Слово о тибетской медицине icon

Слово о тибетской медицине

НазваниеСлово о тибетской медицине
страница6/6
Дата конвертации10.12.2012
Размер1.18 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6
Глава 8 ЭТИКА ТИБЕТСКОГО ВРАЧА


Врач it сам лекарство.

А1. Балинт

Говорить и действовать безобманно, правдиво и с улыбкой.

«Чжуд-ши», т, 1


Термин «этика» впервые был введен древнегреческим философом Аристотелем. Под ним понималась система воззрений о взаимоотношениях люден в обществе, их поведении и поступках в различных ситуациях. Уже в древнегреческой и древнеиндийской философии в общих чертах были выработаны критерии основных понятий этики-добра, зла, долга, совести, честности. Уже тогда этика ставила перед человеком ряд таких вопросов, как в чем смысл жизни, каково предназначение человека?

В современном представлении этика — это наука о морали (нравственности) и законах ее развития, сущности и специфике. В философском понимании мораль и нравственность обозначают определенную совокупность взглядов, норм и правил поведения людей и их качеств, оцениваемых в определенных специфических категориях, основными из которых являются добро и зло.

Под добром понимается то, что считается нравственным, достойным подражания. Зло имеет противоположное значение: безнравственное, достойное осуждения. Добро и зло — это морально-этические категории, которые оцениваются с определенных классовых позиций.

Одной из основных категорий этики является долг, включающий в себя понятие о чувстве и осознании своих моральных обязанностей перед обществом. Это особый уровень моральной зрелости, когда нормативные требования уже не выступают как внешняя сила, а переживаются личностью, становятся органической потребностью, убеждением, привычной нормой поведения. Поэтому моральный долг — это не только осознание и переживание нравственной задачи, но и активный и действенный фактор по ее выполнению.

Совесть — одна из категорий этики, включающая проблемы нравственного самоконтроля личности, определяющая способность человека самостоятельно формулировать для себя моральные предписания, требовать от себя их выполнения и критически оценивать свои действия и поступки. В древнегреческой мифологии совесть изображается в виде богинь проклятия и кары, преследующих и паказующих преступника.

Одним из основных компонентов в социальном механизме регулирования является моральная норма. В синтезированном виде она отражает существенно необходимое в отношениях людей и в моральном сознании выступает как определенное понятие, суждение или заповедь.

В конечном же счете суть всех нравственных норм сводится к готовности и необходимости делать добро.

Однако существуют особые нормы нравственного поведения в отдельных областях профессиональной деятельности. Приложение общих понятий о нравственности к той или иной сфере профессиональной деятельности составляет предмет профессиональной этики. Не будет преувеличением сказать, что в наиболее полной мере вопросы профессиональной этики встают во врачебной деятельности, где как нигде тесно выступают вместе практическое мышление и деятельность, которые базируются на высокой этической основе.

Врачебная этика — это вид профессиональной этики, касающийся всех сторон врачебной деятельности. Она включает в себя все те положения, которые предъявляет общество своему члену. Вместе с тч'м, грачебшиг эшка офа/кает моральные нормы медицинской деятельности, сугубо отличающейся от всякой другой и поэтому имеющей своп специфические внутренние и внешние законы.

Вопросы врачебной этики - старые вопросы, они существуют столько же, сколько существует медицина. История человечества даст примеры самого различного понимания и толкования понятии врачебного долга, совести и ответственности врана. Объективная закономерность той или иной эпохи, общественные отношения, безусловно, не могут не. оказать влияния на представления об этике врача, его моральном облике. В условиях антагонистического классопого общества этические нормы врачебной деятельности нередко подчиняются интересам господствующего класса. Л в морали реакционных классов зтпка врача порой не только не отвечает интересам трудящихся масс, ко и оборачивается против них.

Однако в любую эпоху не переставали жить самые прогрессивные представления о враче, как высокой нравственной личности, движимой любовью к людям, искренней готовностью бороться за жизнь и здоровье человека. Основные этические нормы врачебной деятельности, сформулированные еще в глубокой древности п отвечающие интересам трудящихся масс, вобрали в себя опыт тысячелетий и. дойдя до наших дней, не перестают поражать нас своей непреходящей ценностью.

В связи с этим особый интерес представляют запечатленные в истории медицины прогрессивные концепции врачебной этики, отвечавшие интересам трудящихся масс. Примером тому является клятва Гиппократа, содержащая свод этических норм древнегреческой медицины и не потерявшая своей актуальности и на сегодняшний день. Немепыиуга ценность представляют этические воззрения тибетской медицины, еще более древние.

Основные положения этических норм врачей дрешьто Тибета i мл п--кет л г. г л: те- '.'Л второго томч рукп|;<;дг kj.i цiбел•/•;• 1 Г; медицины ^Чжуд-шно и фор-м" ..u;a.iora между ке-лпкмм учителем Ухагону бэ.'п >-Оплпк и мудрецами фишн и включают, в частности, такие вопросы, !• а к <• как ими качествами должен обладать человек, решивший стать врачом», <-;что нужно делать, чтобы быть хорошим врачом», «как должен врач строить своп взаимоотношения с больным н коллегами»?

С точки зрения древних тибетцев врачом может быть далеко не каждый. Им становится только тот, чья личность отвечает определенным требованиям. «Основу хорошего врача, -'пишется в трактате,— составляют шесть качеств, по которым он должен быть всецело мудрым, прямодушным, исполненным обетов, искусным во внешних проявлениях, старательным в своей деятельности н мудрым в человеческих пауках».

Первое свойство врача (всецело мудрый) включает в себя представления об «обширном уме» н глубоких медицинских познаниях. Так, врач должен «во всей полноте усвоить как проетрапиыс, такнкраткие терапевтические н хирургические сочинения, владеть всякого рода практическими приемами врачевании, уметь поставить диагноз умом», а также обладать врачебной интуицией --«некоторым даром предвещания».

Врач, «не приобретший опытности в осмотре... подобен выступившему в дорогу несведущему человеку...

— не знакомый со способами исследования подобен заблудившемуся в степи без проводника...

— не знающий пульса и мочи подобен птине.г;о-ву, не у-меющему пустить ловчую птицу...

—- не умеющий рассказать о болезни по признакам подобен главе собрания, неспособному произнести речь...

— пе знакомый с диетой в отношении и ищи и образа деятельности подобен утратившему свое правление в полыу врата...

— несведущий в составлении успокаивающих болезни микстур подобен земледельцу, не знающему своей пашни...

— т- тг.К'Юшмк \ геи и \npvpi шн-гкмх ппетрумгн-'!"!; н лекарственных смадпикп иод^боп богат ырю. лишенному меча п панциря...»

Однако жшпми чистых медицинских знании и совершенного владения навыками врачевания, тибетская медицина не менее высокие требования предъявляет к нравственным качествам врача.

Врач — это прежде всего прямодушный человек, в котором живет стремление к милосердию, состраданию, который, увидев страдание, имеет единое желание доставить пользу, стремиться «делать добро и питает гнев к злому». Как мы видим, со времен глубокой древности личность врача оценивалась самыми высокими морально-этическими категориями. При этом активное стремление к добру, способность к состраданию были определяющими качествами врача. Только человек с высокой моралью может стать «действительным помощником, способным животворно врачевать массы». Таким образом, основное назначение врача — это служение народу, массам.

Нравственные критерии определяют и деление врачей на высочайших, особенных, обыкновенных и чуждых врачебной деятельности. Высочайший врач — это Будда, некий идеал, олицетворение наивысшей врачебной мудрости. Особенные врачи (риши) — это «врачи, наделенные особым милосердием и высшей мудростью». В среде же обыкновенных врачей различаются лучшие врачи и чуждые врачебной деятельности. Лучший (высший) врач — это тот, кто не только «достиг совершенства знаний и приобрел опытность во врачебной деятельности», но и «милосерден к одушевленным существам и столь же рачительно помышляет о пользе других, как и о собственной пользе». «Чуждый же сего не имеет ни рода, ни происхождения..., не понимает основного смысла врачебной науки», а только «ради пищи к одежды» принимает вид врача и поэтому не пользуется ничьим уважением и «подобно тому, как показывают вещи слепым, не в состоянии различать род болезни и средства врачевания».

Интересно отметить, что в тибетской медицине фактически не существует понятия «плохой врач». Чуждый врачебной деятельности только «принимает на себя вид врача». Истинный врач—это всегда личность, наделенная прежде всего особенными нравственными качествами. Недаром подчеркивается, что для истинного (высшего) врача основной смысл

Врачебной пауки ни в коем случае не может сводиться к ремеслу <-радп пищи п одежды^, on исполнен «высокого стремления к милосердию.-).

Чрезвычайно важна в этом изречении п др\гая мысль. Чужд врачебной деятельности тог, кто «не имеет ни рода, ни происхождения». В этих словах древних медиков заложен глубокий смысл: человек, не знающий Родины, своего , происхождения, не может нести в себе высокой морали, а значит и быть врачом. «Принимая вид врача,... он подобен лисице, захватившей царский трон».

Таким образом, основные нравственные качества врача в понимании тибетских врачей соответствуют самым высоким морально-этическим нормам, глубоко созвучным нашим сегодняшним представлениям.

Каким образом в тибетской медицине решается проблема взаимоотношений между врачом и больным, т. е. основной вопрос врачебной этики?

Один из шести обетов, которые должен хранить врач, звучит так: «Взирай на больных, как на своих детей». Этот короткий тезис без всякого преувеличения песет в себе огромный смысл. Он необычайно емко, мудро п точно вбирает в себя все то главное, что мы вкладываем в понятие «этика врача по отношению к больному». И прежде всего подразумевает не обязанность, а истинное участие, действительное сострадание, искреннее желание помочь больному. Он предполагает высокую самоотверженность врача в его профессиональной деятельности, чистоту помыслов и чистоту души.

Однако это только нравственные предпосылки, на которых строятся взаимоотношения врача и больного. Неменьший интерес представляет и сам характер взаимоотношений врач — больной с точки зрения тибетской медицины. После обращения больного за помощью к врачу между врачом и больным устанавливаются сложные психологические взаимоотношения. Больной обращается к врачу как к своему спасителю, избавителю от страданий, нередко он ждет окончательного решения, приговора — жить пли не жить. Вообще, а особенно в таких случаях, он очень внимателен к словам и поведению врача.

Разумеется, в основе такого отношения к врачу

TfpLibu лечащы о ираъ;. Однако jilt с недостаточно. Больной должен безоговорочно верить врачу, вручая ему свое здоровье и са:,;у жизнь. Вера во врача вселяет в больною надежду на исцеление, а эта надежда уже есть часть лечения. «Больной может сомневаться в своих родственниках, сыновьях п даже родителях, по он должен верить врачу».

Как уже было отмечено, основой такого оптимального отношения больного к врачу является высокий уровень врачебного мастерства самого врача. Для достижения высокого уровня профессионального мастерства будущий врач должен обладать отмеченными выше качествами.

Уже имея такую основу, «будущий врач должен не щадя своих сил тщательно изучить все стороны медицины, так чтобы народ назвал его подателем жизни». Однако этого недостаточно, «чтобы быть хорошим врачом, нужно но только много лет получать знания нз уст учителя, по п воспитывать в себе определенные свойства ума и хярактсра».

Врач должен хороню овладеть, кроме1 теории, практическими приемами врачевания, и противном случае, дзи;е имея хорошее образование, он может ^•дрогнуть перед больным, как трус па поле боя-. Известный венгерский врач М. Балннт сказал: «Врач и сам лекарство». В спя-ш с отнм большого внимания заслуживают личность п поведение самого врача.

О личности врача, о его профессиональном мастерстве мы уже говорили. Что касается поведения тибетского врача, для того чтобы он мог реализовать свои «лечебные качества» при лечении больного, в трактате «Чжуд-ши-? написано следующее: «Искусность во внешней деятельности» как одно из определяющих качеств врача--это, помимо «ловкости в производстве хирургических операций, ясности представлении», еще и «приятные речи, возбуждающие энергию больной,.». Данное положение свидетельствует, что беседе с больным, психотерапевтическому иоздействпю лпчпистп врача на больного как одному нз важнейших фактор он, способствующих успешному лечению, т ибегскпе врачи придавали большое значение. Почт ому можно смело ушерждлть, что за-долю ,:.() I пиммкра га г. малп, что «слово лечит». Гели врач не владеет искусством врачевания словом, он «подобен стрелку, стреляющему в темноте, и даваемые им противодействующие средства не ионадут из болезненные процессы».

Вместе с тем в трактате подчеркивается, что ирлч должен не только пестн «родость ласкою», но п «строгими мерами подчинить себе больного». Это значит, что тот контакт, кочорьш устанавливается между врачом и больным, в немалой степени должен основываться на уважении личности врача и вере в пего.

В руководстве тибетской медицины довольно подробно изложены все те основные положения, на которых, по представлению древних медиков, строится взаимопонимание между врачом и больным.

Доверие к врачу прежде всего достигается умелой беседой с больным о его заболевании. Если то, что чувствует больной, п то, что устанавливает врач, взаимно согласуется, об этом врач должен обязательно сказать больному. При -лом важным условием считается ясность изложения. Даже тогда, ко!да «врач не понял болезни надлежащим образом», уш не дает ему права уходить от объяснения с больным. По 13 этом случае он «должен ставить прогноз как бы змеиным языком п... направлять па то, что показывает более счастливый исход». Умелое, ясное изложение сущности заболевания, преследующее своей целью внушить доверие к врачу, безусловно, в немалой степени может способствовать успешному лечению.

В беседе с больным, по мнению тибетских врачей, врач ни в коем случае не должен разубеждать больного в том. в чем тот глубоко уверен, «Если больной будет подоспевать, что он отравлен, а при разъяснении прочего такое подозрение не будет согласовываться, то врач должен говорить, соглашаясь во мнении с больным, а болезнь лечить ту, которая существует в действительности».

С.тсл} iomмедицины гласит; i .-ii- i;;jk излечимые и смертельные недуги, бу-

JVT . I;: ОН .1 <'Н;:КПЫ. ИЛИ Нб'-ШЯчИТ^ДТ.НьТ, ЯВЛЯЮТСЯ

[-r.ib.ll Ч - 'i ISM'.' ипр;|>;п\1 l МО [ >Т r.'l ЬП Ы М ! I П.ТН К'.! К И-1 . 1ПО'"1

оор.'-кюм н-:лечнмилл!..., то по должно скшип. предсказываний о болезни с особой ясностью. Хотя бы недуг был и велик, говори, что он возможен для излечения, и хотя будет известно, что болезнь совершенно ничтожна, говори, что необходима осторожность». С точки зрения врачебной этики, это скорее свидетельствует об осторожности врача, о желании оградить себя от возможных нежелательных последствий и до какой-то степени о большей заботе о своем престиже, нежели об интересах больного. Поэтому данное положение явно идет вразрез с теми нравственными принципами, которые вкладывает тибетская медицина в представление о профессии врача.

И наконец, несколько слов о частном разделе тибетской врачебной этики: тактике и поведении врача по отношению к умирающему больному. Тибетский врач откровенен с больным относительно его скорой смерти, что расценивается нами как грубое нарушение этических норм. Откровенность эта во многом продиктована верой буддистов в перерождение после смерти, к чему, по-видимому, больной должен быть заранее готов.

Таким образом, в тибетской медицине тактика врача по отношению к больному, основанная па самых высоких нравственных принципах, не всегда последовательно этим принципам следует, а порой и явно им противоречит. По-видимому, во многом уго связано с тем, что врачебная деятельность в условиях классового общества (в данном случае феодального) подчинена интересам господствующего класса и несет на себе влияние религиозных буддистских догм. Вероятно, этим объясняются некоторые тактические хитрости, продиктованные заботой врача о своем престиже.

Немалое внимание в тибетской медицине уделяется вопросам взаимоотношений врача с его коллегами. Врач должен взирать на своих коллег, как на «друзей и родственников».

Особое внимание уделяется отношению врача к Учителю, являющемуся примером дли подражании, мудрым наставником.

Истинный врач должен выполнять пекомен туемис Учителем указания, советоваться с ним, «согласовывать свои поступки с его воззрениями», причем делать это постоянно па протяжении всей жизни. Только тогда можно «сделаться мудрым». Стремление учиться у более опытного, более мудрого, необходимость постоянно обращаться к нему за советом, глубокое уважение к личности Учителя — очень важная сторона нравственного облика тибетского врача. Она созвучна современным этическим требованиям, которые предъявляются к молодому врачу по отношению к старшему коллеге.

Анализ основных положений древнетибстской врачебной этики со всей очевидностью показал, что издавна к личности врача общество предъявляло самые высокие морально-этические требования, а его профессиональная деятельность расценивалась как самая гуманная, которая не сводится к ремеслу ради собственных благ, а исполнена заботы о здоровье и жизни человека.

В деятельности врача древние медики большую роль отводили вопросам врачебной этики, понимая, что для успешного лечения помимо чисто медицинских знаний, владения практическими приемами, большую роль играет эмоцпинальный контакт между врачом и больным. Поэтому можно смело утверждать, что тибетские врачи лечили не только болезнь, но в немалой степени и самого больного.

Вместе с тем тибетская врачебная этика не могла не нести на себе влияния классовых различий феодального строя. Именно этим продиктованы рекомендации заблаговременно заботиться о гонораре, пе забывать взыскивать его, а подчас подчинить свою деятельность престижным интересам. Отрицательное влияние па деятельность врачей древнего Тибета в немалой степени оказали и религиозные мировоззрения буддизма. Однако в целом тибетские представления об этике врача безусловно прогрессивны, многие ее положения актуальны для современной медицины и поэтому могут немало способствовать воспитанию нравственного облика современного врача.

средств, Нлн'юшшся п- apceim. ie т н беге них .ve.TjiKOR, для лече}1пя цел/ни p--uu билс.-шёП. 'j]>>jho iio:;даю­щихся терапии ис-врепеннымн лс.кар^твеннымн препаратами. Однако эта задача является весьма сложной, ибо да.-ье ;тли!^ [^ярмаколо^нчсгкого д/.'Нгишя


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Успехи отечественной медицинской науки неразрывно связаны с изучением положительного наследия прошлого и опираются на его лучшие достиженнн. «Прошлое — на службу Оудуш.ему»,--чак коротко п лаконично определил академик Б. Д.Петров задачи и направления дальнейшей деятельности историков медицины п здравоохранения, выступая па открытии I Всесоюзно!о съезда историков медипи-И1)У. Извлечь, взять вес ut/mtoe и рациональное и:; прошлого, Kpi-riптк'ки переработав его, ii сделать достоите1,! современной па\ .-:н такой пепрслижпип закон прогресса любой науки.

'[ подтекая медицина издавна привлекала внимание, учежлх-ноетоковедов. Ничуть не меньше увлекались его, изучали п пьиалиеь применить ее на нрак-•|пке и прсдстанпл'лн научной п практической медп-п,ниы, фармакологии, ботаники. Интерес к ней в патин дни не только не уменьшился, но н значительно возрос. Круг исследователей древней медицины ныне настолько расширился, что ею занимаются целые научные коллективы в странах Есропы, Азии п Америки.

Сейчас совершенно очевидно, что в тибетской медицине имеют место как своеобразные методы лечения, так п целый ряд полезных лекарственных средств. Об отом писали практически все, кто занимался древней медициной. Эго подтверждается и данными исследований, проводимых в отделе биологически активных веществ Бурятского филиала Спбпремл о отделения Лкаде\мш наук* СССР.

В а /к ней] пей задачей нес ледов г; г еден является изучение по-'можпост п не пользован и я лек:: р^гипшич знание основных теоретических предпосылок э тон традиционной медицинской системы.

Исходя из теоретических представлений о болезни п механизмах се возникновения, тибетская медицина разработала в течение тысяче л epi ни весьма своеобразную тактику лечения н профнлак! пкн заболеваний. В ее лечебный комплекс включены режим жизни, лечебное питание, физические методы п mhoi o-компонснтные лекарственные средства.

Обосновывая назначение многосоставных лекарственных препаратов, тибетские медики утверждают, что часть веществ, входящих в состав многокомпонентного препарата, воздействует на весь организм, коррегируя все основные звенья его жизнедеятельности, а другая часть окпзьппет только локпльпоо создепствне непосредственно па р;пг!птне патологического процесса.

Долголетний опыт п исследт^шт! нашими eon'it1-чествешшкпмн декаретг^'нных растет; и тибетской медицины свидетельствуют о tum, что подлинно научное, целенаправленное изучение их может быть достигнуто исключительно на базе дналектико-материалнстического подхода к самой традиционной системе, критического анализа теоретических и практических основ этой медицины и выработки приемлемой методики и методологии расшифровки и осмысливания ее обширных и уникальных источников.

Известно, что тибетская медицина как традиционная система знаний по восточной медицине находилась под прямым влиянием буддистской религии. Поэтому в тибетских медицинских трактатах ест!. много метафизических и схоластических теории и выводов. Однако отбрасывая метафизику и схоластику, сквозь догмы и теологическую

Придавая важное, первостепенное значение изучению источников тибетской медицины и исследуя их, мы натолкнулись на языковой барьер, о необходимости преодоления которого писали еше первые исследователи восточной медлцтн-кон системы. Без знания тибетского и монгольского языков расшифровать, осмыслить и оценить ее невозможно.

Выполненные А.М. Позднеевым, П.А. Бадмаевым и Д. Ульяновым дословные, модернизированные или вольные переводы источников не могли послужить научной базой для европейских исследователей, так как они были лишены научной методики, которая позволила бы с позиций современной научной медицины раскрыть смысловое значение источников и попять суть традиционной системы. Прав был известный советский востоковед Е.А. Обермиллер, утверждавший, что при изучении санскритских, тибетских медицинских источников главное внимание должно быть обращено на правильную передачу и интерпретацию технических терминов. Анализируя перевод А.М. Позднеева, он писал: «Главное — смысл, а буквальный перевод всегда будет непонятным и создает совершенно превратное представление об оригинале».

Источниковедческие исследования, начатые и отделе биологически активных веществ Бурятского филиала СО АН СССР, отнюдь не претендуют на сколько-нибудь полное изучение памятников древней медицины, а предполагают разрешение по крайней мере двух задач: во-первых, сделать достоянием современной науки медицинские трактаты, в которых содержатся сведения по теории и практике тибетской медицины, описание ее лекарственных средств, сырья и специфических методов лечения; во-вторых, дать научную оценку материалам источников и выявить наиболее цепные начала лекарственных средств, применявшихся тибетской медициной и заслуживающих внимания медицины сегодняшнего дня.

В настоящей книге авторы попытались в научно-популярной форме ознакомить читателей с некоторыми основными теоретическими положениями тибетской медицины, а также рассказать о методах лечения и лекарственных препаратах, которые еще мало известны современной медицине.

но


ЛИТЕРАТУРА


Атлас индо-тибетской медицины «Бри-ша».

Бадмаев П.А. О системе врачебной пауки Тибета. Спб., 1898.

Бадмаев П.А. Глазное руководство по врачебной науке Тибета «Чжуд-ши». Спб., 1903.

Бадараев Б.Д., Базарон Э.Г., Дашиев М.Д., Асеева Т.А., Баторова С.М. Лаштхабы и их корриггирование. (Острые, заболевания органов брюшной полости). Улан-Удэ, 1976.

Базарон Э.Г., Бадараев Б.Д. О рациональном в индо-тибетской медицине и методах ее изучения.— В кн.: Итоги и перспективы научных исследовании по истории медицины. Кишинев, «Штнинца», 1973.

Базарон Э.Г., Назаров-Рыгдылон В.Э. Некоторые сведения о сахарном диабете в трактатах индо-тибетской медицины.— В кн.: Этнографические аспекты изучения народной медицины. Ленинград. «Наука», 1975.

Базарон Э.Г. К методике расшифровки и изучения тибетских медицинских трактатов. Материалы 111 Республиканской конференции врачей Бурятии. Улан-Удэ, 1975.

Базарон Э.Г., Асеева Т.А., Батуев Б.Б. Тибетская классификация лекарственных средств по лечебным свойствам: и ее значение. Там же,

Дэсрид Санчжай Чжамцо (1653—1705 гг.). «Вайдурья-онбо». Ксилогр. на тибетском языке. Агинское изд., 1283 лл.

Дэсрид Санчжай Чжамцо. «Лхантаб». Ксилогр. на тибетском языке. Агинское изд., 455 лл.

Дилмар-гэбши Данзан-Пунцок (1727). «Шэлпх-рэп». Ксилогр. на тибетском языке, Агинское изд., 233 лл.

Позднеев А.М Учебник тибетской медицины. Спб., 1908.

Сало В. М. Растения и медицина. М, «Наука», 1968.

«Чжуд-ши»— «Четыре основы». Ксилограф на тибетском языке. Лхаское изд., 366 лл


ОГЛАВЛЕНИЕ


Предисловие

Глава 1. Преемственность наук

Глава 2. Почему сегодня нас интересует тибетская медицина

Глава 3. Как изучается тибетская медицина в настоящее время

Глава 4. Лекарство и лекарственное сырье тибетской медицины

Глава 5. Представление о болезнях в тибетской медицине

Глава 6. Искусство распознования болезней в тибетской медицине

Глава 7. Лечение болезней в тибетской медицине

Глава 8. Этика тибетского врача

Заключение

Литература



1   2   3   4   5   6




Похожие:

Слово о тибетской медицине iconДокументи
1. /_Санчжей Чжамцо, Практическое руководство по тибетской медицине Лхан-тхабс/1. Практическое...
Слово о тибетской медицине iconЛечение Мантрами в Тибетской Медицине доктор Нида Ченагцанг www iattm ru
Мне кажется уместным начать свой труд с краткого из­ложения истории использования мантр в лечении болез­ней в контексте тибетской...
Слово о тибетской медицине iconДокументи
1. /_Пеме Кунга, Точечный массаж в тибетской медицине.djvu
Слово о тибетской медицине iconТ. А. Асеева, Ц. А. Найдакова пищевые растения в тибетской медицине
«Вайдурья-онбо», «Дзэпцхар Мигчжап», «Шэлихрэнг»; наконец, не найдены научные эквиваленты многим тибетским названиям болезней, растений...
Слово о тибетской медицине icon«чжуд-ши» памятник средневековой тибетской культуры
Впервые на русском языке описаны методы диагностики, технология приготовления лекарственных форм, способы назначения и техника проведения...
Слово о тибетской медицине iconЛобсанг рапгей тибетский лечебный массаж
Тибетский лечебный массаж содержит основные положения теории и практики тибетской медицины. Массаж как один из основных методов лечения...
Слово о тибетской медицине iconРодинне свято: Класний керівник: Артюшина С.І. Вступне слово. «Мати »
Це перше слово, яке з радістю вимовляє дитина. Мама – це те слово, яке найчастіше повторює людина в хвилини страждання і горя
Слово о тибетской медицине iconМагические слова. К. Бессер-Зигмунд
В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог (Евангелие от Иоанна, 1: 1)
Слово о тибетской медицине iconК. Бессер-Зигмунд «Магические слова.»
«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Евангелие от Иоанна, 1: 1)
Слово о тибетской медицине iconЕвгений Дмитриевич Елизаров Слово о слове Аннотация
Существуют вполне объективные основания для таких утверждений. Речевое общение и творчество, слово и нравственность, влияние особенностей...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©cl.rushkolnik.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы