые неблагоприятные временные сроки в смысле предрасположенности к заболеванию. Фактически это учение на современном языке называется биоритмологнен. Врач, расспрашивая больного, обязательно устанавливал его точный возраст и мысленно раскладывал периоды его жизни на астрологическую схему, учитывая, родился ли он в огненный год Змеи или железный год Барса. В оценке жизни больного немаловажное значение имел 12-летний период. Каждый 12-й год жизни считается как бы годом рождения (по-бурятски «жэлээ оруулаяа»). В год рождения человек, как младенец, беспомощен к вредным и злым воздействиям природы, наиболее подвержен болезням. Поэтому в этот год врачи рекомендовали людям строго беречь себя, особенно в период расцвета сил в 37 и 49 лет (с учетом года внутриутробной жизни). Это была профилактика болезни с учетом биоритмолопш. Каких больших напряжений, психологической мобилизации требовалось тибетскому врачу для познания болезней, когда «техническим оснащением» служили только органы чувств. Его органы зрения должны были проникнуть внутрь организма. Поэтому осмотру больного придавалось большое значение. Врач, расспрашивая, долго осматривал больного, улавливая и подмечая малейшие внешние признаки болезни. Внешний вид, состояние языка и кожи, блеск глаз, движения мышц, характер дыхания, мокроты, мочи и кала — неполный перечень объектов для пытливых глаз врача. Одним из экранов состояния внутренних органов, в особенности печени, тяжести болезненного процесса считались глаза человека. Если они теряли жизнерадостный, веселый взгляд, блеск и жизненную теплоту, то это значило, что больной страдает тяжелой болезнью. Не случайно в тибетской медицине придавали большое значение функции печени, а зеркалом ее считали глаза (дословно, глазя — «цветок печени», по-монгольски —«эльгэнэй сэсэгэ). Больше того, тибетские врачи ухитрялись на циферблате зрачка подмечать изменения, на основании которых определять, какие внутренние органы поражены. Восточные медики называют эти участки зрачка окнами во внутренние органы. Желтушность склер глаз и неровность в нижней части зрачка расценивались как сигнал болезней крови, желтушность склер и неровности в правой части зрачка как признаки заболевания печени. Таким образом, органы зрения тибетского врача не должны упускать ни малейшего признака болезни. Одно из строжайших требований б тибетской медицине к врачу гласило: «Зрение, слух, обоняние, вкус, осязание врача должны быть развиты утонченно до предела». Да п не могло быть иначе, ибо эти его органы выполняли функцию современной диагностической лаборатории.

Особое диагностическое значение имело визуальное исследование мочи больного. Моча при болезнях «рлунг» должна быть светлой, почти бесцветной, пенистой; при болезнях «мкхрис»—желтой с испарениями и запахом; при болезнях «бад-кап» — белой с незначительным запахом и незначительными испарениями.

Многое давал тибетскому врачу осмотр языкг больного. Считалось, что при болезнях «рлунг» язык красный, сухой, шероховатый; при болезнях «мкхрнс»—-бледновато-желтый, покрытый налетом; при болезнях «Оад-кан» — язык бесцветный, мягкий, влажный. Интересен диагностический прием, описанный в тибетских медицинских трактатах: «К врачу обращается полный с виду больной, с пухлыми нерабочими руками. Жалоб очень много, беспокоят его слабость, частые гнойнички ла теле, головные боли, чувство внутреннего холода, бессонница и т. д. Врач внимательно осматривает, расспрашивает историю болезни, о характере деятельности, питания. Перебирает в уме многие болезни, вспоминает подобных больных. Сомнений достаточно много. Долго и внимательно исследует пульс, по которому ое: устанавливает расстройство в системе «бад-как». Пульс медленный, легко сдавливается. «В каком же органе гнездится болезнь»? — спрашивает постоянно самого себя врач. Он знает твердо, что болезнь не острая, а хроническая, поэтому не требует срочного решения о лечении. Помнит п наставления своего учителя о том, что для правильного распознавания болезни он должен иметь терпение, какое требуется при ловле рыб, подкрадывается к истине, как крадется и выжидает момент хишнпк в поисках добычи. Он, подобно опытному охотнику, замечает и учитывает до мельчайших деталей все на пути к правильному .диагнозу. Да, еще нужно изучение мочи больного. Осмотрев мочу на прозрачность,' количество п характер пены на поверхности, посторонние примеси, запах по испарению, врач поставил посуду с мочой в сторону. Пока он раскладывал сведения о больном по полочкам своего мозга, на посуде с мочой заметил лакомящихся мух. А ведь мухи любят сладость. И это не •осталось незамеченным от пытливых, зорких глаз врача. Тогда он снова взял мочу, осмотрел, как оседают на дно посуды нежные хлопья, как лопаются пузыри на поверхности мочи, превращаясь в более мелкие. (А ведь все это обязательные детали биохимии мочи.) И, наконец, врач берет тонкое перышко, обмакивает его в моче и одну росиночку пробует на вкус. Утонченный вкусовой аппарат языка эмчи определяет еле заметную сладость. «Сладкая на вкус моча — ведь это свидетельство того, что питательные вещества из организма вымываются мочой, не дойдя до нужных мест»,— рассуждает эмчн, и ему становится попятно, почему больной страдает ожирением и слабостью, почему кожа покрыта угрями и гнойничками. И в этом случае эмчи доволен, как победитель, распознав у больного с ожирением болезнь с названием «жин-ни-над» на почве расстройства «бад-кап». Круг диагностических приемов замкнулся. Теперь можно приступить к лечению». Читатель, может быть, тоже догадался, что «жин-ни-над» — это сахарный диабет.

Пульс в тибетской медицине — один из критериев исследования объективного состояния больного. Опытный диагност по пульсу мог различать до 360 разных показателен пульса.

Учение об исследовании пульса описано в специальной главе «Чжуд-ши». В трактате сказано, что исследование пульсирующего сосуда в диагностике лает врачу данные подобно лучевому сигналу. Распозназаннс болезней по пульсу требует от врача больших знаний, опыта и искусства. Обязательно = учитываются следующие обстоятельства и правила: ;) образ жизни н питание, вредные привычки, характер деятельности. Не рекомендуется исследовать пульс после физического напряжения, переедания, недоедания, чрезмерного употребления прохлади; тельной пищи и алкоголя, ибо все они могут изменить показатели пульса. Сказываются на характере пульса бессонные ночи, половые излишества, душевные переживания; 2} время исследования пульса. . «Необходимо изучать пульс на заре с первыми лунами солнца, когда больной не выдохнул внутренней; постельной теплоты и не вдохнул наружного холодного воздуха», т. е. когда больной только просыпается и находится в постели. В это время показания £ пульса считаются наиболее истинными и не подвержены влиянию дополнительных факторов; 3) место ощупывания пульса. Исследуют пульс на лучевой артерии кончиками второго, третьего и четвертого пальцев, не прижимая их друг к другу. Пульс правой руки больного исследуется пальцами левой руки и, наоборот. При этом каждый палец получает информацию на каждой руке больного от двух внутренних органов. Таким образом, считается, что при первом прощупывании пульса на обеих руках больного врач получает представление о состоянии двенадцати внутренних органов; 4) знать силу прижатня сосуда кончиками пальцев; 5) знать правила непосредственного исследования пульса. У врача перед | исследованием руки должны быть теплыми, нежны- | ми. У мужчин необходимо начинать прощупывание | пульса на левой руке, у женщин — на правой; б) различать пульс нормальных и болезненных органов, все его характеристики в зависимости от временных циклов. Пульс у здорового человека должен I быть упругим, ровным, ритмично следуя за дыхакием врача, не изменяясь в течение 100 ударов. Существуют общие признаки пульса для многих болезней, и частные, по которым следует дифференцировать^ болезни. Этим не ограничиваются правила овладення искусством пульсовой диагностики. Перечисле- -мне их заняло бы много времени, ибо это большой '

раздел диагностики в тибетской медицине. Однако остается только удивляться разработанной системе диагностики немногочисленными методами при сложной патологии организма.

Таким образом, важнейшая отрасль медицин-:кон науки— диагностика, была органически связана с существовавшими з тибетской медицине понятиями о болезни и базировалась па некоторых общих признаках, составляющих неоспоримую ценность для современной клиники. Первым и, по-видимому, самым важным моментом является то, что диагностика заболевания основывалась на представлении, что з «живом теле вес связано между собой», что болезнь — это страдание всего организма. Существенным моментом в диагностике является и то, что в искусстве диагностического исследования учитывались все фазы последовательного развития болезни. При этом учитывались индивидуальные, конституциональные особенности человеческого организма, которые рассматривались как особый фон в развитии заболевания.

В заключение следует сказать, что ко всей традиционной системе тибетской медицины нужно отнестись весьма серьезно. И только после тщательного усвоения, расшифровки и осмысления всего того, что невидимо таится за фразами трактатов, представители современной медицинской науки будут вправе высказать о тибетской медицине последнее слово.


^ Глава 7 ЛЕЧЕНИЕ БОЛЕЗНЕЙ В ТИБЕТСКОЙ МЕДИЦИНЕ


Поклоняюсь держащим науку рпншям. которые, усвоив себе высокие звашш, нашли таинственные средства. по которым получили власть над годами жпзш!.

•кЧжуд-шп», т. 2, гл. 31


Каким же образом, по представлениям тибетских медиков, надо лечить болезнь, «чтобы доставить исцеление»?

В главах трактата «Чжуд-ши». посвященных методам лечения, изложены основные принципы лечебного воздействия, сформулированные следующим, образом: «Как должно врачевать, чем должно врачевать и мера врачевания». Рассмотрим эти прннцнпы.

В процессе лечения болезней тибетская медицина выделяет следующие положения, которые должны быть соблюдены для успешного излечения. Поэтому' поводу в трактате «Чжуд-шп» есть следующее изречение: «Врач должен помнить, что своевременное лечение предупреждает осложнения и дает полной выздоровление. Ограниченные, нераспространешшй и нсосложиенные болезни лепить быстро и решительно. Этим ограничите их распространение на другие органы. Врач должен быть подобен богатырю, который решительной победой нал злодеем спасает друзей» («Чжуд-ши», т. 2, гл. 27).


В «Чжуд-ши» же сказан!' о своевременном и эффективном лечении следуюшое:

«Врачуй иосгшшчго тяжелую болезнь. Скорей иаэпачпз образ жизни и диету, Лекарства, нож к словом, что долезло. Подобно dot jfte на скале с врагом, Ты примени же силы, что возможно»'.

Лечение должно быть начато сразу после определения вида болезни. Постановка правильного диагноза — непременное условие успешного лечения.

Как же лечить болезни в тех случаях, когда врач имеет сомнение при ее определении и в то же время лечить необходимо?

«Болезнь, которая не понятна,— советует трактат,— относительно которой сомневаешься и не нашел еще точных и неотложных признаков, должно врачевать, зорко примеряясь к обстоятельствам, подобно тому, как подкрадывается кошка».

«Если врач не знает причин болезни п затрудняется установить диагноз, то приступать к лечению он должен с большой осторожностью и тревогой, как при ловле ядовитой змеи»,

В таких сомнительных случаях прежде всего нужно усилить симптомы заболевания, как бы заставить болезнь проявить себя. Это позволит врачу выявить наиболее яркие, специфические симптомы заболевания. Подобно тому, как современный врач прибегает к подобным провоцирующим методам, когда имеет дело со стертой клинической картиной болезни.

С этой целью тибетская медицина рекомендует назначить больному средства, не противодействующие развитию болезни, а, напротив, до некоторой степени способствующие проявлению ее, Причем, провоцируя заболевание, тибетский врач преследует цель установить истинный диагноз болезни. Однако этот принцип воздействия применим только на начальных этапах лечения, когда симптомы болезни стерты или в случаях стертой картины мроипческого заболевания.

Применяются для этой цели лекарства группы «туулган»*, к которым относятся лекарственные средства «три плода», различные вариации «трех плодов» с добавлением разнообразных других компонентов, а также лекарства типа «диг-да ши-тан», «индра-ши-тан» и некоторые другие.

«Установив точный диагноз болезни, врач должен применить все известные медицинские методы и способы лечения, которые понятны и ясны не только самому, но и окружающим врачам, как понятно всем знамя на высокой башне» («Чжуд-шн», т, 2, гл. 31).

Все болезни по характеру течения тибетские врачи подразделяли на две группы: «горячие» и «холодные».

При проведении лечения тибетские врачи придерживались основного принципа — «лечение противоположным». Этот принцип «лечения противоположным» касается большинства способов лечебного воздействия, практиковавшихся тибетской медициной. Так, болезни с повышенной температурой врач лечил прохладной пищей, рекомендуя пребывание в прохладной местности. Напротив, болезни с пониженной температурой требовалось лечить средствами, «разжигающими огонь»: микстурой из всех жгучих трав, прижиганием, сочной и теплой пищей, назначением тепла, согревающего тело больного.

Основными средствами, с помощью которых тибетский врач лечил больного, были пища, образ жизни, а также методы терапевтического и хирургического лечения. Средства лечебного воздействия подбирались больному в зависимости от характера заболевания и, прежде всего, на основании того, является ли данный недуг болезнью «рлунг», «мххрие» или «бад-кан».

Одно из основных средств лечения болезней — это пища. Она, как мы помним из предыдущих глав, !3 прежде всего является источником основных сил op-1 ганизма. В трактате «Чжуд-ши» написано: «Так как ' основные силы организма подобны первопричине • деятельности, то не должно истощать их. Если будешь знать все это, то сделаешься врачом, дающим действительное успокоение».

«Пища как лекарственное средство» — не случайный тезис медицинской науки Тибета. У тибетцев фактически не было резкого деления природных продуктов на пищевые п лекарственные. Многие из лекарственных растений использовались в качестве пищевых добавок, в то же время в состав сложных лекарственных рецептов входили растения, употреблявшиеся в пищу. В свете этого неудивительно, что в арсенале тибетской медицины отсутствуют токсические вещества и вещества, обладающие выраженным побочным действием.

Как лечит пищей тибетская медицина болезни «рлупо=, «мкхрнс» и «бад-кан»? При болезнях «газов» рекомендуется сочная пища, при болезнях «желчи» — прохладная, а при болезнях «слнзей», напротив, согревающая. Эти рекомендации не случайны. Желчь, по представлениям древних тибетцев, несет в себе стихию огня, поэтому болезни «желчи», в соответствии с принципом «лечение противоположным», надо лечить прохладной пищей. Слизи несут в себе стихию холодной воды, поэтому при болезнях «слизен» рекомендуется согревающая пища.

Болезни «газов», как правило, сопровождаются истощением организма. Следовательно, таким больным необходимо питаться сочной пищей. При болезнях «газов» лучшим лекарством является кунжутовое масло (масло тропического растения). Помимо этого рекомендуется употреблять в пищу с целью излечения тростниковый сахар, старое масло, сушеную баранину, мясо сурочье, лошадиное, ослиное, лук, чеснок. Пища при болезнях «газов» должна быть «маслянистой, тяжелой, нежной и теплой».

При заболеваниях «желчи» лучшим лекарственным средством является свежее масло. Кроме того, больному рекомендуется свежее коровье мясо, дичь, чай, простокваша, кислое молоко, каша из ячменной муки.

При болезнях «слизен» лучшим средством является мед. Эти болезни лечатся также бараниной, рыбой, мясом яка, рыси.

Относительно диеты уже в наше время пишет дважды лауреат Нобелевской премии, американский" профессор Лайнус Полинг: «Я верю, что большинство простуд может быть предотвращено или ослаблено диетой, без использования каких-либо лекарств». Почему в качестве примера Полинг взял именно простудные заболевания? Дело в том, что простудные заболевания в наши дни представляют собой проблему огромной медицинской и экономическом, важности. Так, например, только в США простудные заболевания приносят убыток в 15 млрд. долларов, i;e считая суммы в 500 млн. долларов, которые население страны тратит на приобретение лекарств для их лечения. Эти лекарства, по тушению Полинга, не вылечивают простудные заболевания, а только смягчают их проявления и вместе с тем приносят организму зред своей токсичностью п побочным действием.

Соответствующие рекомендации для излечения, болезней трех систем дзет тибетская медицина и относительно образа жизни.

При болезнях «газов» тибетские врачи рекомендуют придерживаться теплых мест и приятного сотоварищества. Больному, чтобы выздороветь, нужно находиться в лишенном обильного света теплом месте, слушать приятные и не доставляющие раздражения речи, спокойно спать п тепло одеваться.

При болезнях «желчи» рекомендуется пребывание ь прохладном месте. Советуют жить в прохладнь:х. обдуваемых ветрами, покрытых тенью деревьев равнинах или на берегу рсхп. Полезны также покой, опрыскивания приятными и прохладными благовониями.

При болезнях «слнзсн» больному желательно-проживать в теплых местах, греться на солнце, одеваться в теплую одежду, меньше спать и заниматься умеренным физическим трудом.

Таким образом, солнце, воздух, зелень, положительные эмоции, достаточный и спокойный сон, фн" зпчеекпе упражнения рассматриваются тибетской медициной как факторы, благоприятствующие исходу заболевания.

Влияние погодных факторов па организм человека хорошо известно и медицине современной, Однако и последние время появились .шамин'лыюе количество работ, позволяющих взглянуть на эту проблему шире, чем это делалось раньше, Создана новая область научных исследований — бпометеорология, изучающая связь между изменением погоды и здоровьем человека. Бнометеорологи, обычно по профессии врачи и синоптики, сопоставляют данные истории болезней с погодными сводками, что позволяет выявить особенности самочувствия пациентов при различных климатических и погодных условиях. Это позволяет дать больному соответствующие рекомендации — избегать или использовать те или иные погодные факторы.

В 1956 г. было впервые основано Международное общество биометеорологов. Как записано в программе этого общества, биометеорологи предполагают вести изыскания в трех сферах, которые ученые считают наиболее важными для изучения воздействия климата па организм человека: медико-географической, эмпирической и экспериментальной. Особое внимание уделяется эмпирическому методу, суть которого состоит в накоплении большого фактического материала {данных физиологического и патофизиологического исследований) с последующими анализами с целью выявления возможных связей между этими данными и метеорологическими факторами.

Большой интерес для современных исследователей представляет направленность действия тибетских лекарственных веществ и показания к их приме-пению. Механизм лечебного действия лекарственных средств определяется их вкусом, т. е. первичными свойствами, и свойствами вторичными, т, е. результатом их усвоения и действия в организме.

Особо важное значение придается вкусу лекарств. Тибетская медицина различает шесть разновидностей вкуса: сладкий, кислый, соленый, горький, жгучий и вяжущий. Лекарства, излечивающие от болезней «газов», должны иметь сладкий, кислый или соленый вкус. Средства, помогающие при болезнях «желчи», имеют сладкий, горький и вяжущий вкус. При болезнях «слизей? рекомендуется назначить ере.дстпл жгучего, кислого п вяжущею вкуса.

тот, тибек-кие врачи выделяли следующие свойства лекарств: тяжелое, маслянистое, притупляющее, легкое, жесткое, жгучее и острое.

При болезнях «газов» использовали в основном лекарства «маслянистые и тяжелые», при болезнях «желчи» давали «прохладительные и притупляющие», а при болезнях «слпзей» назначали «острые и легкие» лекарства.

Механизм лечебного действия лекарств зависит от результатов их усвоения в организме. Так, сладкий и соленый вкусы, «сойдясь с теплотой желудка», превращаются в сладкий вкус. Кислое лекарство сохраняет тот же вкус. Горькое и вяжущее лекарства превращаются в горькое. Как мы видим, при назначении лекарственных средств учитывались не только исходные свойства, но и трансформация этих свойств при конкретном способе назначения.

Свойства лекарств определяют способы и форму применения лекарств, по-видимому, оптимальные для их усвоения в организме. Так, при болезнях^ «га-:юв» лекарства рекомендуется готовить в виде бульона или масла. Для этого лекарство готовится целиком на масле, с мясом, чесноком. При болезнях «желчи» лекарства дают больному в виде декоктов (отваров), приготовленных в растворе горячей соли. При болезнях «слизей» лекарства рекомендуется назначать в виде пилюль или «в толченом виде*(порошки).

Однако и процессе лечения больного выбор лекарственного средства и определение формы, в какой оно назначается, еще не исчерпывают все предписания к использованию лекарства. Время приема лекарственных средств в течение суток также играет немаловажную роль. При этом выделяются два момента — время суток и время приема пищи. Необходимо отметить, 'что тибетская медицина выделяет наиболее оптимальное время, в которое организм человека активно усваивает нвпдимый лекарственный препарат. Связано что обстоятельство с тем, что «га-:;н:\ ^жглчь-- п <:слшш- пмс-ют не только свое определенное местонахождение п ог^ашпмг, но и пути, по которым они и срод в иг н юте н. Дипжгнш.' каждого из трех начал совершается в различное и строго оп-

время суток. Ь соответствии с ьтпм о тн* бетской медицине существует правило «выжидания настоящего времени»: лекарство назначается больному в те часы, когда осуществляется движение соответствующего, ^интересованного в раз вит ли дэнни* болезни начала. Болезни «коов;* приводят н двнл^ нне вечером и на рассвете. Поэтому лекарства, подавляющие болезни «газов», необходимо назнача гь вечером и на рассвете. Болезни «желчи» приходят в движение в полдень и полночь, следовательно, в полдень и полночь следует давать лекарства, излечивающие болезни «желчи». Болезни «слизей» подвергаются лечению в вечернее время или ркно утром, в связи с тем, чти именно в что время суток осуществляется интенсивное движение «слизей».

Принимать лекарственные препараты следует также в зависимости от времени приема пищи, т. е. перед едой, утром натощак или в промежутках между приемами пищи. «ААногне врачи, — подчеркивается в трактате «Чжудщи»,--ие сообразуясь со свинствами и временем движения болезни, предписывают при всяком заболевании принимать лекарство н период сварен и я пищи. Это невежественное правило^.

Однако из правила «выжидания настоящего i:^e-меш-i» существует исключение. Если (юльнон и тяжи лом состоянии и требуется оказание неотложной пи-мощн, «лекарство нужно давать без определения времени, тотчас же».

Все то, что «способствует удалению и врачеванию болезнен с внешней стороны тела», в тибетской медицине относят к хирургическим способам лечения. Они по степени трудности подразделяются на легкие, болезненные и тяжкие операции.

К легким операциям относятся компрессы, купания и спринцевания.

1{ болезненным операциям относятся кровопускания, прижигания и проколы (пункции).

1{ тяжким операциям относят различные виды разрезов, ампутации, скобления и извлечения.

Для проведения хирургических операций тибетский врач располагал соответствующими инструментами: острыми орудиями различного назначения (клещами, ланцетами, колющими инструментами).

Всего хирургический ппсгруыеп" наименований. В качестве перевязочного материала использовался хлопок, раны зашивали джуювыми нитями, полосками апоневроза и кишечника животных.

В зависимости от того, является лн дашюе заболевание болезнью «пион.-', <-./кслчп/.- пли ^слизен..-, подбирались различные способы хирургического лечения. Мри болезнях «газов», например, лечили массажем, иглоукалыванием, прижиганиями, прикладывали теплый, намазанный маслом войлок. При болезнях «желчи» рекомендовалось делать кровопускание, холодные компрессы, широко назначались души и другие водные процедуры. При болезнях «слнзей» в основном назначали компрессы, прижигания, иглоукалывание (рис. 12- -13).

Большим вкладом в мировую медицинскую науку явились методы иглотерапии н прижигания. Этими методами лечили самые различные заболевания. По преданию, ими излечивалась любая болезнь па протяжении от сумерек до рассвета. Пережив тысячелетия, иглоукалывание (акупунктура) в настоящее время привлекает к себе внимание специалистов различных областей медицины, Вит что писал английский хирургический журнал е.Ланцет» 1Г>0 лег назад: «Удивителен метод иглоукалывания. Он эффективен даже в тех случаях, 1-;01ДП оказывается бессильным разрекламированное п нптентованн'^е средс-илк Примером может служить водянка пли кожные эк^г-ми. Маши врачи берут обыкновенные швейные иглы, обматывают головку нитками и используют их в качестве лечебных игл. Этот метод был завезен из Индии».

Наибольшее распространение иглотерапия получила в Китае, Корее, Японии. Точная дата возникновения этого метода лечения неизвестна. Однако историками и археологами установлено, что еще. в каменном веке для лечения использовались острые кончики камня «бмпь-шп».

В европейских странах иглоукалывание етпло культивироваться n XVI1 иске, здесь оно получило название «акупунктура».

В истории развития нг.ихераппи в К пропс можно выделить три ?/г£шп.


Первый этап (до 1800 г.), когда иглоукалывание представляло крайнюю редкость, хотя уже в тот период появлялись комментарии, подобные этому: «Иглоукалывание и прижигание успокаивают боли и снижают спазмы удивительным образом путем раздражения нервов, находящихся в другой части человеческого тела».

Второй этап можно отметить, начиная с появления в Европе первого научного труда «Записки о хронических •'i\болe-iu)пнях, кровопусканиях и акупунктуре--' (1MG), автором которого является спец твгстпо! о фраппу.чско! о композитора Берлиоз;!.

11 '.•пошшлыюм р,плело eHfuvn руюжодсru;j по

сзади. (Иллюстрация из «Лжуд-шн». т. 4, гл. 21—22).

внутренним болезням крупный французский клиницист Труссо Лрыан в 1858 г. описал возможности успешного применения иглотерапии при ревматизме, невралгиях, мышечных спазмах.

С этого времени акупунктура стала успешно распространяться как новый вид терапевтического вмешательства в Англии, Франции, Германии, Италии и других европейских странах.

Третий этап—это XX век. Он характеризуется бурным развитием акупунктуры как научного медицинского метода. В медицинских журналах стали периодически появляться статьи, очерки, научные сообщения по успешному использованию акупунктуры при самых различных заболеваниях. В 1929 г. но Франции создается центр акупунктуры при клинике госпиталя Божан в Париже. Б 1955 г. в Пекине организуется научно-исследовательский институт чжень-цзю-теранни. В дальнейшем во Франции, Австрии, Италии, Германии, Испании, Японии создаются научно-медицинские общества по изучению иглоукалывания, выпускаются соответствующие журналы. В настоящее время функционирует Международная ассоциация по изучению иглоукалывания. Созываются международные конгрессы по акупунктуре. В 1971 г. в ФРГ состоялся XVI Международный конгресс по иглоукалыванию, его участниками были представители 22 стран, включая делегацию Советского Союза. В Москве в 197G г. открыт Центральный научно-исследовательский институт рефлексотерапии, где изучается механизм действия акупунктуры при самых различных заболеваниях.

В настоящее время лечебное действие акупунктуры ни у кого не вызывает сомнения.

Возьмите журнал «Химия и жизнь» (1976, ?& 4, с. 66—70} и вы прочтете удивительные вещи. Здесь речь идет об одной из разновидностей акупунктуры — элсктропупктуре. Как утверждают авторы (один из них врач, а другой специалист по психиатрии), электронунктура имеет некоторые преимущества по сравнению с традиционной иглотерапией, травмирующей психику больного. При использовании этого метода вместо введения иглы в биологически активную точку на теле больного производится подача электрического тока. Авторы утверждают, что электропунктура поставила на ноги большинство больных первой и второй стадии гипертонической болезни, больных бронхиальной астмой, аллергическим насморком, радикулитом. Далее они сообщают о весьма интересном исследовании, проведенном в Воропшловградской области. Шахтером перед спуском под землю или прямо в забое устраивали пятнадцатиминутный сеанс, члектропупктури в некоторые жлпнопмо важные точки, располагающиеся на кистях и каени. -<Такая простенькая манипуляция чс-рез 10 дней сняла хроническую усталость, хотя /поди продолжали р^оотпть в тяжелых условиях». <41 самое удивительное то. ---

aiuupu,--- чю анало! нчпып результат ни луч и лея н без иомошн электричества: па глнапые активные точки кожи шахтерам наклеивали крохотные пластинки из химически чистого серебра». Значит, эффект стимулирующего действия обусловлен по электричеством, а механическим раздражением биологически активных точек тела.

Б настоящее время наши пру ч и, занимаю нанеся иглотерапией, нашли точки, которые оказывают противоалкогольное и лротпвоппкотнновое действия.

Несмотря на то, что акупунктура получила широкое распространение в Европе, в настоящее время нет какой-либо теории или концепции, объясняющей полностью действие игл на человеческий организм. Какая бы из теории впоследствии не стала правдивой, нельзя не удивляться мудрости древних, которые рассматривали болезнь как частное проявление патологии всего организма.

Недавно появилось сообщение о том, что на состояние биологически активных точек кожи оказывают значительное влияние колебания космических и глобальных земных факторов. Так, например, ночью при максимальной проводимости атмосферы э/нчаро-проводносль кожных точек падает. Увеличивается она, как правило, перед сменой погоди, в особенности при наступлении грозы. В связи с этим некоторые исследователи серьезно задумались над вопросом: не являются ли биологически активные точки па коже человека выходами тех гшнлетнческн предполагаемых каналов, которые объединяют информационную энергетику организма с энергетикой космоса? В случае подтверждения этой гипотезы древние медики Тибета еще раз поразят нас своей проницательностью, ибо еще тысячелетия назад они утверждали, что человека надо рассматривать в целостности с окружающей средой, без отрыва от псе.

В научно-исследовательском институте акушерства и гинекологии г. Ростова-на-Доку получены обнадеживающие результаты при ускорении родовой деятельности, а также подавлении послеоперационных болей у гинекологических больных при игло-ргфлексслёрлшш.


С ЦСЛЫО обСчГ*К]ЛПМ1П!Г; ij МО'Л'КУШеПнЦПоННОМ П£-


piui/ir in лгперапто успешно применяют п по В^чч-"-м.шон институте ^клинической н экспериментальной хирургии МЗ СССР, возглавляемом академиком Б. В. Петровским.

Имеется несколько гипотез относительно обезболивающего эффекта иглотерапии. Так, по мнению американских ученых, существует так называемый «болевой шлагбаум», который .находится в сппнипм \н).:ге и обычно остается :;пкрьп ы;\<, блокируя боль. 11од ii л или нем некоторых факторов о и открывается н пропускает раздражении, воспринимающиеся как боль. Эффект пглоанестезип заключается в том, что введение иглы блокирует «болевой шлагбаум».

По мнению канадских исследователей, воздействие иглоукалывания, возможно, связано с активизацией естественного мозгового механизма, подавляющего боль. Предполагается, что иглоукалывание раздражает нервные волокна, находящиеся глубоко в мышцах, побуждая тем самым гипофиз и другие мозговые структуры к выделению эндорфииа. Это вещество затормаживает те клетки мозга, которые ответственпы за возникновение болевого ощущения. I !<• давно открытии '-;пдорф|ш является естественным веществом, подавляющем боль. Г.\ о эффективность ь 200 par; иыше, чем морфина.

Ппдопныо неоледовання позволяют избежать при обезболивании наркотических сродств, которые оказывают отрицательное плняние на ряд органов н систем, и к тому же у ряда больных при длительном их применении может быть привыкание.

Необходимо отметить, что при лечении заболевании тибетские врачи использовали всевозможные виды лечебного воздействия обычно не одновременно, а строго по порядку. «Болезнь следует лечить, как будто ступаешь по ступеням лестницы»,— говорится в «Чжуд-пш». Сначала назначался соответствующий образ жизни. Коли болезнь не излечивалась, то назначалось соответствующее питание. Если же и что оказывалось неэффективным, назначались лекарственные сродство. В случае неэффективности последних падлежало iipimei путь к хирургическим способам лечения. Однако п некоторых случаях разл способы лечении eo'iC'iа.чип,.

Лекарственные средства, использовавшиеся тибетской медпцшюй, обладали самым разнообразным действием. Ранее мы у:-ке говорили о лекарствах, которые используют (.я при постановке диагноза болезни. Когда билезпь точно определена, при необходимости лекарственного лечения до введения основных лекарственных веществ больному назначались очищающие средства слабительного и рвотного действия, а также клизмы. При болезнях «газов» рекомендовалось ставить клизмы, при болезнях «желчи» — давать слабительные, а при болезнях «слпзей» — рвотные. Однако применение этих средств опять-таки связывалось с состоянием больного, в тяжелых случаях врачи начинали основное лечение сразу после установления диагноза. После применения указанных средств или без них назначались средства, коррегирующие основу болезни. С помощью этих средств, по представлениям тибетских врачей, осуществлялось «отделение от сопутствующих элементов», которые, соединяясь с основными силами организма, препятствовали усвоению и действию лекарств.

Тибетские врачи использовали также лекарственные средства оГяпд'Стпмулпрующсто действия, раньше или одновременно с основными средствами. Рассматривая стимулирующую терапию как необходимый этап в лечении заболеваний, тибетская медицина тем самым утверждает важнейший лечебный принцип, чрезвычайно актуальный и в наши дни — прежде всего поддержать и активизировать защитные силы самого организма, повысить песпецнфпче-скую резпстептность и только затем пли в то же время проводить специфическое лечение.

После средств коррегирующих- назначались средства «противодействующие». Это были различные способы терапевтического и хирургического лечения, направленные на устранение причин заболевания тг его конкретные механизмы развития.

Однако указанная последовательность в назначении тех пли иных лечебных средств касается только болезней легких или средней тяжести. Что касается болезней тяжелых, тс в этих случаях необходимо использовать наиболее эффективные терапевтические и хирургические способы лечении, «указать правильный образ жизни и питание одновременно». Лечить тяжелые заболевания нужно так, «как будто встретился в горах с ненавистным разбойником», т. е. активно и безотлагательно.

В тех случаях, когда болезнь сложная, т. е. характеризуется «ненормальностью» не одного, а двух или трех болезненных начал, вначале лечебные воздействия должны быть направлены на основное заболевание, а затем уже надо лечить осложнения и сопутствующие болезни. «Подобно тому, что если умиротворить врага, отнимающего страну, то успокоятся и невзгоды, происшедшие в самой стране».

«Если же допущена в лечении больного ошибка и болезнь стала хронической, то наберись терпения и разберись в болезни. А затем лечи без спешки как при ужении рыбы». («Чжуд-ши», т. 2, гл. 27}.

«Сложные и отягощенные болезни требуют лечения лекарствами, наружными средствами: нужно действовать быстро п решительно, по в то же время и осторожно, подобно ислрече с врагом на узкой тропинке. А при выздоровлении следует рекомендовать лечебный режим жизни и питания». («Чжуд-ши», т. 2, гл. 27).

Опять-таки, даже после излечения заболевания, тибетские врачи рекомендуют для закреплении результатов лечения, а также для предупреждения дальнейшего возобновления болезни соблюдение соответствующего режима жизни и лечебного питания. Перед врачом, и современным и древним, довольно часто возникает дилемма: брать или не брать на себя ответственность за тот или иной метод лечения? Однако решая этот поистине гамлетовский вопрос «быть или не быть», врач должен быть в любом случае твердо уверен в тещ, что он соблюдает при всем этом основную заповедь: «Не вреди». Несмотря на свою краткость, этот термин довольно емок в смысловом отношении. Говоря, «ке вреди», врач уверен в том, что его врачебные манипуляции не принесут больше вреда, нежели естественное точение болезни.

«Лечить без вреда», --такую заповедь паход!::л п в дрсвпетнбстском трактате «Чжуд-шн».

уй локальные биле,1 ни сполна, богатырь уничтожает своего врага. Но только помни: победна болезнь иа^а-гла, Не нанеси в других местах вреда**.

Б практическом преломлении заповедь «не вреди» тибетскими врачами соблюдалась достаточно последовательно. Способствовали этому три основных условия, 'которые рекомендовалось соблюдать врачу при лечении любых заболеваний: во-первых, последовательность в лечебных действиях (начинать лечение с лечебной пищи и образа жизни, только за-том проводить терапевтическое или физико-хирургическое лечение), по-ьторых, до окончательного выяснения диагноза болезни не проводить активною лечения и, в-третьих, весь арсенал лекарственных средств природного происхождения сам по себе способствовал тому, чти лекарства действовали мягко, не были токсичными. '

Для успешною лечения, как считают тибетские врачи, необходимы по меньшей мире четыре важных условия, Это, в первую очередь, знающий врач, эффективное лекарство, личность самого больного и характер болезни.

Требования к каждому из указанных моментов изложены в медицинских трактатах в виде наставления црачам, в общих чертах их можно изложить следующим образом.

Врач должен стоять на высоте врачебного искусства. Он должен быть высоко образован, знаком с основными медицински&:и учениями и, кроме того, иметь практический опыт и обладать высокой нравственностью. Требования к тибетскому врачу более подробно изложены в главе «Этика тибетского врача».

Лекарство для больного должно бьпь приготовлено но всем правилам врачебной науки. Оно должно обладать эффективными лечебными свойствами ничиж г- пр^м л денетповгпь в соответствии с одним из основных положений тибетской медицины «не вреди*.

Больной должен быть рассудителен, понимать наставления врача н его рекомендации осуществлять неуклонно. Он должен быть мужественным, чтобы при тяжелой или затянувшейся болезни быть непреклонным. Он должен быть крепок, чтобы выдержать воздействие лекарств, должен быть милосерден, чист языком и мыслью, обладать совершенным разумом, чтобы понимать причины и обстоятельства, вызвавшие болезнь, и при вопросах отвечать толково.

Болезнь лечить легко в тех случаях, когда причина болезни, ее признаки и свойства незначительны, если силы организма не подверглись значительному повреждению, если болезнь протекает без осложнений и сопутствующих заболеваний.

Эти четыре положения, определяющие успех в деле лечения болезни, не потеряли своего значения и в наши дни.

Таким образом, подводя итога изложенному, можно заключить, что медицина древнего Тибета располагала богатым арсеналом средств лечебного воздействия. Паряду с лекарственной терапией и методами хирургического вмешательства, тибетская медицина важное, можно без преувеличения сказать, первостепенное значение придавала рациональному питанию и правильному режиму жпзнп больного. Особая роль справедливо отводилась психологическому состоянию самого больного, подчеркивалась не­обходимость положительных эмоций н душевного покоя, нормального сна н физических упражнений, водных процедур и свежего воздуха.

Отбор лекарственных средств тибетскими врачами проводился не эмпирически, как это было принято считать ранее, а в соответствии с существовавшими представлениями о механизмах развития заболеваний. Лекарства назначались в строго определенное время суток с учетом индивидуальных особенностей больного. При лечении болезни использовались срчЧстяи, не только поз действу юн те непосредственно i::i плтолшпчсскнп процесс, in* н поиыгпающис сонро-i пол ясность самою организма.

Кще Гиппикрат писал, что врач должен дать больному нужную траву н подыскать нужное слово. Одно без другого юр а:*до менее эффективно.

Область слова — это важный раздел лечебной деятельности врача.

С полным основанием сегодня мы можем процитировать высказывание великого русского врача М. Я, My дрова: «Зная взаимные влияния друг на друга души и тела, долгом почитаю заметить, что есть и душевные лекарства, которые врачуют тело. Они исчерпываются из науки мудрости, чаще из психологии. Сим искусством печального утешишь, сердитого умягчишь, нетерпеливого успокоишь, робкого сделаешь смелым, скрытого откровенным, отчаянного благонадежным. Сим искусством сообщается та твердость духа, которая побеждает телесные боли, тоску, метания».

Всем врачам хорошо известны случаи «ятрогснпых заболеваний». Это болезни, вызванные еловом врача, т. с. внушением, поскольку мы говорим о заболеваниях, следовательно, это нежелательный болезнетворный эффект врачебного слова.

Всем нам известны гомеопатические аптеки, где продают лекарственные средства, содержащие микроскопические количества действующих начал. В некоторых случаях, ио мнению ученых, они явно недостаточны, чтобы произвести какой-либо терапевтический эффект, но тем не менее они оказывают лечебное действие. Возможно, что в этих случаях лечебный эффект оказывает сама процедура принятия лекарства, процесс лечения.

Не так давно за рубежом была проведена серия исследований по изучению эффекта «плацебо» (от латинского слова placebo-—я нравлюсь)- В случае «плацебо» осуществляется только процесс введения лекарственного средства в организм больного, в действительности же ничего не вводится или применяется индифферентное лекарство, не обладающее необходимыми лечебными свойствами. Тем не менее, лечебный эффект «плацебо-* отмечен в 35% случаев. Положительный эффект ученые наблюдали при таких заболеваниях, как артриты различной этиологии, пептпчеекпе язвы и некоторые другие болезни. Возможно, что в основе терапевтического действия «.плацебо» лежит в определенной степени психолопi-vее к ни эффект.

Широко известные современные vci'n'i.bi лечения ряда заболевании п\ гем гипноза, нт~шенпя, по-видимому, относятся к ::лой же ipynne терапевтических средств.

Больной человек с его ослабленными болезнью психикой и физическим состоянием представляет для служителей религиозного культа весьма благоприятную почву, в которой брошенные семена могут взойти пышным цветом. А учитывая, что число больных достаточно велико, а также если принять во внимание и страх перед болезнью, то можно понять, что использование медицины в религиозных целях, для поддержания авторитета религии в массах, приносило желаемые плоды.

Одним нз конкретных примеров влияния религии на тибетскую медицину может служить тот факт, что среди причин болезней определенное место занимают «злые духи», и для борьбы с ними, для изгнания их, для излечения рекомендуется проведение специальных процедур, церемоний, ритуалов.

Вместе с этим, однако, следует сказать, что и сознании верующего больного проведение таких церемоний, заклинании сопровождалось, по-видимому, определенными психологическими эмоциями, которые также могли влиять на исход болезни. Примеров лечебного действия положительных эмоциональных стрессов на течение болезни, а также обратных явлений психологических воздействий, являющихся причинами болезни, можно привести множество. Современная наука и практика хорошо знают их, хоти в некоторых случаях они еще не имеют достаточного научного объяснения.

Перед нами, современниками бурного развития медицинской науки и активными строителями прочного фундамента здоровья людей, стоит трудная задача: правильно и диалектически оценить достижения предшествующей медицинской науки и приложить все усилия для успешного решения проблем, которые неизбежно возникают на определенном этапе этой чрезвычайно сложной области науки.

Человек представляет собой оГмиеспнснное cyme-

С'! <Ю И И ОЛЯ eiC Я Bbieilk'ii СТУПЕНЬЮ раЛВ!!П1Я ЖННЦХ

организмов на З'.г.мло. Прежде тм-м пречетачь т> виде биологического i 'лиа, нмсн\ c'luro Humo sapiens, человеку понадобились сотни тысяч лет. Гораздо труднее указать возраст медицины.

Сколько тысячелетни понадобилось современной медицине, чтобы она предстала перед нами в своем гордом величии, окруженная славой и успехами? Трудно сказать. Но факт налицо. Успехи современной ортодоксальной медицины неоспоримы. На нравах гражданственности в иен существует также восточная медицина. Многие медики хорошо знакомы с арабской, китайской и индийской системами медицинских воззрений. Гораздо хуже они осведомлены об одной из самых старых медицинских систем Востока — тибетской. Для многих она кажется анахронизмом, для других покрыта ореолом таинственности и содержит элементы мистицизма. Кроме того, найдутся скептики, которые скажут: «"Что там интересного в тибетской медицине, когда мы уже в преддверии того времени, о котором писал в своих фантастических романах Александр Беляев». Однако по-!ф!'меним делать поспешный выаод. Старая бурятская мудрость гласит: «Надо всегда делать так: г-слп тебе непопятно что-либо и: сотворенного тим или иным народом, постарайся нзучггп. -jto непонятное явление, но не спеши поднять на пего руку, а тем более осмеять его». Народы всего мира за всю свою многовековую историю эмпирически отметили и описали очень много таких вещей, значение которых не всегда понятно при осмысливании их современниками. Они трудно укладываются в наше мироощущение и мирознание. В истории науки известно много фактов, которые не были поняты современниками и только спустя длительное время становится понятен их истинный смысл. Вообще было бы затрачено времени намного меньше, если бы мы знали лучше дороги древних.

Наш век - -это век бурного развития науки и техники. 1Inc.'] с дина толь ко и планомерно завоевывается космическое пространство. Люди побывали па Луне, лунный грунт ученые разных стран \.же дарят друг .'ipyrv is качестве, сувенира Аетрпнамты разных- стран


Yi_ li 'ч.МН'О 1и1'Л.;>!ЬЯ К i'U ;.';;:•! (Li !','-iul-- . I i,.i iK : U il

в г и jilt s[3t; гя Miiir rib ч'сД'.^екэ и?, ездой j£:-lis ns-редко сталкивается с необычными язленплм>1, которые на первый взгляд мснут показаться таинственными, необъяснимыми и носят мистический характер, тем не менее они существуют и с згнм приходится считаться. D качестве конкретного примера можно принести существа?, а нпе феномена «.ons схож дои няч\ Сущность его заключается в том, чго люди ходят босиком ио бревнам или углям, пылающим огпгм, не получая ожога. Этот обычай распространен в Болгарии, Японии, Греции, Индии п на Цейлоне. Ни одна гипотеза не может сейчас объяснить и внести ясность: почему эти люди не подвергаются термическим ожогам.

Есть и другие явления, которые не изучены до конца и потому могут служить источником суеверии п предрассудков по сен день. Они используются идеалистами и мистиками для создания лженаучных георнп и гипотез. Несомненно, что малерпалистпче-ск-:Я наука полностью объяснит механизм ;утнх «з:ь гадочпых:^ яялеппп и отпросит !к i-.ерное восприятие н\ у людей, желающих ырн:!. н сн^рчъестоственное в челиЕ{лческ1)М oprai!ii4\ie.

i;Lii,e мно] о j:a.i/ni4Hbix [laci-ka.'iOB и ле( енд, с or-noRti которых локаг фактгл, но факты, искаженные до неузнаваемости. Это отпоептсн и к тибетской медицине. Нередко Сыплет так, чго человек малооеве-домлс-ппый о методах лечения, рекомендуемых тибетскими врачам!!, не проявив к тому же достаточной инициативы, чтобы установить правильность своих суждений, допускает мысль о том, что в тибетской медицине имеются лечебные препараты и методы воздействия на организм человека, обладающие сверхъестественными возможностями. Сразу следует сказать, что в се арсенале пет таких методов, но sec же имеются падежные средства, которые найдены в результате многовековых, поисков п прошли длительный путь ис-


1   2   3   4   5   6




Похожие:

Слово о тибетской медицине iconДокументи
1. /_Санчжей Чжамцо, Практическое руководство по тибетской медицине Лхан-тхабс/1. Практическое...
Слово о тибетской медицине iconЛечение Мантрами в Тибетской Медицине доктор Нида Ченагцанг www iattm ru
Мне кажется уместным начать свой труд с краткого из­ложения истории использования мантр в лечении болез­ней в контексте тибетской...
Слово о тибетской медицине iconДокументи
1. /_Пеме Кунга, Точечный массаж в тибетской медицине.djvu
Слово о тибетской медицине iconТ. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине
«Вайдурья-онбо», «Дзэпцхар Мигчжап», «Шэлихрэнг»; наконец, не найдены научные эквиваленты многим тибетским названиям болезней, растений...
Слово о тибетской медицине icon«чжуд-ши» памятник средневековой тибетской культуры
Впервые на русском языке описаны методы диагностики, технология приготовления лекарственных форм, способы назначения и техника проведения...
Слово о тибетской медицине iconЛобсанг рапгей тибетский лечебный массаж
Тибетский лечебный массаж содержит основные положения теории и практики тибетской медицины. Массаж как один из основных методов лечения...
Слово о тибетской медицине iconРодинне свято: Класний керівник: Артюшина С.І. Вступне слово. «Мати »
Це перше слово, яке з радістю вимовляє дитина. Мама – це те слово, яке найчастіше повторює людина в хвилини страждання і горя
Слово о тибетской медицине iconМагические слова. К. Бессер-Зигмунд
В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог (Евангелие от Иоанна, 1: 1)
Слово о тибетской медицине iconК. Бессер-Зигмунд «Магические слова.»
«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Евангелие от Иоанна, 1: 1)
Слово о тибетской медицине iconЕвгений Дмитриевич Елизаров Слово о слове Аннотация
Существуют вполне объективные основания для таких утверждений. Речевое общение и творчество, слово и нравственность, влияние особенностей...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©cl.rushkolnik.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы